Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Стрельцова Елена Викторовна 10 страница

 

34. СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА: КОМПЕТЕНЦИЯ, ОРГАНИЗАЦИЯ, ПРОВЕДЕНИЕ.

Психологические основы назначения судебных экспертиз. Судебно-психологическая экспертиза Закон определяет, что проведение экспертизы обязательно: 1) для установления причин смерти и характера телесных повреждений; 2) для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими: 3) для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания; 4) для установления возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего в тех случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют. В законе говорится об обязанности назначения следующих видов судебной экспертизы: судебно-медицинской, судебно-психиатрической, судебно-психологической или комплексной экспертизы с привлечением соответствующих специалистов: медика, психолога, психиатра. В основе деятельности следователя по назначению экспертизы лежит организаторская работа (подбор объектов для исследования, выбор экспертного учреждения и т. д.). Решение вопроса о назначении экспертизы в большинстве случаев зависит от усмотрения самого следователя, относится к его компетенции. Отказ от проведения судебной экспертизы, в то время когда она объективно необходима, может привести к невосполнимой утрате доказательств, к тому, что преступление не будет раскрыто, виновные лица уйдут от наказания. Следователь не должен во всех ситуациях предварительного расследования ограничиваться назначением традиционных, всем известных экспертиз. Знание возможностей современной науки, техники, творческий подход позволяют следователю использовать все новые области специальных знаний. Так, следователь обнаружил на месте происшествия палку, а во дворе дома, где жил подозреваемый, – дерево, у которого обломана ветка. Эксперт-дендрохронолог установил, что палка с места происшествия была когда-то этой самой веткой. Специальные знания необходимы следователю и для понимания заключения эксперта, сделанных им выводов, оценки методов исследования. По наиболее сложным уголовным делам целесообразно предварительно проконсультироваться с экспертом, обсудив, какие материалы, объекты требуется представить для исследования, как лучше сформулировать вопросы в постановлении о назначении экспертизы. В ходе назначения и производства судебной экспертизы существенную роль играют психологические взаимоотношения между следователем и экспертом. Во взаимоотношениях следователя и эксперта должны царить уважение, деловое сотрудничество, доверие. В случае необходимости следователь может указать эксперту на его ошибки, например попытки решать вопросы правового характера, выходить за пределы своей компетенции. Если нет возможности провести экспертизу в стенах гос-ного экспертного учреждения, следователь сам ведет поиск как учреждения, так и эксперта. Решающими критериями выбора являются компетентность, объективность, незаинтересованность в исходе дела. Недопустимо какое бы то ни было психологическое воздействие на эксперта. Анализ следственной практики, интервьюирование следователей и экспертов показывают, что формами воздействия следователя могут быть: 1) навязывание эксперту собственного мнения; 2) психологическое давление с использованием служебного положения; 3) требование ради сокращения сроков экспертного исследования применить более простой метод и т. п. Назначение судебной экспертизы, ее результаты оказывают сильное психологическое воздействие на обвиняемого. Вследствие этого он нередко начинает давать правдивые показания. У И., обвиняемого в убийстве, была изъята одежда со следами крови. И. стал проявлять лихорадочный интерес к вопросу, может ли экспертиза отличить кровь человека от крови животного. Узнав об этом, следователь при ознакомлении обвиняемого с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы подробно рассказал И. о ее возможностях. Не дожидаясь заключения эксперта, обвиняемый сознался в убийстве. Для обеспечения процессуальных прав обвиняемого, поддержания оптимальной психологической атмосферы следователь должен растолковать обвиняемому причину назначения экспертизы, содержание экспертного исследования, доказательственную силу заключения. Все обоснованные ходатайства обвиняемого, связанные с назначением экспертизы, нужно удовлетворить. Познавательную сложность представляет оценка следователем заключения экспертизы. Для того чтобы судить о достоверности, обоснованности и убедительности выводов эксперта, следователь должен хорошо представлять возможности соответствующих отраслей науки, техники, искусства, ремесла, знать сущность специальных методик и т. д. Судебно-психологическая экспертиза. Применение психологических знаний способствует правильному решению задач раскрытия и расследования преступлений и перевоспитания лиц, совершивших преступления. Судебно-психологические знания в правоохранительной деятельности применяются по-разному, в первую очередь непосредственно работниками органов предварительного следствия, обеспечивая правильную диагностику личности, индивидуальный подход к человеку, выбор и применение наиболее соответствующих ситуациям тактических приемов и решений. Анализ следственной практики свидетельствует, что необходимость проведения судебно-психологической экспертизы чаще всего возникает при расследовании преступлений против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, против личной собственности граждан, против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения, а также преступлений несовершеннолетних. Предметом психологической экспертизы является не установление достоверности показаний обвиняемых, подсудимых, свидетелей и потерпевших, а выяснение возможности допрашиваемого липа в силу индивидуальных особенностей протекания психических процессов адекватно воспринять, сохранить в памяти и воспроизвести сведения о фактах, подлежащих доказыванию. Необходимость применения психологических знаний возникает в процессе предварительного следствия довольно часто, и проведения судебно-психологической экспертизы становятся все более актуальными*, а следственные работники все чаще используют этот вид экспертных исследований.

При появлении у следователя сомнений в возможности свидетеля, потерпевшего, обвиняемого правильно воспринять определенные обстоятельства и дать об этом показания и назначается судебно-психологическая экспертиза. Объектом экспертизы в таких случаях обычно бывает несовершеннолетнее лицо. На содержание их показаний могли повлиять фантазия, воображение, внушающее воздействие со стороны других лиц. Естественно, что без участия психолога следователь и суд не в состоянии определить, насколько сказались те или иные возрастные особенности на имеющей уголовно-правовое значение деятельности несовершеннолетнего или подростка. К компетенции эксперта-психолога относится определение аффективных состояний, которые, если они вызваны неправомерными действиями потерпевшего, либо являются смягчающим ответственность обстоятельством, либо обусловливают привилегированную квалификацию отдельных составов преступлений. Исследования интенсивности, длительности и механизма экспертизы обеспечивают научную обоснованность и достоверность выводов предварительного следствия. К компетенции судебно-психологической экспертизы относится исследование и других состояний, которые обусловили особый характер поведения человека в момент совершения преступления. К числу их кроме аффекта может быть отнесено состояние переутомления, сильного страха, большого горя, депрессии и т. п. В частности, у следователя могут возникнуть сомнения в уровне умственного развития человека и в том, может ли он сознавать значение своих действий. Наибольшая потребность в помощи эксперта-психолога возникает при расследовании таких опасных преступлений, как убийства, изнасилования. Так, например, одним из признаков изнасилования, предусмотренных законом, является использование преступником беспомощного состояния потерпевшей. Следственной практике известно немало случаев, когда в действиях потерпевшей не было явных признаков сопротивления, потерпевшая вела себя пассивно. В подобного рода ситуациях и назначается судебно-психологическая экспертиза. Поздно вечером на улице Н., находившийся в нетрезвом состоянии встретил 15-летнюю И., достал из кармана нож и, угрожая им, заставил ее следовать за собой. По дороге, когда появлялись встречные прохожие, Н. вновь доставал нож и угрожал потерпевшей убийством, если она попробует позвать на помощь. Обвиняемый привел И. к себе домой, где находились его отец и мать. Он пригрозил И., что любая попытка с ее стороны обратиться к ним «кончится для нее плохо». Он провел И. в свою комнату, усадил на диван, пошел на кухню, приготовил чай и напоил им потерпевшую. Только после этого он совершил с И. насильственный половой акт. И. в течение нескольких часов находилась в доме обвиняемого, никакого активного сопротивления ему не оказывала, за помощью не обращалась. Следователь назначил судебно-психологическую экспертизу, поставив на ее разрешение следующий вопрос: «Если учесть индивидуально-психологические особенности И., эмоциональное состояние во время совершения с ней указанных действий, содержание сложившейся ситуации, могла ли она оказать сопротивление обвиняемому?» В распоряжение эксперта-психолога были предоставлены материалы уголовного дела, содержащие, в частности, показания родителей, учителей, школьных подруг потерпевшей, характеристики. Он также беседовал с ее родителями, учителями. В экспертном заключении говорилось, что сложившуюся ситуацию несовершеннолетняя потерпевшая воспринимала как реальную угрозу для своей жизни. Недостаток жизненного опыта, несложившийся характер, пассивность, ослабленность волевых процессов, недостаточно развитые самостоятельность и активность мышления, состояние очень сильного испуга и растерянности – все это еще более усугубляло для потерпевшей сложившуюся ситуацию, делало для нее невозможным активное сопротивление. С учетом индивидуально-психологических особенностей И., ее эмоционального состояния во время совершаемых с нею действий и сложившейся ситуации эксперты дали ответ: она не могла оказать сопротивления. В постановлении о судебно-психологической экспертизе по делам об изнасилованиях обычно ставятся следующие вопросы: способность потерпевшей понимать характер и значение совершаемых с ней действий, способность оказывать сопротивление; психологический механизм сексуального общения, приводящего к изнасилованию. Эксперт-психолог выявляет устойчивость виктимной деформации личности потерпевшей, особенности ее ценностно-личностных ориентации и установок. При назначении судебно-психологической экспертизы в большинстве мест следователи сталкиваются со значительными организационными трудностями. В настоящее время у нас нет экспертных учреждений, которые могли бы проводить судебно-психологические экспертизы. В крупных научных центрах (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург, Ярославль и др.) производство экспертизы можно поручать научно-исследовательским лабораториям психологических факультетов университетов, психологическим отделам и лабораториям некоторых научно-исследовательских институтов. В других областных центрах производство психологической экспертизы целесообразно поручать наиболее квалифицированным сотрудникам кафедр психологии и педагогики педагогических вузов. Эти люди должны быть хорошо знакомы с методами экспериментально-психологических исследований. Экспертное разрешение психологических вопросов, возникающих в следственной и судебной практике, предъявляет к эксперту-психологу много дополнительных требований: он должен знать процессуальный закон в части проведения процедуры экспертного исследования, специфические условия предварительного следствия и судебного разбирательства. Результаты судебно-психологической экспертизы оформляются в соответствии с существующими правилами в виде письменного заключения. § 10. Психология проверки показаний на месте За последние годы особенно в следственной практике утвердилось специфическое следственное действие – проверка показаний выходом на место. Анализ практики свидетельствует о распространенности и в целом высокой эффективности этого следственного действия. Проверка показаний на месте является сложноструктурным следственным действием, включающим в себя элементы ряда других: осмотра места происшествия, допроса, следственного эксперимента и в основном сочетает в себе психологические особенности этих следственных действий. Главная цель воспроизведения показаний на месте – получить дополнительную информацию по отношению к той, кот-ая уже была получена в ходе допроса лица, показания которого подлежат воспроизведению. При проверке показания на месте у допрашиваемого лица путем ассоциативных связей улучшается память. На месте прошествия, находясь среди вещей и предметов, о которых во время допроса говорилось лишь по памяти, человек может вспомнить такие факты, о которых в кабинете следователя он просто забыл сказать. Следователь в ходе воспроизведения показаний на месте может получить информацию значительно большую, нежели при допросе, потому что он не только слушает, но видит и сравнивает. От восприятия информации на уровне символа-слова следователь в ходе проверки показаний на месте переходит к восприятию информации на уровне конкретных образов. Это позволяет ему более глубоко и всесторонне воспринимать и осмысливать исследуемое событие. Целями воспроизведения показаний на месте могут быть: 1) получение новых доказательств по делу (например, обвиняемый покажет место захоронения трупа, тайник с похищенными ценностями и т. д.); 2) проверка уже существующих доказательств, установление конкретных причин и условий, способствующих совершению преступления. Лицами, чьи показания проверяются на месте, могут быть потерпевшие, свидетели, подозреваемые и обвиняемые. Чаще всего встречаются следующие основания для проведения проверки показаний на месте. 1. Необходимость обнаружения места происшествия. К следователю обратилась гражданка, кот-ая заявила, что, гуляя по лесу, случайно обнаружила труп человека с признаками насильственной смерти. Она не в состоянии объяснить, как найти это место, но с уверенностью заявила, что может показать, где оно находится. 2. Необходимость установления пути следования. Шофер Успенский, экспедитор Ильинский и грузчик Хрущев, похитив значительное количество фруктов, продавали их гражданам прямо с машины. Для установления свидетелей – покупателей фруктов необходимо узнать, по каким улицам проезжала автомашина и где останавливалась. Шофер Успенский, признавшись в совершении преступления, согласился показать тот маршрут, по которому они ехали с похищенными фруктами. 3. Установление местонахождения имеющих значение для следствия предметов. Обвиняемый согласился показать то место, куда выбросил нож после нанесения телесного повреждения, другой обвиняемый высказал намерение показать место, где он спрятал похищенные ценности. 4. Установление неизвестных следствию лиц. Взяткодатель К., плотник по профессии, признал, что за получение жилья передал должностному лицу взятку. По словам К., деньги он передал не непосредственно должностному лицу, а через посредника «дядю Петю», фамилии и адреса которого он не знает. На вопрос следователя: каким образом можно установить дядю Петю – К. заявил, что может показать одноэтажный дом, в котором он проживает. Знает он этот дом потому, что перестилал в нем полы. 5. Установление и уточнение отдельных обстоятельств происшествия. Здесь речь идет о различных обстоятельствах, деталях, которые могут быть установлены при проверке показаний на месте в ходе сопоставления показаний обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего или свидетеля с объективной обстановкой на местности или в помещении. 6. Установление обстоятельств, способствующих совершению преступления. Следователем был задан вопрос обвиняемому: «Каким образом удавалось выносить с территории завода дефицитные детали?», на кот-й он ответил, что передал их через плохо прибитую в заборе доску, кот-ая легко отходит в сторону. Следователь предложил обвиняемому показать это место в заборе, и обвиняемый согласился. 7. Установление осведомленности лица, чьи показания проверяются, относительно места происшествия, отдельных объектов или маршрута. Здесь возможны различные варианты. Лицо, чьи показания проверяются, указывает, где спрятаны похищенные ценности, где находятся выброшенные орудия преступления, расположены следы - результаты его действий. Четверо рыбаков заявили, что дали взятку инспектору рыбоохраны. По их словам, передача денег имела место на углу Тверской и Красной улиц. Следователь провел проверку показаний на месте с каждым из заявителей в отдельности, предложив каждому точно указать то место, где были переданы деньги. В результате оказалось, что заявители указали различные углы, образующиеся при пересечении Тверской и Красной улиц. Так был разоблачен сговор, преследовавший целью оклеветать честного работника рыбоохраны*. Известны случаи, когда обвиняемые ложно соглашаются показать место, где ими было совершено преступление, где спрятаны ценности и т. д. В действительности же они выводят следователя и других лиц в такие места, где заведомо ничего нет и не было. Цель подобного согласия на участие в выходе на место заключается в том, что обвиняемый стремится создать основу для отказа в суде от своих показаний на предварительном следствии. Будучи вынужденным в процессе предварительного следствия признать определенные факты под воздействием собранных доказательств, обвиняемый иногда стремится активно противодействовать процессу дальнейшего собирания доказательств, что, по его мнению, может привести к еще большему разоблачению его преступной деятельности. Его признание части преступной деятельности и направлено на прекращение дальнейших поисков доказательств. Выход на место в подобных случаях рассматривается им как такое действие, которое одновременно подтверждает его признание и этим самым содействует прекращению процесса активных поисков доказательств и в то же время, поскольку выход на место был осуществлен в соответствии с его ложными показаниями, создает ему базу для последующего отказа от показаний в суде. Изменение цели может произойти и в ходе самого следственного действия. Обвиняемый по тем или иным причинам уже на месте может отказаться от имеющегося у него желания показать место сокрытия ценностей, трупа и т. д., и в связи с этим он будет указывать место, где заведомо ничего не спрятано. Для своевременного разоблачения подобных попыток у обвиняемого надо все время внимательно следить за его поведением. Это поможет следователю выявить изменение в отношении обвиняемого к данному следственному действию, принять соответствующие меры для изменения его отношения, а в некоторых случаях позволяет даже разгадать, где действительно находится место сокрытия ценностей, которое обвиняемый уже в ходе следственного действия решил скрыть. Так, например, Н., обвиняемый в убийстве жены, на допросе признал себя виновным в совершении преступления, будучи убежденным, что труп уже найден следователем. После полученного признания с обвиняемым решено было провести следственное действие по выходу на место преступления, для того чтобы он показал место, где зарыл труп. Далее события описываются следующим образом: «Яков уверенно шел по лесу и, выведя нас прямо к полузасыпанной траншее, вдруг остановился и удивленно посмотрел на меня: траншея была завалена льдом и снегом, и было видно, что никто здесь труп не отыскивал. Яков понял, что труп его жены не найден и признался он преждевременно. Надо отдать должное, что он мгновенно оценил ситуацию и двинулся дальше по траншее. Но его остановка и замешательство не ускользнули от нашего внимания...»* Труп был найден в том месте, где обвиняемый сделал невольную остановку. Успешное воспроизведение показаний на месте требует от следователя организаторских способностей. Он должен руководить одновременно большой группой людей (специалисты, понятые, конвой и др.), воспринимать значительное количество информации, анализировать ее, направлять ход следственного действия, а также достаточно полно зафиксировать всю собранную информацию. При подготовке к проверке показаний на месте следует учитывать ряд организационных моментов, имеющих психологический аспект. В первую очередь нужно правильно выбрать время воспроизведения показаний. Обвиняемого после дачи им правдивых показаний следует готовить к выезду на место происшествия, промедление в несколько дней, а тем более недель может привести к утрате психологического контакта с обвиняемым, к изменению им своей позиции. Следователю нужно хорошо изучить психологию центральной фигуры этого следственного действия – лица, чьи показания проверяются. Это поможет в налаживании необходимого психологического контакта, даст возможность избежать ненужных конфликтов и получить в ходе проверки максимум необходимых доказательств. Существенное значение при проверке показаний на месте имеет надлежащий психологический контакт с обвиняемым и подозреваемым, кот-м нужно разъяснить, что участие в проверке направлено не на ухудшение его положения, а на то, чтобы все обстоятельства дела были установлены с максимальной точностью, что даст возможность по справедливости разрешить уголовное дело. В разговорах с подозреваемым или обвиняемым следует подчеркнуть, что проверка даст возможность отмести ложные обвинения, которые кто-либо возводит на него. Не должен забывать следователь и об отрицательном влиянии, которое оказывают подчас на позицию лица, чьи показания подлежат проверке, окружающие лица. Неразумно конфликтовать с обвиняемым по мелким несущественным деталям, с кот-ми можно разобраться потом, в ходе очередного допроса. В ходе самой проверки необходимо сократить до минимума отвлекающие моменты (наличие посторонних лиц, возможно, знакомых или родственников, ненужная для данного действия аппаратура и т. д.). Проверка показаний на месте требует также серьезной подготовки всех остальных участников (понятых, специалистов, работников органов дознания). Они должны не только хорошо знать свои процессуальные права и обязанности, но и быть готовы к любым ситуациям. Если речь идет о подозреваемом, обвиняемом, участники проверки должны быть предупреждены о недопустимости проявления вовне чувств презрения, негодования, жалости и т. д., ибо одно неосторожно брошенное слово может моментально разрушить атмосферу доверия к следователю и сделать невозможным дальнейшее проведение следственного действия. После совершения преступления на данном участке местности могли произойти существенные изменения (снесен старый или построен новый дом, вырублен участок леса, проведена шоссейная дорога и т. п.). Эти обстоятельства, если их не учитывать, могут привести к противоречиям между прежними и теперешними показаниями обвиняемого и затруднить узнавание обвиняемым искомых объектов. В этом случае очень важно, не торопясь, принять все возможные меры для того, чтобы оживить у допрашиваемого ассоциативные связи, помочь ему вспомнить те или иные обстоятельства, детали, которые дадут возможность правильно оценить результаты проверки. Существенное психологическое значение имеют объяснения обвиняемого с так называемым «упреждением»; обвиняемый до прихода на место происшествия должен рассказать участникам проверки показаний, как оно выглядит; до входа в помещение, где происходили интересующие следствие события, описать запомнившуюся ему обстановку этого помещения и т.д.*. Такой показ с «упреждением» оказывает в случае его подтверждения очень сильное психологическое воздействие как на понятых, так и на самого обвиняемого, препятствуя отказу впоследствии от правдивых показаний. Психологическое значение имеет и фиксация хода и результатов проверки показаний на месте. Важно, чтобы протокол ясно, логично последовательно отражал весь путь следования обвиняемого, характер его действий, содержание высказываний и объяснений. Не менее важный психологический аспект имеют изобразительные средства фиксации - фотосъемка, киносъемка, видеозапись. Они должны отражать основные этапы проверки показаний на месте, действия обвиняемого в пути следования, при поиске, обнаружении, показе, демонстрации искомых объектов.

 

35. ИНТУИЦИЯ КАК ФОРМА ТВОРЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ. ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ИНТУИЦИИ.

При все этом практическое мышление имеет творческий характер. Кратко остановимся на качествах творческого мышления. 1. Проблемный характер подхода к изучаемым явлениям – это качество творческого мышления проявляется в умении найти вопросы, подлежащие выяснению, исследованию, найти проблемную ситуацию там, где многим кажется, что ее нет, что все в расследуемом деле очень просто. Проблемный характер мышления следователь, например, использует на стыке реконструктивной и поисковой деятельности. 2. Динамичность мышления – способность быстро, творчески ориентироваться в расследуемом деле, выделить, на что именно нужно обратить больше внимания и от чего следует отвлечься, быстрота охватывания расследуемой ситуации и определение оснований, кот-ми нужно руководствоваться в последующем развитии версии. Это качество мышления помогает и в таком следственном действии, как допрос. 3. Оперативность мышления – включение умственных операций (наблюдательности, воображения), которые в исследовании вещественных доказательств и различных юридических фактов наиболее значимы; оперативность мышления относится и к поисковой деятельности следователя, обеспечивая разумное сочетание наблюдательности, воображения и интуиции. 4. Широта мышления – это продуктивность творческой работы при решении многих проблем. Данное качество особенно необходимо следователям и судья, расследующим или рассматривающим хозяйственные преступления, где нужны большая разносторонность, рациональное применение знаний, умений и опыта в процессе познавательной деятельности. 5. Глубина мышления проявляется в выявлении существенных свойств, связей и отношений между предметами и явлениями. Конкретным выражением глубины мышления является сочетание анализа и синтеза. Глубина мышления тесно связана с избирательностью. Чем уже проблема, явление, тем больше свойств, деталей можно рассмотреть при ее изучении. 6. Обоснованность в выдвижении версий по расследуемому делу – в их решении, смелость, оригинальность и обоснованность отличны от дискурсивного мышления тем, что эти качества в процессе познания предшествуют логике, особенно на первых этапах расследования. Так, следователь, обладая этими качествами, гораздо скорее составит вероятную версию при переборе вариантов, чем другой, кот-й не обладает этими качествами. 7. Логичность мышления – это развитие последовательности мыслительного процесса, строгость и «проницательность» доказательства, умение сделать обобщающие выводы из обширных и разнообразных юридических фактов. 8. Критичность и непредвзятость (объективность) мышления – стержень мыслительного процесса работника юридического труда, без которого он не может установить истину. Специфической особенностью творческих процессов решения задач является присутствие в них интуиции. Интуицию обычно рассматривают как специфический метод познания, при котором возникает иллюзия прямого усмотрения искомого вывода. С помощью интуиции истина открывается разуму человека путем прямого усмотрения без использования логических определений и доказательств как промежуточных звеньев познания. Эффективность принятии интуитивных решений зависит от многих факторов. Здесь особенно важен опыт судьи и следователя, их знания, умения, навыки. Большую роль играет также их психическое состояние. Состояние бодрости, подъема сказывается положительно на генерировании интуитивных решений, и, наоборот, страх, подавленность, растерянность низводят интуицию до уровня беспредметного гадания. Интуиция, кроме того, связана с индивидуально-психологическими особенностями человека: одни люди склонны действовать во многих случаях из логики фактов, другие очень часто полагаются на интуицию. Однако во всех случаях основой интуиции является опыт, и ее силы и слабость коренятся в прошлом опыте. Характерологические свойства личности и структура ее мотивов зависят также от степени объективности ее отношений к действительности, опыта познания мира и общего развития интеллекта*. На практике в большинстве случаев следователь не учитывает какого-то одного факта во всех версиях, так как в деле имеются многочисленные признаки явлений, которых он в данный момент не осознает. Следует отметить, однако, что рациональные, сознательно организованные действия следователя на этом этапе играют существенную роль для интуиции. С помощью их можно определить и очертить район поиска, сконцентрировать творческое мышление. Оказывается здесь и неосознанное решение проблемной ситуации, и признаки элементов, из которых строится ее решение. Именно эти, первоначально не осознаваемые признаки элементов проблемной ситуации направляют процесс по правильному пути, а «неожиданное» для следователя нахождение правильного пути является внешним проявлением, интеллектуальной интуицией*. На практике действительно незамеченное свойство вещи или явления при подробном анализе оказывается «подсказанным» из другой ситуации, явления, увиденных следователем. Чаще всего следователь не осознает эту подсказку – решение задачи для него кажется неожиданным. Большинство психологов не отрицает, что решение творческой задачи интуитивным путем проходит бессознательно или подсознательно**. Следует согласиться с В.Л. Васильевым, кот-й считает, что в сфере сознания интуитивное решение проявляется при определенных условиях. В частности, если налицо ситуация напряженной поисковой деятельности следователя, кот-ая выражается в двух сферах: эмоциональной и мыслительной. Следователь стремится снять свое возбуждение, вызванное поисковой доминантой, путем целеустремленного мыслительного процесса, направленного на решение проблемной ситуации. Именно поисковая деятельность следователя и определяет особенность последующей ориентировки в ситуации, когда наступает ситуация «подсказки» и выдвигается правильная версия по конкретному уголовному делу. В практической деятельности наиболее благоприятные условия для верного решения дела складываются в тот момент, когда следователь перебрал все возможные варианты по делу, но еще не достиг стадии, на которой гаснет поисковая доминанта, то есть основным условием здесь является целеустремленность и настойчивость, увлеченность делом. Чем больше насыщать содержание прямого продукта действия в ситуации подсказки, чем больше этим заинтересовывать испытуемого, тем менее возможно решение задачи*. В условиях творчества следователя это означает, что интуитивное решение тем вероятнее, чем менее содержательна прямая цель действия, в котором следователь наталкивается на неосознанное явление, объективно содержащее ключ к решению задачи. Успех решения задачи зависит «от степени автоматизации того способа действия, кот-м осуществлялось выполнение подсказки. Чем менее автоматизирован был этот способ, тем лучше решалась задача»* Натолкнуться на интуитивное решение в реальном творчестве больше шансов, если делать что-либо малопривычное. Еще одно условие возникновения интуиции – предварительное упрощение проблемы. Для следователя большое значение имеет мастерство в самонаблюдении, в самопознании, являющемся одновременно опосредствованным объективным знанием. Как часть творческого мышления интуиция не включает, а предполагает сознательное дискурсивное мышление, способное развернуть догадку в системе доказательств, отыскать ее фактические основания, объяснить процесс ее формирования и в конце концов обнаружить ее правильность или ошибочность. Основное назначение интуиции в процессе расследования дела состоит в том, что она создает гипотезы. Важную вспомогательную роль она играет в процессе доказывания, но совершенно безразлична с точки зрения конечных результатов этого процесса для принятия процессуальных решений. Интуиция является эвристическим, а не доказательственным процессом, и ее заключение носит вероятностный характер. Интуицию обычно рассматривают как специфический метод познания, при котором возникает иллюзия прямого усмотрения искомого вывода. С помощью интуиции истина открывается разуму человека путем прямого усмотрения без использования логических определений и доказательств как промежуточных звеньев познания. В настоящее время считается, что переход от одной логической системы к другой при рассуждении возможен лишь с помощью интуиции. Ранее мы уже отмечали, что мышление, как и воображение, нужно на всем протяжении расследования уголовного дела. Воображение неразрывно связано с памятью и мышлением, оно является специфически человеческим видом психической деятельности, возникшим в результате труда. Заранее предвосхищая цель своей деятельности, человек непрерывно развивает свое воображение.

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:539

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2019 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.