Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Объективные основы межгрупповых конфликтов

Конфликты в социально-культурной сфере (цивилизационные)

Конфликты в сфере межэтнических отношений.

Конфликты в политической сфере (внутриполитические, межгосударственные).

Типология межгрупповых конфликтов.

Причины и механизмы возникновения межгрупповых конфликтов.

Особенности межгрупповых конфликтов.

Источники и динамика межгрупповых конфликтов.

Объективные основы межгрупповых конфликтов.

5.6. Конфликты в социально – трудовой сфере (трудовые, инновационные).

 

Ныне на Земле проживает более 6 миллиардов человек, объединен­ных в более чем две сотни национально-государственных образова­ний, 20 миллионов экономических организаций и сотни миллионов других больших и малых социальных групп (семья, религиозная община, сельский сход или политическая элита). Отношения между ними заведомо не могут быть безоблачными.

Причин для возник­новения конфликтов между социальными группами великое мно­жество: ограниченность ресурсов, высота социального статуса, на­вязывание социокультурных ценностей и др. Разворачиваются меж­групповые конфликты примерно по тому же сценарию, что и меж­личностные. Однако сам факт вовлеченности в конфликты больших групп людей существенно видоизменяет как механизмы их появле­ния, так и режимы протекания, не говоря уже о масштабах послед­ствий.

Наш жизненный опыт свидетельствует: конфликтуют между собой не только индивиды, но и социальные общности и социальные группы, малые и большие. Разновидностей таких общностей и групп в обществе существует огромное мно­жество. Из объективно складывающихся социальных общностей обычно выделяют:

• социально-профессиональные группы, возникающие на основе разделения труда (социаль­но - профессиональная дифференциация людей);

• социальные общности, основанные главным образом на различии их отно­шений к средствам производства (классы);

• социально-этнические общности и группы, основанные на базе общности языка, территории, культурных особенностей (этносы, нации);

• социально-демографические общности (дифференцируются по полу, возрасту, семейному положению);

• социально-территориальные общности (городские, сельские поселения, регионы,);

• социально-культурные, конфессиональные и т.д.

Немало социальных групп возникает и благодаря сознательным, целенаправленным усилиям людей: политические партии, профес­сиональные союзы, общественные организации, молодежные объединения, религиозные объединения и т.п.

Каждый из нас непременно является членом сразу некоего множества социальных групп, которое к тому же переменчиво (ме­няется возраст человека, его убеждения, размер его собственности, виды деятельности место проживания).

А поскольку инте­ресы различных групп, как правило, не совпадают и отношения между ними конфликтны, то любой индивид на протяжении всей жизни постоянно оказывается втянутым во многие большие и ма­лые, серьезные и несерьезные межгрупповые конфликты.

Может ли среднестатистический человек оказать значимое влияние на ход этих конфликтов? По большей части — нет (если только он не вы­бьется в какие-нибудь лидеры). Но и уклониться от них он тоже, к несчастью, никак не может. Частичным утешением в такой ситуа­ции может стать хотя бы понимание того, что происходит: откуда «растут» межгрупповые конфликты и почему они неизбежны?

Современная конфликтология накопила некоторые знания по этому вопросу, правда, надо признать, в основном они заимствованы из социальной психологии и социологии. Исходную проблему этого раздела конфликтологического знания можно сформулировать так: насколькоразличныприрода и механизмы конфликтов межличностных и межгрупповых?

Ответ на этот вопрос неоднозначен. И в самом деле, источники конфликтов удручающе однообразны: все те же вековые споры о распределении дефицитных ресурсов, власти, престижных социальных ролей и т.д. И структура всех этих конфликтов схожа (субъекты, отношения, объект), и динамика их содержит общие показатели. Вместе с тем, следует отметить существенные отличия, которые обнаруживаются не только потому, что субъекты у этих конфликтов разные (социальные группы, в конечном счете, тоже состоят из индивидов). А главным образом потому, что при объедине­нии индивидов в группу их поведение радикально меняется.

Вместе мы думаем, чувствуем, а соответственно и ведем себя совершенно по-другому, нежели в одиночку. Любовь и ненависть усиливаются, суждения становятся более категоричными, а действия — решительными (как известно, «на миру и смерть красна»). При этом знак та­ких действий вовсе не всегда является положительным.

В известных работах Г. Лебона, Г. Тарда, посвященных психологии толпы весьма выразительно описан феномен регрессии, при котором человек в наэлектризованной толпе превра­щается в легко внушаемого примитива [32,35].

Но дело не только в «толпе». Так называемое «массовидное поведение» людей, при котором нет непосредственного физического контакта, а есть лишь ощущение принадлежности к какой-либо большой группе, также строится по другим законам, нежели одиночные действия индивида. Меняется даже восприятие поведения других людей. Представьте себе человека, таскающего, например, по Москве плакат с надписью «Вся власть Советам!» Большая часть прохожих наверняка со­чтет его ненормальным. Но если то же самое сделают одновременно несколько тысяч человек, это уже не безумие, а вполне вменяемая акция — политическая демонстрация, относиться к которой следует уважительно. В 1993 году такая акция привела к расстрелу из танковых пушек здания российского парламента и ликвидации системы советской власти.

Известно, что для классической социологии исходной абстракцией всегда был не «индивид», и даже не «группа», а «общество» в целом. Эта наука выстраивает модель общества как некоей целостности, внут­ренне расчлененной на составные части (социальные группы). Взаимодействие между ними обязательно должно обеспечить един­ство, устойчивость и эволюцию всей общественной системы. По­этому взгляд социолога на проблему межгрупповых взаимодействий всегда был несколько «отстраненным», объективистским, как если бы он смотрел на коллизии социальной жизни со стороны, с позиций бесстрастного наблюдателя.

Оттого в социологии группы предстают объективно реальными образованиями, имеющими не менее объективные (то есть сущест­вующие как бы сами по себе, как природные явления) интересы и цели, взаимоналожение которых и обеспечивает неповторимость рисунка общественной жизни. Поскольку объективно у различных групп складываются различные интересы и цели, постольку объективно возникают противоречия между этими интересами и целями. В своей крайней форме эти противоречия разрешаются через межгрупповые конфликты.

В XX в. наиболее влиятельными теориями, где понятие социального конфликта было одним из ключевых, стали концепции М. Вебера, Э. Дюркгейма, Р. Дарендорфа, Т. Парсонсаи др.

Исходной посылкой всех этих теорий является признание абсолютной неизбежности межгруппо­вых конфликтов (классовых, национальных, религиозных и т.д.). Это сомнению не подлежит. Не вызывает особых затруднений и обнаружение ос­новы или источника межгрупповой конфликтности: это, конечно, определяемая развитием общества социальная дифференциация, возникающая на базе разделения труда, приводящего к появлению все новых и новых социальных групп.

Социально-групповая дифференциация общества — объективно необходимый элемент его развития. С этим никто не спорит. Но почему же эта дифференциация непременно приводит к конфлик­там?

И дело совсем не в «незрелости» общества, когда люди вроде бы «не понимают» собственной выгоды (ведь ясно же, что сотрудничать выгоднее, чем воевать). Как раз наоборот: общество прекрасно «по­нимает» свою выгоду и действует в соответствии с ней. Только вот слово «понимает» надо обязательно взять в кавычки. Его смысл в данном случае несколько иной, чем в обычном словоупотреблении.

Общество «понимает» оптимальную направленность своего раз­вития примерно так же, как бегущая с горного склона вода «пони­мает», какой путь вниз самый короткий. Не слишком сложная при­родная система по имени «речка» всегда найдет кратчайший путь к морю. Так и общество, будучи весьма сложной социоприродной системой, всегда интуитивно находило удобное «русло» своего са­моразвития. Это совсем не означает, что каждый член общества или хотя бы какие-то группы людей ясно представляют себе и четко осознают достоинства этого самого «русла». Совсем не обязательно.

Они просто вовлечены в некий закономерный поток общественных событий, направляющийся по одному из разрешенных законами эволюции путей.

Так в чем же заключается социальная «выгода» конфликтного способа развития межгрупповых отношений? Для наглядности вос­пользуемся нехитрой аналогией с семейными отношения­ми.

Семья - это мини-группа с четко фиксируемыми интересами и целями. Ее главные задачи — выжить, сохраниться, удовлетворить основные потребности своих членов и обеспечить воспроизводство. (Как и у общества в целом.) Чтобы выполнить их успешно, надо, естественно, сначала добыть средства к существованию. А это мож­но делать по-разному.

Можно заставить всех (мужчину, женщину, детей) трудиться от зари до зари в поле или заняться каким-нибудь промыслом.

А можно разделить функции: физически более сильно­го мужчину отрядить на добывание пищи, женщине поручить до­машний очаг и воспитание детей, а детей заставить учиться, чтобы в будущем успешно выполнять мужские или женские социальные роли. Какой из этих способов существования семьи более эффекти­вен?

Для большей части человеческой истории — определенно вто­рой, предусматривающий разделение семейного труда. Но в этом случае мужчина естественно оказывается на более выигрышной со­циальной позиции: все члены семьи от него существенно зависимы. А вот возможности женщины в плане самостоятельности и само­реализации своих способностей в таких условиях неумолимо съе­живаются, зато в выигрыше оказывается вся семья в целом. Дети под присмотром и воспитаны, быт в порядке - такая семья крепче и эффективнее. Она успешнее решает главную задачу - воспроизводство.

Примерно такая ситуация существует и на уровне общества в целом. Как ни печально, но общественный прогресс в прежние периоды развития цивилизации (да, наверное, и сейчас тоже) наиболее быстро мог осуществляться только «за счет» каких-то социальных групп. Выглядит все это па­радоксально, но тем не менее факт: улучшение положения людей в целом (возрастание гарантий удовлетворения материальных потреб­ностей, повышение комфортности и продолжительности жизни и пр.) осуществлялось за счет реального ухудшения жизни чуть ли не большинства населения.

Возникновением наук, искусств, профес­сионального управления, возможностью осуществлять грандиозные строительные проекты человечество обязано рабовладению или схожим с ним формам организации общественных отношений.

Ин­туитивно оптимизируя прогресс, общество использовало чуть ли не сегодняшнюю управленческую тактику: если средств мало, то не нужно их распылять, раздавая всем сестрам по серьгам. Гораздо эффективнее аккумулировать имеющиеся средства на каком-то од­ном направлении (и в одних руках), сулящем быстрый выигрыш. А, добившись успеха и получив выгоду на этом направлении, можно ее использовать и на развитие остальных.

Пусть лучше сегодня ко­му-то не достанется дефицитных средств, зато завтра они их смогут получить в нормальном объеме. «Проигрывает часть — выигрывает целое» - таков стихийно найденный обществом способ развития, которому оно следовало не одну тысячу лет.

Само собой разумеется, что это не есть тщательно просчитанная и сознательно реализуемая людьми стратегия развития. Это просту­пающий сквозь пелену хаотичных действий людей, озабоченных личными интересами, общий эволюционный смысл их усилий. Общество в целом всегда оказывалось мудрее любой своей части.

Поэтому-то при таком способе развития общество и не может быть «единой командой» или «дружной семьей». Если член семьи в принципе и может сознательно «принести себя в жертву» общим семейным интересам, то уговорить на такие «осознанные» жертвы во имя общества в целом большую социальную группу уже невоз­можно. Остается — конфликтовать.

Итак, объективность и неизбежность межгрупповых конфликтов обусловлена са­мим способом общественного развития, существовавшим до сего времени типом исторического прогресса.

Выяснив общесоциологическую природу межгрупповых конфликтов, посмотрим на конкретные механизмы возникновения социальных групп и конфликтов между ними. Прежде чем начать конфликтовать, группа, естественно, должна возникнуть. Причины обособления части людейв особые общности многочисленны.

Это,в первую очередь, общественное разделение труда, распределяющее людей по различным профессиям и разнообразным функциям.

Да­лее — это пространственно-географические границы среды обита­ния и возможности использования ее ресурсов.

Это также биологи­ческие различия людей (по расовым, половым, возрастным и про­чим основаниям).

И, наконец, многочисленные этнические (языко­вые, поведенческие и пр.) факторы.

Таковы те объективные осно­вания дифференциации людей, которые естественно - историческим ходом общественного развития превращаются в социальные барье­ры, отгораживающие одни социальные группы от других. (Речь идет, разумеется, об объективно складывающихся общностях, а не о сознательных объединениях людей в политические партии или профессиональные союзы.)

Социальную группу равно рождают как противопоставление другим (обособление от них), так и общность социальных связей, отношений, черт внутри самой группы.

Чисто механически способы возникновения социальных групп можно разделить на два вида: биполярный и многополюсный.

В первом случае какое-либо социальное разделение порождает пар­ную структуру, состоящую из двух взаимосвязанных, но изначально неравных элементов: буржуа и пролетарии, управленцы и исполни­тели, элиты и массы, горожане и селяне и т.д. Стороны этих пар связаны меж собою неразрывно и имеют смысл только в противо­поставлении друг другу. Нет элиты без массы, а буржуа без проле­тария, как нет севера без юга или правого без левого.

Другое дело - так называемый многополюсный, то есть множе­ственный, способ образования социальных групп. Так возникают профессиональные группы, нации, различные территориальные общности. Общество в данном случае «дробится» не на две, а на сотни различных частей. Такое различение имеет существенный смысл для конфликтологии.

«Биполярный»способ образования со­циальных групп изначально «заряжен» конфликтом — ведь сам факт их существования подразумевает неравное распределение ре­сурсов, власти, навязывание чужеродных ценностей и т.д. Одна из противостоящих групп всегда живет как бы «за счет» другой.

При «многополюсном»же варианте различия между социальными группами вовсе не фатально конфликтны. Если разным нациям или профессиональным группам особо нечего делить, так они и не вра­ждуют меж собой. Сам механизм возникновения конфликтов здесь несколько иной.

Он напоминает отклонение от равновесия в системе, в целом изначально равновесной. Как в рыночной экономике колебания цен вокруг стоимости направлены на восстановление равновесия между спросом и предложением, так и конфликты между, напри­мер, профессиональными группами возникают из необходимости «выправить крен» социального корабля, в котором, допустим, доля социальных благ, достающихся «бюджетникам», оказалась на поря­док «худее» доли наемных работников негосударственного сектора. Такие конфликты — элемент колебаний вокруг социального равновесия.

Конфликты же между «биполярными» социальными группами по сути своей другие. Там система отношений неравновесна изначально, и на поддержание ее в равновесии (фактически на сдерживание конфликта) нужно потратить колоссальные усилия. А если их не хва­тает, то система не колеблется вокруг равновесия, а просто рушится. Конечно, социальное равновесие через некоторое время восстанав­ливается, но уже в «другой системе», на ином социальном уровне.

Таким образом, сам способ образования социальной группы во многом определяет ее место в системе «социальных координат» и характер будущих действий.

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:771

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.