Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Повреждения челюстных костей

Анатомо-топографические осо­бенности строения челюстей и костей лица у детей в возрастном аспекте, наличие молочных зубов и зачатков постоянных зубов в верхней и нижней челюстях, ме­ньшая прочность, значительный объем губчатого вещества и тон­кий кортикальный слой, зоны ро­ста и слабовыраженная минера­лизация кости значительно отли­чают костную ткань ребенка от таковой у взрослого.

Детская кость эластична и гибка. Надкостница у детей толще, обиль­но снабжена кровеносными сосуда­ми, растяжима и устойчива к раз­рыву. Надкостница образует футляр вокруг кости, который придает ей большую гибкость и защищает при травме, поэтому переломы костей лица у детей встречаются реже, чем у взрослых.

Наиболее выражены особенности строения кости и надкостницы у детей младшего и дошкольного воз­раста. Это, с одной стороны, защи­щает лицевой скелет и снижает число переломов, с другой, обу­словливает типичные для детского возраста варианты повреждения, отличающиеся своеобразными кли­ническими признаками, рентгено­логической картиной и лечением.

К типичным вариантам повреж­дения костей лица относятся ро­довая травма (см. Ушибы кости и надкостницы, переломы по типу «зеленой ветки», поднадкостничные переломы, полный перелом без смещения отломков, перелом со смещением отломков и травмати­ческий остеолизис)

10.3.1. Повреждения костей лица

Клиническая картина. Ушибы кости и надкостницы чаще бывают в дет­ском и подростковом возрасте. Они протекают по типу закрытой трав­мы (без ссадин, царапин, ран на коже) и приводят к развитию асеп­тического воспаления с последую­щим формированием гиперостоза. Этот вид повреждения в ранние сроки не диагностируется. Даже при рентгенологическом исследова­нии, проводимом с целью исключе­ния перелома челюсти, ушибы кос­ти и надкостницы не выявляются, а утолщение надкостницы верифици­руют как ее воспалительную инфи­льтрацию, обусловленную кровоиз­лиянием или гематомой мягких тканей. Ушибы надкостницы у де­тей способствуют усиленному периостальному построению кости в ме­сте травмы, что проявляется ее утолщением, имитирующим ново­образование. Утолщение кости воз­никает через 3—4 нед после по­вреждения и рентгенологически выглядит как напластование кост­ных разрастаний на поверхности кости. В первые недели костные разрастания имеют нежный трабекулярный рисунок, позже перехо­дят в плотную, слоистую кость. Ушибы, завершающиеся формиро­ванием травматического гиперосто­за, чаще развиваются на нижней челюсти, очень редко на верхней (рис. 10.16).

Переломы по типу «зеленой вет­ки» или «ивового прута». Этот вид перелома объясняется гибкостью костей у детей. По этому типу наи­более часто развиваются переломы мыщелковых отростков. На рентге­нограммах, выполненных в прямой носолобной проекции, отчетливо выявляется изгиб мыщелкового от­ростка кнаружи. При этом наблю­дается разрыв компактной пластин­ки и губчатого вещества только по наружной поверхности отростка, а с внутренней поверхности компактная пластинка непрерывна. Надкостница внутренней поверхно­сти сохраняет целость и препятст­вует дальнейшему смещению фраг­ментов (рис. 10.17).

Если такие переломы своевре­менно не диагностируются, через некоторое время (5—7 дней) они могут стать полными переломами с типичным смещением фрагментов, что обусловливается развитием вос­палительных изменений в области перелома и под влиянием функции челюсти. Подвижность незакреп­ленных фрагментов в ранний пери­од после травмы препятствует обра­зованию морфогенетического белка кости — основного индуктора репаративной регенерации и задержива­ет образование костной мозоли.

Поднадкостничные переломы ха­рактеризуются тем, что сломанная кость остается покрытой надкост­ницей. Чаще всего поднадкостничные переломы наблюдаются в боко­вом отделе нижней челюсти, скуло­вой кости. Смещение отломков в таких случаях не отмечается или, незначительное. Поднадкостничные переломы в детском возрасте диагностируются трудно. У этой группы костных повреждений от­сутствуют классические клиниче­ские признаки (нарушения прикуса и функции, крепитация).

Эти переломы костей сопровож­даются болью в месте приложения силы и изменениями мягких тканей (ушиб, гематома, рана). Таким об­разом, истинные признаки повреж­дения нивелируются.

Диагностика всех видов перело­мов костей лица требует обязатель­ного рентгенологического исследо­вания не менее чем в двух проекци­ях, но выбор вариантов исследова­ния диктуется локализацией пере­лома ивозрастом ребенка.

Травматический остеолиз наблю­дается при отрыве головки нижней челюсти. Механизм процесса не­ясен, условно его можно сравнить с травматическим эпифизеолизом трубчатых костей. Рентгенологиче­ски обнаруживают полное рассасы­вание костного вещества головки. Исчезновение контуров головки нижней челюсти выявляется через 2—3 мес после травмы. В более поздние сроки развиваются дефект и деформация дистального конца ветви нижней челюсти, выполняю­щего функцию ложного сустава. Формируется неоартроз. Движения нижней челюсти сохраняются в полном объеме. Если травма прои­зошла в первые годы жизни ребен­ка, к 7—12 годам можно видеть от­ставание роста одной половины нижней челюсти.

Переломы переднего отдела аль­веолярной части верхней и нижней челюстей занимают одно из первых мест среди других повреждений ли­цевых костей. Они сопровождаются разрывами слизистой оболочки и подлежащих мягких тканей, а также вывихом или переломом зубов. Иногда вместе с травмированным альвеолярным отростком смещают­ся фолликулы постоянных зубов. Они нередко погибают. Смещение отломанного альвеолярного отрост­ка приводит к нарушению прикуса (рис. 10.18).

Такие переломы чаще бывают у детей 8— 11 лет. При переломах аль­веолярного отростка сила воздейст­вия распространяется на участок небольшой протяженности, как правило в переднем отделе. Этот вид травмы участился вследствие агрессивных игр на улице (катание на роликах, качелях). Анатомиче­ское положение альвеолярного от­ростка, неполный зубной ряд у де­тей этого возраста часто способст­вуют открытому повреждению. Травмированный фрагмент может быть очень подвижен, что наблюда­ется при полных переломах, огра­ниченно подвижен, иметь различ­ное положение (что придано на­правлением удара) внутрь полости рта, в сторону, кпереди. Всегда от­мечается дизокклюзия зубов.

При диагностике требуется тща­тельный выбор варианта рентге­нологического исследования (линия перелома не всегда видна). Одно­временно с переломом альвеолярно­го отростка верхней челюсти возмо­жен перелом альвеолярного отрост­ка нижней челюсти (при падениях с велосипеда, травмах на качелях и др.). Вывихи и переломы зубов затрудняют диагностику переломов альвеолярного отростка. Травмы бо­ковых отделов альвеолярного отро­стка у детей крайне редки.

Переломы верхней челюсти. У де­тей переломы верхней челюсти вто­рого и третьего уровня сочетаются, как правило, с черепно-мозговой травмой. Такие повреждения быва­ют в результате падения с высоты, при транспортной травме. Этот вид травмы у детей стал встречаться значительно чаще. Повреждения средней зоны лица могут сочетаться не только с черепно-мозговой трав­мой, переломами основания чере­па, но и с переломами нижней че­люсти, наружного носа, глазницы, скуловой кости и дуги.

Ранняя диагностика и своевре­менная репозиция отломков явля­ются важными факторами профи­лактики бронхолегочной недоста­точности, предупреждают усугубле­ние течения черепно-мозговой травмы, шока, способствуют оста­новке кровотечения и распростра­нению инфекции.

Переломы нижней челюсти пре­обладают у мальчиков старше 7 лет и обусловлены в основном бытовой травмой и неорганизованным спор­тивным досугом. Перелому способ­ствуют положение и анатомическая форма нижней челюсти. По лока­лизации на первом месте стоят оди­нарные переломы тела нижней че­люсти, на втором — переломы мыщелкового или мыщелковых отро­стков (отраженные), далее двойные и множественные.

При одинарных полных перело­мах тела нижней челюсти смещение отломков обусловлено его направле­нием, функцией жевательных мышц и размером фрагментов. Выраженность смещения увеличи­вается по мере удаления линии пе­релома от центральных резцов. На­рушение целости слизистой оболоч­ки, подвижность или полный вывих зубов в линии перелома наблюдают­ся почти во всех случаях. Переломы в области угла челю­сти встречаются реже, при них может не быть нарушений целости слизистой оболочки и смещения отломков. Гематома и коллатераль­ные отеки у таких детей выражены слабее, но функция нижней челю­сти нарушена. Наблюдается дизок-клюзия в области моляров на сто­роне повреждения. Смещение от­ломков возможно при расположе­нии линии перелома позади жева­тельной мышцы.

Двойной перелом нижней челю­сти сопровождается смещением от­ломков. Это может создавать усло­вия для нарушения внешнего дыха­ния, вести к дислокационной ас­фиксии (западает корень языка), что опасно особенно у детей млад­шего возраста, когда беспокойное поведение, крик, плач способству­ют одновременно ларингоспазму или усиленной экссудации слизи и обтурации ею трахеи. Прикус нару­шен, слизистая оболочка травмиро­вана на значительном протяжении, массивное кровотечение.

Переломы нижней челюсти более чем у половины детей сопровож­даются черепно-мозговой травмой разной степени выраженности. Именно при переломах нижней че­люсти черепно-мозговая травма остается недиагностированной, а ее последствия проявляются в пубер­татном возрасте и причина их оста­ется неустановленной.

В последние годы с увеличиваю­щейся безнадзорностью детей, ур­банизацией жизни, учащением транспортных и огнестрельных травм переломы нижней челюсти часто сочетаются с тяжелыми травмами верхней челюсти II и IIIзоны и черепно-мозговыми по­вреждениями.

К травмам мыщелкового отрост­ка, которые нередко встречаются у Детей, относится одинарный пере­лом мыщелкового отростка, когда сила воздействия приложена с про­тивоположной стороны или травма происходит в области подбородка Поднадкостничные переломы этой локализации встречаются очень ча­сто, не имеют выраженной клини­ческой картины и если своевремен­но не диагностированы, то в конце первой недели у ребенка появляют­ся резкая боль и отек в области кожных покровов ниже козелка уха, иногда инфильтрат, ограниче­ние движения нижней челюсти, де­виация.

При двустороннем полном пере­ломе этой локализации отмечается дизокклюзия в результате смеще­ния нижней челюсти кзади, и кон­такт зубов верхней и нижней челю­стей имеется только на последних зубах; клинически выражена сагит­тальная щель (открытый прикус). У детей при этом виде перелома может произойти вывих головки нижней челюсти и сместиться кпе­реди, кзади, внутрь и кнаружи. Ва­рианты переломов мыщелкового отростка многообразны. Переломы мыщелкового отростка нередко со­четаются с повреждением мягкот-канных структур ВНЧС.

Клиническая картина травмы од­ного мыщелкового отростка харак­теризуется болью, ограничением открывания рта, нарушением ок­клюзии; латеральным сдвигом ниж­ней челюсти, отсутствием движе­ния ВНЧС. Пальпаторно четко вы­ражены ограничение и боль при бо­ковых движениях челюсти в сторо­ну, противоположную травмиро­ванной. Двустороннее повреждение характеризуется дизокклюзией по типу открытого прикуса со смеще­нием челюсти кзади и ограничени­ем ее движения. Возможна дефор­мация заднего края ветви (опреде­ляется при пальпации). Подвиж­ность головок (пальпаторно) не вы­ражена.

Вывих ВНЧС. Непосредственной причиной такого вывиха может быть травма или чрезмерно широ­кое раскрывание рта при крике, рвоте, удалении зуба или других врачебных манипуляциях. Врож денное или приобретенное несовер­шенство связок и суставной капсу­лы способствует вывиху.

Различают травматические и привычные вывихи, хотя строгое их разграничение не всегда возможно. Вывих может быть полным и не­полным (подвывих), односторон­ним или двусторонним. В зависи­мости от направления, в котором сместилась головка нижней челю­сти, различают передний, боковой и задний вывихи. У детей чаще все­го наблюдается передний вывих. Наиболее тяжело протекает задний вывих, который у детей может быть при переломе основания черепа.

При переднем вывихе рот широ­ко открыт, ребенок не может само­стоятельно его закрыть. При паль­пации обнаруживаются выход голо­вок нижней челюсти из ямок и сме­щение их вперед.

Вывих нижней челюсти проявля­ется смещением головки из сустав­ной ямки без самостоятельной эк­скурсии в нее.

При вывихах наблюдаются растя­жение связочного аппарата и сме­щение диска. Это бывает при асте-ничном общем развитии ребенка и рассматривается как дисфункция ВНЧС; наблюдается также при дис­пропорциях роста элементов суста­ва (мягкотканных и костных).

При двусторонних вывихах боль­ные предъявляют жалобы на невоз­можность закрыть рот, жевать, гло­тать, разговаривать. Внешне ниж­няя челюсть смещена книзу, щеки натянуты, отмечается слюнотече­ние; в области суставных ямок — западение.

Для вывихов ВНЧС наиболее ха­рактерны дизокклюзия по типу от­крытого прикуса, смещение ниж­ней челюсти вперед без размаха движений; боль выражена слабо.

Патологические переломы. В от­личие от травматического перелома это нарушение целости кости, из­мененной каким-нибудь предшест­вовавшим патологическим процессом. Наиболее частой причиной та­ких переломов челюстей являются новообразования костей, реже хро­нические остеомиелиты.

Переломы скуловой кости не бы­вают изолированными. Мощная скуловая кость, как правило, не ло­мается, а внедряется в верхнечелю­стную пазуху, разрушая ее перед­нюю стенку. Этот вид повреждения рассматривают как сочетанный или множественный скулочелюстной перелом. Перелом расценивается как открытый, так как костные фрагменты свободно сообщаются с внешней средой через верхнечелю­стную пазуху. Переломы скуловой дуги чаще всего бывают закрыты­ми. Абсолютным признаком такого повреждения является нарушение движений нижней челюсти вследст­вие механического препятствия, со­зданного отломками дуги для дви­жений венечного отростка.

10.3.2. Травматический остеомиелит костей лица

Травмы костей лица у детей и по­дростков нередко сопровождают­ся воспалительными изменениями мягких тканей и травматическим остеомиелитом. Травматический ос­теомиелит и воспалительные изме­нения окружающих мягких тканей могут сочетаться, особенно в тех случаях, когда клиническое течение остеомиелита проявляется как ост­рое или обострение хронического.

Травматический остеомиелит ха­рактеризуется гнойно-некротиче­ским процессом в костях, сопро­вождается формированием секве­стров и репаративными измене­ниями в кости.

Как известно, у детей школьного возраста и подростков чаще наблю­даются переломы нижней челюсти, соответственно и травматический остеомиелит нижней челюсти у них по сравнению с поражением других костей встречается в 10—30 % слу­чаев. Среди условий, которые спо­собствуют развитию травматиче­ского остеомиелита, необходимо выделить позднее обращение к вра­чу, которое у детей и подростков может быть обусловлено ошибкой в постановке диагноза при некоторых видах переломов (например, мы-щелкового отростка), а также при ушибах кости и переломах любой другой локализации, когда не уста­новлены подвижность фрагментов, линия перелома (даже при проведе­нии рентгенологического исследо­вания при переломах по типу «зеле­ной ветки», поднадкостничных). Чем позднее начинается лечение, тем благоприятнее условия для раз­вития гнойно-воспалительных ос­ложнений. Неполноценные репози­ция и фиксация фрагментов, нера­циональная иммобилизация челю­стей также являются причинами, способствующими развитию трав­матического остеомиелита.

Развитие травматического остео­миелита костей может усугубляться присоединением вторичной инфек­ции при первично-инфицирован­ных травмах, которые наблюдаются всегда при переломах челюстей с прохождением линии перелома че­рез зубы и воздухоносные пазухи. Кроме того, переломы костей лица сопровождаются повреждениями мягких тканей (ушибы, гематомы, раны) и распространением инфек­ции. Распространение инфекции может быть из инфицированной линии перелома в окружающие тка­ни. При поражении мягких тканей воспаление может охватывать окру­жающие ткани, в том числе кост­ную. При переломах мыщелкового отростка и нижней челюсти (за пределами зубного ряда) проявле­ние воспаления кости может на­блюдаться позднее, чем при откры­тых переломах.

Низкая реактивность организма из-за неадекватной противовоспалительной и антибактериальной те­рапии, которая может подавлять нормальную микрофлору, снижать неспецифическую и иммунологи­ческую резистентность организма, способствовать повышению устой­чивости микроорганизмов к анти­биотикам, также приводит к разви­тию травматического остеомиелита.

Активности развития гнойно-воспалительных изменений при травматическом остеомиелите кос­тей лица способствует вид бакте­риальных ассоциаций, среди кото­рых более половины приходится на облигатно-анаэробные штаммы и меньше на факультативно-анаэроб­ные.

В настоящее время частота раз­вития травматического остеомиели­та, несмотря на наличие информа­тивных способов ранней диагнос­тики, новых видов фиксации от­ломков и иммобилизации челю­стей, высокоэффективных спосо­бов консервативного фармаколо­гического и нефармакологического лечения, не имеет тенденции к снижению.

При своевременном хирургиче­ском и консервативном лечении (вскрытие гнойного очага, дрени­рование нагноительного процесса в мягких тканях при травме), приме­нении комплексной терапии (тако­го же объема, как и при одонтогенных воспалениях в мягких тканях) процесс завершается быстро — в течение 1—2 нед (при условии ра­циональной фиксации травмиро­ванной челюсти). При неполном выполнении комплекса лечения может развиться травматический остеомиелит. Типичная картина острого травматического остеомие­лита у детей характеризуется менее выраженными начальными призна­ками, так как процесс начинается при наличии открытой костной раны, когда скапливающийся экс­судат имеет свободный выход в по­лость рта и в окружающие мягкие ткани; последнее способствует формированию абсцессов и флегмон, воспалительным изменениям в ре­гионарных лимфатических узлах с типичным исходом в виде абсцес­сов и аденофлегмон.

Травматический остеомиелит от­личается от одонтогенного распро­странением экссудата. Он не со­провождается выраженной инток­сикацией, местные изменения сла­бо выражены, что приводит к недо­оценке клинической ситуации. Травматический остеомиелит иден­тифицируется с проявлением трав­мы в целом.

Развитие абсцессов и флегмон со­ответствующей повреждению ло­кализации и вовлечение регио­нарного лимфатического аппара­та могут быть одним из видов проявления острого травматиче­ского остеомиелита на поздней стадии и перед переходом в хро­ническую форму.

Если развитию травматического остеомиелита не предшествовали нагноительные изменения мягких тканей, процесс протекает медлен­но, формируются свищи с гнойным отделяемым; если отсутствуют зубы (удаленные или утраченные при травме), гной выделяется и из их лу­нок. Такая картина имеет затяжной характер. Рентгенологически через 2—3 нед обнаруживаются очаги де­струкции и мелкие секвестры.

Травматический остеомиелит легко диагностируется в хрониче­ской стадии, когда нарастают пролиферативные и деструктивные процессы в костной ткани. В поло­сти рта также появляются свищи с гнойным экссудатом. Зачатки по­стоянных зубов, находящиеся в па­тологическом очаге, гибнут.

Рентгенологически выявляются периоститы, выражающиеся в по­строении избытка молодой кости, муфтой, охватывающей место пере­лома. Линия перелома теряет чет­кие границы, в этой области возни- кает зона разрежения кости. Круп­ные секвестры у детей встречаются редко. Зона роста погибшего зачат­ка постоянного зуба теряет четкие контуры, и в этой области нараста­ет деструкция кости, исчезает за-мыкательная пластинка вокруг фолликула зуба.

При рентгенологическом иссле­довании можно выявить признаки консолидации перелома, но при диффузно протекающем остеомие­лите они могут отсутствовать, что является плохим прогностическим признаком. Это больше свойствен­но ослабленным детям и подрост­кам, имеющим сопутствующую па­тологию, а также бывает при мно­жественных и сочетанных травмах.

Следует отметить, что огнестрель­ные остеомиелиты, наблюдаемые в старшем школьном возрасте, сопро­вождаются дефектом кости и нали­чием множественных фрагментов, связанных и свободно лежащих. Мы наблюдали таких детей, которые по­лучили огнестрельную травму при неумелом обращении с оружием, чаще охотничьим. Это были пре­имущественно мальчики старше 11 лет.

Лечение. Принцип лечения ост­рого и хронического травматиче­ского остеомиелита такой же, как и одонтогенного процесса. Особое внимание следует обращать на тща­тельную фиксацию костных фраг­ментов. Погибшие зачатки зубов подлежат удалению.

Благоприятный исход огнестрель­ной травмы и остеомиелита зависит от качества первичной хирургиче­ской обработки, фиксации фраг­ментов и комплексной терапии.

В детском возрасте после огне­стрельного остеомиелита остаются дефекты, деформации и недоразви­тие челюсти, но не образуются ложные суставы, что объясняется активностью эндо- и периостального костеобразования.

Устранение неблагоприятных ис­ходов проводят в плановом порядке через 6—8 мес. Осуществляют ре­конструкцию костей лица посред­ством костно-пластических опера­ций, при недоразвитии челюсти — дистракционный остеосинтез. Про­водят систематическую коррекцию прикуса и ортодонтическое лече­ние, включая ортодонтическую подготовку к костной пластике.

При вторичной адентии обяза­тельно раннее протезирование съемными протезами до 16—18-лет­него возраста с последующим ре­шением вопросов о более рацио­нальном протезировании несъем­ными конструкциями.

Исходами травматических остео­миелитов у детей и подростков мо­гут быть:

• вторичная адентия, вызванная утратой зубов в результате травмы или при удалении по необходимо­сти при решении вопроса о выбо­ре способа фиксации фрагментов;

• травматические гиперостозы, проявляющиеся деформацией че­люсти (преимущественно ниж­ней), вторично деформирующие остеоартрозы, анкилозы ВНЧС.

Профилактика травматического остеомиелита заключается в ран­ней диагностике, постановке точ­ного топического диагноза места перелома, в своевременном и на­дежном закреплении отломков при травме; проведении полноценного комплекса фармакологических и нефармакологических мероприя­тий с целью профилактики остео­миелита.

10.3.3. Диагностика переломов костей лица

Обследование ребенка, получивше­го травму любой тяжести, нужно проводить в полном объеме и не­медленно. При этом должно быть предусмотрено рациональное обез­боливание, так как травма, сопро­вождающаяся болевой реакцией (часто не ожидаемой ребенком), яв­ляется фактором, резко нарушаю­щим психоэмоциональное состоя­ние больного, а неосторожные дей­ствия могут усиливать эту реакцию и провоцировать развитие или усу­губление болевого шока.

При обследовании ребенка, по­лучившего травму, необходимо:

• установить изменения, вызван­ные травмой костей лица, черепа, зубов, мягких тканей;

• правильно оценить его общее со­стояние (особенно важно при первичном осмотре).

Своевременное и полноценное обследование пациента позволит выполнить все необходимые ма­нипуляции по борьбе с шоком, кровотечением, устранить угрозу асфиксии, предупредить распро­странение инфекции из полости рта и снизить условия ее проник­новения в полость черепа, что особо важно при черепно-мозго­вой травме, когда инфекция из полости рта при переломах верх­ней челюсти среднего и верхнего уровня распространяется в по­лость черепа, мозговые оболочки.

Постановка точного диагноза по­зволяет оказать квалифицирован­ную помощь ребенку, получившему травму, что существенно влияет на качество лечения и его исход.

Клинический осмотр и пальпа­ция помогают диагностировать по­вреждения только при полных пе­реломах костей, протекающих с выраженным смещением костных фрагментов, их подвижностью, на­рушениями прикуса, функции же­вания, глотания, речи. Поднадко-стничные переломы, переломы по типу «зеленой ветки» и отражен­ные переломы диагностируются у детей только рентгенологически.

Наиболее информативны обзор­ные рентгенограммы костей лица, выполненные в прямой проекции, ортопантомограммы, позволяющие одновременно анализировать состо­яние обеих челюстей и большинства костей лица. Особое значение при­дают выявлению черепно-мозго­вой травмы, перелома основания черепа.

Рентгенологические исследова­ния относятся не только к инфор­мативным, но и доступным к вы­полнению в любом лечебном под­разделении. Важным условием яв­ляется обеспечение визуализации исследуемой области не менее чем в двух проекциях.

В некоторых ситуациях, в част­ности при повреждениях ВНЧС, эффективно выполнение рентге­нографии нижней челюсти и томо­графии ВНЧС — в прямой и боко­вой проекциях.

КТ в аксимальной и сагитталь­ной проекциях дает исчерпываю­щую информацию о локализации, протяженности, характере перело­мов костей лица на всем протя­жении и их сочетании с перелома­ми других костей (головы, лица, шеи).

МРТ позволяет определить изме­нения всех структур (мягкотканных, сосудов и др.) и является од­ним из наиболее точных способов исследования анатомо-топографических особенностей различных по­вреждений головы, лица, шеи.

Предлагаемая контрастная арт-рография ВНЧС [Сысолятин П.Г., Арсенова И.А., 2001] с целью ис­следования состояния поврежден­ного сустава в детской практике широкого применения не нашла.

При переломах нижнего, средне­го и верхнего уровня верхней че­люсти наиболее исчерпывающая информация может быть получена при КТ, в то же время зонография, ортопантомография и томография не утратили своего значения. Эти методы четко обеспечивают диа­гностику переломов нижнего уров­ня верхней челюсти, что позволя­ет установить характер поврежде­ния верхнечелюстных пазух, когда они вовлекаются в зону поврежде­ния.

Рентгенодиагностика исхода трав­мы костей лицевого черепа требует четкого выявления размера, положе­ния и характера оставшихся дефек­тов и деформаций, что наиболее ин­формативно при выполнении трех­мерной КТ, проведении стереоли-тографического моделирования де­фекта. Это дает возможность полу­чить точное представление о слож­ных дефектах и деформациях челю­стей и других костей лицевого че­репа после травмы и планировать реконструктивно-восстановительное лечение детей и подростков. Эффек­тивно использование телерентгено­графии, цефалометрии для расчета перспективы роста ребенка в соот­ветствии с его биологическим и хро­нологическим возрастом при прове­дении восстановительных операций.

Контактные внутриротовые рент­генограммы необходимы при диа­гностике травм альвеолярного от­ростка и зубов. Однако при травмах альвеолярного отростка их нужно сочетать с обзорной рентгеногра­фией, зонографией, ортопантомо-графией, томографией и др.

При травмах мягких тканей, осо­бенно при ушибах, кровоизлия­ниях и гематомах, эффективным методом распознавания распро­страненности, анатомо-топогра-фического положения области травмы, соотношения последней с другими анатомическими обра­зованиями остается эхография. Она уместна как метод диагнос­тики и контроля этапов лечения ребенка и установления исхода повреждения.

Во всех представленных варианттах исходов травм мягких тканей и костей лица наблюдается деформация прикуса. У детей на долгий период остается стойкое наруше­ние психоэмоционального состоя­ния.

Исходы травм мягких тканей и костей лица

1. В области волосистой части го­
ловы (независимо от этиологии):

• алопеция;

• атрофический рубцовый массив разной площади и формы;

• дефекты покровных костей че­репа (чаще после электротравм, флегмоны новорожденного).

2. В области мягких тканей лица
(в зависимости от этиологии):

• обширные бытовые травмы — рубцы и их атрофические мас­сивы разной формы и площади, подвижные. У естественных от­верстий вывороты или атрезии могут сочетаться с дефектами носа, век, губ и других отделов лица;

• после ожога, химических по­вреждений — рубцы и рубцовые массивы (келоидные и гиперт­рофические, атрезии естествен­ных отверстий, в области век вывороты);

• в области шеи — келоидные рубцы, деформации — костей лица и челюсти, шейного отде­ла позвоночника.

3. Исходы повреждений костей
лицевого черепа:

• вторичная адентия — ретенция постоянного зуба, близко рас­положенного от линии перело­ма, или задержка его прорезы­вания;

• деформации и недоразвитие ко­стей лица;

• ВДОА, анкилоз, неоартроз, ВНЧС.

10.3.4. Лечение костных повреждений

В основе лечения детей с поврежде­ниями челюстей лежат те же прин­ципы оказания помощи, что и у взрослых. Цель — восстановление анатомической целости и функции поврежденной кости. Основные этапы: 1) сопоставление смещен­ных отломков (репозиция); 2) за­крепление отломков в правильном положении (фиксация); 3) иммоби­лизация челюстей; 4) предупрежде­ние осложнений (травматический остеомиелит, гайморит, флегмоны, абсцессы и др.).

Виды лечебной помощи — неот­ложная хирургическая и ортопедиче­ская. Первую помощь оказывают не­посредственно на месте происшест­вия в порядке взаимопомощи. Место оказания квалифицированной и спе­циализированной врачебной помо­щи зависит от тяжести поврежде­ния: при переломах альвеолярного отростка лечение, как правило, про­водят в специализированной поли­клинике, при переломах лицевых костей — в детских стационарах. Дети с обширными повреждениями челюстей должны быть обследованы невропатологом с целью исключе­ния черепно-мозговой травмы (при необходимости больного направля­ют в специализированное невроло­гическое отделение).

Пострадавшим с открытыми по­вреждениями профилактически вво­дят противостолбнячный анаток­син согласно действующей инструк­ции.

Репозицию и фиксацию костных фрагментов у детей следует прово­дить после предварительного на­дежного и полного обезболивания, включая современные методы пре-медикации.

Различают временные транспорт­ные (бинтовая повязка, подподбородочная праща, косыночная теменно-подподбородочная повязка и др.) и постоянные методы иммоби­лизации — назубные стандартные и гнутые проволочные шины, зубона-десневые — шины и аппараты ла­бораторного изготовления.

В детском возрасте в связи с осо­бенностями строения зубов, недо статком зубов в период их смены и особенностями строения растущих костей противопоказаны многие методы фиксации костных отлом­ков, которые широко применяются у взрослых. При молочном прикусе и в период смены зубов нельзя ис­пользовать назубные ленточные и проволочные шины. При переломах альвеолярного отростка верхней че­люсти или альвеолярной части нижней челюсти, которые всегда сопровождаются полным и непол­ным вывихом зубов и трудно рент­генологически диагностируются, надежным методом фиксации явля­ется индивидуальная пластмассовая назубная шина-каппа. С ее помо­щью можно фиксировать вывихну­тые или сломанные зубы и удержи­вать отломанный участок альвео­лярного отростка.

При наличии не менее двух зубов с каждого края от поврежденного альвеолярного отростка фиксацию можно проводить при помощи ши­ны-скобы из ортодонтической про­волоки. Для этой цели после репо­зиции зубы, входящие в повреж­денные участки альвеолярного от­ростка, и не менее 2 соседних зубов по краям от линии перелома тщате­льно высушивают. Проводят про­травливание эмали кислотой, смы­вают ее остатки, участок высушива­ют и осуществляют фиксацию про­волочной шиной-скобой при помо­щи композитного пломбировочного материала химического или свето­вого отверждения. Для шинирова­ния, помимо проволоки, можно ис­пользовать стекловолоконные или полиэтиленовые ленты («Ribbond», «Fiber Splint» и др.), выпускаемые многими фирмами.

Фиксацию можно проводить с помощью ортодонтической брекет-системы с неактивной дугой.

При переломах альвеолярного отростка верхней или нижней че­люсти надежным методом иммо­билизации является индивидуаль­ная пластмассовая назубная шина-каппа. С ее помощью можно фиксировать вывихнутые или сло­манные зубы и удерживать отло­манный участок альвеолярного от­ростка.

Шина-каппа из быстротвердеющей пластмассы обеспечивает на­дежную фиксацию отломков, одна­ко она неэстетична, негигиенична, под ней часто возникает воспале­ние десны, что осложняет контроль за состоянием поврежденного аль­веолярного отростка; снятие такой шины затруднено. Другие виды шин лишены этих недостатков, од­нако они требуют определенных технических навыков хирурга и оснащенности кабинетов необходи­мыми материалами.

При переломах челюстей исполь­зуют индивидуальные пластмассо­вые зубонаддесневые шины (рис. 10.21), которые по показаниям мо­гут быть изготовлены в форме мо­ноблока. Такие шины хорошо фик­сируются на челюстях при наличии молочных зубов, малом числе зу­бов и надежно удерживают кост­ные отломки челюстей в физиоло­гическом прикусе. При переломах верхней челюсти зубонаддесневые шины применяют в сочетании с шинами-ложками, которые фикси­руют к головным повязкам. Нало­жение этих шин можно сочетать с тугой круговой

повязкой, помогаю­щей удерживать отломки верхней челюсти с помощью нижней челю­сти. Доступным и малотравматич­ным методом является фиксация назубной или зубонаддесневой ин­дивидуальной шины обвивным ма­териалом.

Пластмассовые шины в виде мо­ноблока может изготовить хирург из самотвердеющей пластмассы. Шины лучше изготавливать лабора­торным путем, так как при длитель­ном использовании такие шины меньше повреждают твердые ткани зубов.

Гнутые назубные шины С.С. Тигерштедта (гладкая шина-скоба, шина с распорочным изгибом или с зацепными петлями), а также транс­портные шины Васильева в детской практике не применяются.

Хирургическое лечение перело­мов должно проводиться строго по показаниям: при безуспешности правильного сопоставления челю­стей в физиологическом соотноше­нии, грубых функциональных на­рушениях и повреждениях сустава, многооскольчатых переломах. Для этой цели в последнее время при­меняют мини-пластины, винты-саморезы различной формы и диа­метра, изготовленные из биоинерт­ных материалов — титана, стали, циркония и др. Методика фикса­ции аналогична таковой у взрос­лых, однако имеются и особенно­сти. Для фиксации отломков кос- ти применяют монокортикальные винты-саморезы, так как при использовании бикортикального фиксирующего элемента возникает риск повреждения зачатков зубов. Обязательное снятие фиксирую­щих элементов, состоящих из ми­ни-пластин и винтов-саморезов, у детей является еще одной отличи­тельной особенностью применения данного способа фиксации. Преж­де всего это связано с ростом че­люстных костей лицевого скелета. По мнению М. Champi (1993), ми­ни-пластины должны обязательно удаляться независимо от возраста пациента, так как очень часто об­наруживаются следы их коррозии и даже переломы. Остеосинтез при помощи мини-пластин и саморезов обеспечивает прочную и надежную фиксацию отломков и обладает преимуществом по сравнению со швом кости.

Формирование первичной соеди­нительнотканной и остеоидной мо­золей при заживлении переломов у здоровых детей происходит в более короткие сроки, чем у взрослых. Однако переход таких мозолей в костную мозоль и эволюция по­следней протекают у детей в такие же сроки, как и у взрослых. Поэто­му в детском и юношеском возрас­те нельзя допускать сокращения срока фиксации костных фрагмен­тов.

Преждевременное снятие шин может привести к вторичной де­формации кости, так как плохо оссифицированная мозоль не в со­стоянии противостоять тяге жевате­льных мышц.

Срок срастания ускоряется, если перелом не проходит через зубной фолликул, и, наоборот, затягивает­ся, если зачаток находится в линии перелома: возможен разрыв зубного мешочка и течение перелома осложняется остеомиелитом, а за­чаток гибнет. Зубы, расположенные в линии перелома, у детей удаляют только в двух случаях: если зуб по­ражен кариесом или если он пре­пятствует репозиции костных фраг­ментов.

У детей до 7—9 лет консолидация перелома происходит быстрее, чем в более старшем возрасте. Сроки консолидации удлиняются у ослаб­ленных детей, страдающих рахи­том, туберкулезом, а также с откры­тыми повреждениями, так как ре-паративные процессы в указанных случаях замедлены.

В целях лучшей консолидации и более быстрого срастания перело­мов следует заботиться об общем состоянии больного.

При лечении пациентов с трав­мами ЧЛО могут возникать бли­жайшие и отдаленные осложнения. Ближайшие осложнения при от­крытых переломах челюстей — раз- витие травматического остеомиели­та, неправильное сращение отлом­ков, вторичная адентия.

При травматическом остеомие­лите проводят лечение осложнений. При неправильном сращении от­ломков костей в детском возрасте на ранних стадиях можно испра­вить положение костных отломков за счет особенностей репаративного регенерата в линии перелома при помощи различных ортодонтиче-ских аппаратов с использованием тяг. При частичной адентии проте­зирование проводят съемными пла­стинчатыми протезами до оконча­ния роста и развития челюстных костей. В дальнейшем дефект зуб­ного ряда замещается современны­ми эстетическими несъемными конструкциями. Одиночные дефек­ты в зубном ряду уже после 14— 15 лет можно замещать коронками на имплантатах.

Для замещения костных дефек­тов челюстей проводят костную пластику с использованием аутот-рансплантатов из гребешка под­вздошной кости, ребер и др.

Отдаленные осложнения в виде деформации костей лицевого ске­лета (особенно после травмы в ак­тивных зонах роста челюстей), де­фектов костей, посттравматических деформирующих остеоартрозов тре­буют комплексного подхода в лече­нии с привлечением других специа­листов — ортодонтов, терапев­тов-стоматологов, ЛОР-врачей. Все пациенты после травмы нуждаются в диспансерном наблюдении и при необходимости им проводят после­операционное этапное лечение. При развитии деформации зубных рядов назначают ортодонтическое лечение в комплексе современной рациональной терапии. При дефор­мациях зубных рядов и челюстей, кроме ортодонтического лечения, применяют современные методы компрессионно-дистракционного остеогенеза с использованием как внутриротовых, так и внеротовых дистракционных аппаратов с после­дующей контурной пластикой раз­личными композитными материа­лами. При посттравматическом ВДОА или анкилозе ВНЧС по по­казаниям проводят хирургическое лечение — остеотомию мыщелкового отростка с одномоментной костной пластикой, современными эндопротезами из композитных ма­териалов на основе полиметилмет-акрилата в сочетании с гидроксиапатитом, а также из углепластика. Титановые эндопротезы мыщелко­вого отростка в детском возрасте применять не рекомендуется.

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:610

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.