Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Судебная система в X–XVII вв.

 

В Древнерусском государстве времен Русской Правды суд не был от-делен от администрации. Судебные функции принадлежали прежде всего князю, который вместе со старшей дружиной решал наиболее важные дела. Менее важные дела рассматривались представителями княжеской администрации. Суд за пределами стольного града осуществлялся посадниками, волостелями. В выполнении судебных функций и исполнении приговора им помогали тиуны, вирники, мечники, метельники, гридь, отроки, детские.

Система наказаний в древнерусском обществе, закрепленная в Русской Правде, оставалась еще довольно простой. Высшей мерой был поток и разграбление, под которым подразумевалось в разное время либо убийство осужденного и растаскивание его имущества, либо изгнание и конфискация имущества.

За убийство назначалась вира. Члены общины, связанные круговой порукой, выплачивали за преступника так называемую дикую (общую) виру. Сыновьям князя Ярослава Мудрого удалось закрепить в законодательстве отмену института кровной мести.

Большая часть преступлений, согласно статьям Русской Правды, каралась так называемой продажей – уголовным штрафом.

Со времени принятия Киевской Русью православия применялись и церковные наказания – епитимьи.

Феодал, получивший во владение земли, мог быть пожалован князем «вирами и продажами» с этой земли, то есть он имел право судить местное население.

В Новгороде и Пскове, превратившихся в период раздробленности в вечевые республики, система судопроизводства приобрела черты, отвечающие особенностям их государственного устройства. Судебные функции принадлежали всем важнейшим властным институтам феодальных республик: вечу, князю, посаднику, тысяцкому, архиепископу (в Пскове – его наместнику). Каждый из этих судов имел строго определенную компетенцию. Подача апелляции не предусматривалась.

Изначально судебный процесс в Древнерусском государстве был состязательным, то есть стороны сами собирали и предъявляли доказательства своей правоты. Свидетели, приглашенные на суд как очевидцы, назвались видоками, те свидетели, которые могли подтвердить порядочность истца или ответчика, – послухами. При недостатке доказательств применялись ордалии (испытания) и присяга («рота»). Решение могло быть принято на основании исхода так называемого Божьего суда, то есть судебного поединка.

Руководство по проведению судебного процесса содержится в Судебнике 1497 г., который разграничил компетенцию судов и запретил судьям отказывать в рассмотрении дел, находящихся в его компетенции. Вместо посула (платы судье за надлежащее рассмотрение дела) устанавливалась пошлина, взимавшаяся в пользу судей с проигравшей стороны. Ее величина была пропорциональна сумме иска. Судебник 1497 г. устанавливал новую форму – розыск, фактически заменивший собой поединок. Розыск применялся в отношении так называемых «ведомых лихих людей и подразумевал как допрос местных жителей («повальный» обыск), так и пытку обвиняемого. Участниками судебного процесса отныне становились все слои населения.

В Московском государстве судебная система была представлена государственными (центральными и местными), сословными и частными судебными органами.

К числу центральных государственных органов относились суд великого князя (царя) и суд боярский. Изначально суд князя и бояр был совместным.

Судебная компетенция боярского суда становится самостоятельной в период создания единого централизованного государства (XV в.). Боярская дума выступала в качестве суда первой инстанции для своих членов, должностных лиц приказов и местных судей, а также для всех категорий служилых людей, кроме тех, кто пользовался привилегией княжеского суда. Для окончательного решения трудных судных дел, поступавших из приказов при Боярской думе, была создана Расправная палата, просуществовавшая вплоть до учреждения Юстиц-коллегии в 1719 г. В нее также поступали жалобы на медленное решение судебных дел и неправый суд на местах.

В состав Московского государства входили области, управлявшиеся специальными судебными приказами. В 1627 г. таких приказов было пять: Дмитровский, Рязанский, Новгородский, Владимирский и Московский. Ими рассматривались гражданские дела между владельцами поместий и вотчин, уголовные дела, которые могли решиться без применения пытки. Кроме того, приказы осуществляли суд над служилыми людьми, которые по указу 1549 г. были неподсудны местным властям.

Часть территорий страны находилась в ведении приказов, носивших название «четверть» (Новгородская четверть, Владимирская четверть, Галицкая четверть и т. д.). Покоренными Сибирским, Казанским и Астраханским ханствами управлял Приказ Казанского дворца.

Судебными функциями в отношении представителей различных сословий обладали следующие приказы:

– Большой дворец и Дворцовый судный приказ. Они осуществляли суд над дворцовыми людьми;

– Посольский и Иноземный приказы, занимавшиеся судебными делами иноземцев;

– Казенный приказ. В его компетенцию входил суд над гостями и посадскими торговыми людьми;

– Аптекарский приказ, разбиравший судебные тяжбы между аптекарями, лекарями и докторами;

– Разрядный приказ, ведавший судебными делами с участием лиц, служащих в пехотных полках, а также дворян нижних чинов и др.

Дела, связанные с институтом холопства, отправлялись в Холопий приказ. Судебные тяжбы, возникавшие в связи с владением поместьями, разбирались в Поместном приказе. Челобитные недовольных решениями Холопьего и Поместного приказов передавались в специально созданный в 1619 г. Приказ сыскных дел. Дела по воровству и разбою находились в ведении Судного приказа, однако если дело нельзя было разрешить без применения пытки, оно поступало в Разбойный (Сыскной) приказ.

Согласно одной из статей Судебника 1550 г. помещики (дворяне и дети боярские), значение которых в жизни страны существенно выросло, получили привилегию обращаться к суду царя. Все апелляционные жалобы на решения должностных лиц и учреждений, поданные на имя царя, поступали в Челобитный приказ.

Во главе каждого приказа стоял начальник, обычно именуемый «судья». Судьи приказов назначались из членов Боярской думы. Некоторые из них могли возглавлять сразу несколько приказов. В помощники к судьям назначали дьяков, происходивших из рядового дворянства, духовенства и даже купечества. Чрезмерно бюрократизированная, страдающая мздоимством и волокитой приказная система к концу XVII в. пришла в упадок.

Для управления отдельными частями государства великий князь посылал на кормление наместников (в города) и волостелей (в волости), являвшихся боярами или детьми боярскими.

Наместник судил жителей города и посада, волостель – черносошных крестьян, зависимых непосредственно от государства, а не от частных владельцев. Наместник, обладавший правом боярского суда, мог судить обвиняемых в «лихих делах» (разбое, душегубстве и т. п.). Наместники и волостели, получившие кормление без боярского суда, должны были свое решение по данным делам утверждать в вышестоящем суде то есть в Боярской думе.

Для непосредственного осуществления правосудия наместники и волостели имели целый штат подчиненных: тиунов (обычно из числа собственных холопов), доводчиков, праветчиков, пошлинников, приставов, недельщиков и дьяков.

Судебник 1497 г. закрепил практику участия в суде, осуществляемом наместником и его тиунами, представителей местного населения – сотских и «добрых» людей.

С начала XVI в. великий князь стал назначать из числа служилого дворянства городовых приказчиков, подчинявшихся ему напрямую. Изначально городовые приказчики ведали только военными запасами городов, но во второй четверти XVI в. им стали поручать сбор налогов, наказание неплательщиков и участие в наместничьем суде.

Уверившись в неспособности кормленщиков эффективно бороться с «лихими людьми», число которых росло по мере усиления эксплуатации крестьянства, правительство попыталось решить проблему, выдавая с 1539 г. населению уездов губные грамоты. Уездное дворянство стало выбирать из своей среды губных старост, а черносошное крестьянство – земских старост (излюбленных голов). От наместников и волостелей им передавались функции суда по делам о «лихих людях». В помощь губным старостам из местного населения на один год выбирались губные целовальники.

Судебным делопроизводством ведал губной дьяк. Само судебное разбирательство происходило в губной избе в присутствии так называемых лучших людей, представлявших местное население.

С 1555 г. губные органы были введены повсеместно. В ведение губных старост попали также дела о татьбе и убийствах. Кроме того, им поручалось заведование тюрьмами. Повсеместное распространение губных органов на всю страну означало отмену кормлений.

По мере развития воеводского управления, заменившего с начала XVII в. управление наместническое, судебные функции сосредоточиваются у городовых воевод, ставших основным звеном местного управления. Воевода, которому поручалось в течение 1–3 лет управлять уездом, прибывал в него с товарищами (помощниками) и дьяками. Они решали гражданские дела до 100 руб. и осуществляли надзор за осуществлением правосудия по «лихим делам». Постепенно в течение XVII в городовые воеводы поставили под свой контроль судебную деятельность губных и земских старост. Воевода сделался прямым начальником губного суда, а губной староста – его помощником.

Под сословным судом в изучаемый период подразумевается суд над представителями духовенства. Наряду с этим церковные суды рассматривали определенные дела, касающиеся всего населения (брачные и семейные дела, отношения между родителями и детьми, дела о наследстве).

Центральным судебным лицом церкви был митрополит (с 1588 г. – патриарх). Судебные функции были и у местных архиереев. В отдельных частях епархии, десятинах судебные функции принадлежали десятильнику (чиновнику, собирающему церковную десятину). В монастырях судопроизводство осуществлялось «черным собором» или «судебным старцем».

Большинство населения Московского государства составляли кресть-яне, проживавшие на землях, принадлежащих светским и духовным феода-лам. Крестьяне дворцовых вотчин на местах судились посельскими и приказчиками, жители селений, принадлежащих монастырям и другим церковным организациям, – тиунами и приказчиками. Бояре – владельцы крупных вотчин, осуществляли правосудие с помощью местных вотчинных судей. Из ведения церковных и вотчинных судов изымались дела по наиболее важным уголовным преступлениям, подлежащие рассмотрению государственными судами. Споры между людьми, находившимися во власти разных владельцев, разбирались «сместным» судом, включавшим в себя представителей обоих судов, в юрисдикции которых находились участники процесса.

Пределы судебной власти феодалов определялись иммунитетными (тарханными) грамотами, дарованными им государем.

 

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:429

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.