Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Урегулирование конфликтов

Урегулирование конфликта – это способ действий, предполагающий выход из конфликта с помощью третьей стороны.

Если на уровне парного взаимодействия самим участникам не удается выйти из конфликта, взаимодействие конфлик­тующих сторон может быть перенесено на другой уровень, когда к разрешению конфликта приходится привлекать третьих лиц. В этом случае воз­никают новые способы выхода из конфликта, которые, в свою очередь, зависят от позиции, занимаемой третьим участником. Он может выступать в двух ролях:

1) как сила, под­держивающая одну из конфликтующих сторон, и

2) как незави­симый от них и беспристрастный посредник.

В первом случае завершение конфликта достигается опять-таки с помощью насилия, а также путем социального давления.

Во втором - когда третья сторона занимает нейтральную, беспри­страстную по отношению к конфликтующим сторонам позицию - возникают следующие формы разрешения конфликта: суд, арбит­раж и медиация.

Насилие с привлечением третьего участникаспособна совер­шить более слабая сторона над более сильной(в отличие от наси­лия на уровне парного взаимодействия).

Таким образом, привле­чение третьей стороны резко изменяет соотношение сил конфликтантов. Принцип «сильный всегда прав» перестает действовать. Когда в межличностный конфликт между двумя сторонами вмешивается до­бавочная сила в виде целой группы «добрых молодцов», высту­пающая, скажем, на стороне первого участника, то вопрос, кто физически силь­нее значения уже не имеет.

Физические способнос­ти конфликтанта - мощные бицепсы, владение приемами каратэ или мастерство обращения с «кольтом» - являются решающими лишь в острых конфликтах и, главным образом, при схватках «один на один». Кинобоевики культивируют образ «супермена», расправляющегося в одиночку с полчищами врагов, но в реальной жизни одиночка редко способен одолеть многих.

Обычно сторона, пожелавшая решить конфликт с помощью насилия, создает груп­пировку сообщников или обращается за поддержкой к мафиозной организации, бандитской «крыше», наемным «киллерам». Фак­тор силовой поддержки играет огромную роль в социальных кон­фликтах самого различного масштаба - от детских драк до войн между народами. (Конечно, насилие с помощью привлечения по­собников, как и на уровне парного взаимодействия, не сводится к применению лишь физической силы.)

Что же касается социального давления, то одна конфликтую­щая сторона оказывает его на другую, используя в качестве под­держивающей силы какие-то служебные инстанции и организа­ции, печать, рекламу, общественное мнение и другие средства об­щественного воздействия.

Например, в конфликте между работниками один из них может настроить в свою пользу начальство, и даже без ка­ких-либо административных мер авторитет руководителя может оказать достаточное давление на другого конфликтанта, чтобы он пошел на уступки.

В политической борьбе прибегают к давлению на противника с помощью средств массовой информации, изобра­жающих его в невыгодном свете. Нередко борющиеся политичес­кие силы используют друг против друга стихийно возникшие мас­совые движения или же сами побуждают массы к различного рода выступлениям против политического конкурента (можно по это­му поводу вспомнить, например, как разные политические силы в нашей стране старались в 1990-х гг. поставить на службу своим интересам выступления шахтеров, которые перекрывали желез­ные дороги, добиваясь получения невыплаченной им зарплаты).

Обратимся теперь к рассмотрению тех форм завершения кон­фликта, в которых третьей стороной становится беспристрастный посредник.

Суд— одно из самых замечательных изобретений человече­ства. В суде третьей стороной выступает представитель обществен­ной власти. Сила власти, гораздо более могущественная, чем сила каждого из участников конфликта, предотвращает использование насилия кем-нибудь из них в качестве средства решения спорных вопросов.

Исторически правосудие вначале осуществлялось непосред­ственно самими властителями, В процессе дальнейшего развития системы судопроизводства происходит отделение судов от адми­нистрации. Функция правосудия переходит от старейшин, кня­зей, королей, губернаторов к специальным судебным органам.

Судебное решение конфликта опирается не на субъективные пред­ставления его участников о своей правоте и не на силу одного из них, позволяющие ему взять верх над более слабым, а на систе­му права и силу общественной власти, которая стоит над участ­никами конфликта и которой он должны подчиняться.

Право - регулятор отношений между людьми, который исходит от госу­дарства и охраняется им от нарушений (в некоторых странах ис­точником правовых норм являются также религия и церковь — например, в исламских государствах действуют нормы шариата, записанные в Коране).

В судебном разбирательстве реализуется следующий принцип разрешения конфликтов: «прав тот, на чьей стороне закон». Наи­более древней системой законов является обычное право, основан­ное на традициях, обычаях, религиозных нормах. Позже возникло законодательное право, существующее в виде кодексов законов, которые издаются высшими органами власти, и прецедентное пра­во, опирающееся на предшествующие решения судов.

Создание института суда — важный шаг в развитии цивили­зации, который привел к существенному ограничению насилия и произвола в отношениях между конфликтующими сторонами. Обращение в суд является ныне общепринятой формой разреше­ния разнообразных конфликтов. Судебное разбирательство часто рассматривается сторонами как чуть ли не единственный эффек­тивный способ урегулирования споров по гражданским вопросам. Однако разрешение конфликтов в судебном порядке при всех сво­их достоинствах имеет и свои недостатки.

Во-первых, никакой кодекс законов, сколь подробным бы он ни был, не может учесть все возможные нюансы человеческих вза­имоотношений и поступков. Рассматривая какой-либо единичный случай, суд вынужден «подгонять» его под определенный стан­дарт, под заданную законодательством категорию аналогичных ситуаций. При этом приходится абстрагироваться от уникальнос­ти данного случая. А участников конфликта, может быть, имен­но уникальные для него обстоятельства больше всего и задевают за живое. Поэтому и верное с точки зрения закона судебное реше­ние отнюдь не всегда бывает справедливым — русская литерату­ра насыщена подобными примерами.

Во-вторых, в системах законодательства могут существовать лакуны и зацепки, которые позволяют хитрому мошеннику усколь­знуть от правосудия и выйти сухим из воды, сделав честного, но простодушного простака «без вины виноватым». Нередко встре­чаются и юридические коллизии — противоречия между закона­ми, между правовыми нормами разного уровня (например, меж­ду конституционными законами и подзаконными актами, между государственными законами и правительственными постановле­ниями). Такие коллизии не только ставят судью в затруднитель­ное положение, но и приводят к допущению элементов субъекти­визма и произвола в судебном приговоре.

В-третьих, справедливость судебного решения зависит не толь­ко от применения закона, но и от способности судебных органов достаточно глубоко разобраться в существе дела. Разрешение кон­фликта в суде требует от судей, кроме знания законов, еще и про­ницательности, мудрости, умения понимать людей и мотивы их поступков, а также творческого подхода.

В Библии повествуется о том, как вершил правосудие мудрый царь Соломон. Когда ему пришлось решать, кто из двух женщин, каждая из которых утверждала, что именно она является матерью ребенка, гово­рит правду, он сказал: «Рассеките мечом ребенка и отдайте каждой по половине!» Одна женщина ответила: «Рубите!», а другая взмолилась: «Отдайте ребенка ей, не убивайте его!» И Соломон отдал ребенка второй женщине, которая , по его мнению, и являлась настоящей матерью.

Разумеется, постановления суда дол­жны выполняться. Однако не случайно (особенно в России) жизнь по закону противопоставляется жизни по совести. После реше­ния спора в суде одна или даже обе стороны зачастую остаются недовольными решением судьи. А это значит, что они не станут особенно усердствовать в следовании ему. Они будут всеми прав­дами и неправдами уклоняться от выполнения судебного реше­ния, будут снова и снова добиваться пересмотра дела.

Например, мать вопреки тому, что суд обязал ее дать возможность бывшему мужу встречаться со своим ребенком, станет всячески препят­ствовать их свиданиям, если считает, что бывший муж настраивает ре­бенка против нее.

Арбитраж отличается от суда тем, что роль третьей стороны доверяется лицу (иди группе лиц), решению которого обе кон­фликтующие стороны добровольно обязуются подчиниться (т. е. здесь имеется в виду так называемый «третейский суд»).(В нашей стране, правда, существует система государственного арбитража, призван­ная решать, главным образом, имущественные споры между юридически­ми лицами и действующая в соответствии с Законом о государственном арбитраже. Арбитраж тут представляет собой вид суда и не является арбит­ражем в оговоренном смысле, т. е. «третейским судом»).

Арбитражная процедура может организовываться по-разно­му: быть менее формальной, чем в суде, регламентироваться ка­кими-то специальными правилами или строиться по усмотрению арбитра. Главное в арбитраже - то, что конфликтанты добровольно отказываются сами решать конфликты и проявляют готовность согласиться с тем решением его, которое предложит арбитр.

Разумеется, эффективность разрешения конфликта с помо­щью арбитража во многом зависит от того, насколько умен, спра­ведлив и авторитетен арбитр. Существуют разнообразные спосо­бы его выбора. Нередко арбитром становится кто-то из носите­лей власти или назначенных властями лиц.

Так, при разборе служебных конфликтов эту роль часто приходится выполнять руководителю. Во многих случаях, однако, кандидатура арбит­ра определяется по соглашению между самими конфликтантами.

Например, согласно одной из принятых в международной практике процедур, каждая из конфликтующих сторон предла­гает по равному числу кандидатур, которые собираются и изби­рают из своего состава того, кто станет арбитром. В бандитских кругах, столь заметных в последнее время в нашей стране, попу­лярно обращение к одному из криминальных авторитетов (воров в законе)в качестве третейского судьи.

К особым вариантам арбитража относятся

- «Божий суд», в ко­тором роль третейского судьи выполняет «высшая сила» (для чего, конечно, необходима вера в ее существование);

- голосование, в ко­тором третейским судьей становится большинство;

- жре­бий, где роль беспристрастного третейского судьи отдается не че­ловеку, а слепому случаю. Впрочем, в подобных случаях об «ар­битраже» можно говорить лишь условно, поскольку главную роль здесь играют предварительная договоренность о согласии решить дело с его помощью или традиция, которая пользуется обществен­ным признанием.

Совершенно уникальным вариантом «арбитража» является удиви­тельный обычай, существовавший некогда в шведском городе Гурденбурге. Там роль беспристрастного арбитра, решавшего вопрос, кто из пре­тендентов на должность мэра наиболее достоин занять ее, доверялась... насекомому. Процедура устраивалась так: кандидаты в мэры (в число которых могли попасть только те, у кого была солидная борода) расса­живались у стола и выкладывали на него свои бороды. После этого на середину стола бросалась вошь. Тот, в чью бороду она заползет, и стано­вился мэром. Может, эта процедура и не всем понравится, но зато выбо­ры мэра обходятся дешево и возможность занять этот пост с помощью денежного мешка или махинаций с голосами избирателей полностью исключена [34].

Когда конфликтующие стороны доверяют арбитру и заранее обязуются согласиться с его решением, вероятность того, что они будут это решение выполнять, может быть достаточно высока. Она еще более возрастает, если арбитру дается право контроля за выполнением принятых им решений, и он имеет достаточные воз­можности пресекать их нарушение.

Но все-таки решение арбит­ра, даже самого уважаемого и авторитетного, - это не решение самих конфликтантов. Оно им навязывается со стороны. И впол­не возможно, что кто-то из них окажется недовольным этим ре­шением и сочтет его несправедливым. Конечно, бывают замеча­тельные арбитры. Однако также понятно, что решения третей­ского судьи, как и судьи государственного, отнюдь не всегда являются эффективными.

Медиация, в отличие от суда и арбитража, позволяет сторонам самим решать конфликт с помощью переговоров. Задача посред­ника-медиатора заключается не в том, чтобы дать им готовое ре­шение, которое они должны выполнять, а в том, чтобы помочь им договориться и прийти к согласию.

Медиация не есть что-то отличное от переговоров, она представляет собою лишь особый вид переговорно­го процесса.

Участие медиатора заключается в организации переговоров, в придании им более конструктивного характера, в содействии поиску обоюдоприемлемых условий завершения конфликта. Поскольку при медиации реше­ние принимают сами конфликтующие стороны и сами они доб­ровольно берут на себя обязанность его выполнять, постольку медиация по сравнению с судом и арбитражем дает больше уве­ренности в том, что конфликт будет успешно урегулирован.

Ста­тистика подтверждает, что добровольные соглашения между конфликтующими сторонами выполняются лучше, чем судебные и арбитражные постановления. Даже в такой законопослушной стране, как США, решения судов по гражданским делам выпол­няются не более, чем в 40% случаев, тогда как соглашения, по­лученные в результате совместной договоренности, соблюдают­ся обеими сторонами в 70% случаев.

 

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:608

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.