Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Постижение первых принципов научного знания

Вторая Аналитика по большей части занимается доказательством, которое предполагает знание первых посылок, которые сами доказательством не постигаются. В конце книги Аристотель приходит к вопросу, как познаются они сами. Что за способность, с помощью которой мы их познаем; и есть ли это приобретенное знание или же оно неявно присутствует в нас с самого нашего рождения? Трудно предположить, что такое знание, которое должно быть самым очевидным во всем нашем знании, присутствовало в нас с самого начала без нашего ведома; но точно так же трудно представить, как оно могло бы быть получено, если оно не присутствовало уже с начала, поскольку (в отличие от доказательного знания) оно должно было быть получено без всякого основания предсуществовавшего знания. Чтобы избежать оба этих затруднения, мы должны предположить, что мы начинаем с более скромной способности, из которой это знание может быть развито. Такую способность Аристотель видит в восприятии, врожденной всем живым существам силы, осуществляющей различение. Первая стадия в развитии от ощущения к знанию — это память, «пребывание воспринятого» после завершения восприятия. Следующая стадия — это «опыт» или оформление, на основании повторенных припоминаний того же самого вида вещи, понятия, фиксирование общего. Это в свою очередь есть начало, откуда развивается искусство, если мы занимаемся становлением, или наука, если мы заняты бытием. Переход от частного к общему похож на сосредоточение марширующей армии через остановку одного человека после другого, пока вся армия не придет в состояние дисциплины. Переход стал возможен благодаря тому, что само восприятие имеет элемент общего; мы, действительно, воспринимаем единичную вещь, но то, что мы в ней воспринимаем, — это характерные черты, которые она разделяет с другими вещами. От этого первого элемента универсальности мы переходим без перерыва через все более высокие уровни универсальности к наивысшим из всех универсалов, «к неанализируемым». Переход от единичных вещей к имплицитно пребывающим в них общим описывается как индукция, схватывание всеобщих вещей, которые становятся первыми посылками научного знания и должны, как говорит нам Аристотель, быть делом более высокой, чем научное знание, способности, и это может быть только интуитивный разум.

В этом великолепном описании неразрывного развития от ощущения к разуму один пункт (чтобы не упоминать еще и другие) остается темным. Что в точности представляют собой «первые вещи», которые познаются интуитивным разумом? Большая часть аристотелевской терминологии отсылает к схватыванию понятий, и первые вещи должны тогда быть высшими, далее неразложимыми объектами постижения, категориями. Но знание категорий не является достаточным отправным пунктом для доказывающей мысли. Первые принципы науки — это аксиомы, определения и «гипотезы» или допущения существования первичных объектов науки. Может оказаться, что Аристотель признает это различие здесь. После описания восхождения от единичных объектов, данных ощущением, к общим понятиям, он говорит «тогда ясно, что путем индукции (то есть обобщения от частного) мы признаем «первые вещи»; поскольку именно таким образом восприятие также порождает общее в нас». То есть, кажется, что он признает, помимо продвижения от восприятия единичных вещей к постижению общих, продвижение от частных суждений, например, таких как «эта вещь не может иметь различных цветов в одной и той же своей части», к общим суждениям, таким как закон противоречия и прочие первые принципы научного знания.

 

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:325

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.