Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Антропологическая катастрофа как потеря личностной целостности

III. Антропологическая катастрофа

Понятие “антропологическая катастрофа” до последнего времени (конец XX века) чаще являлось объектом внимания писателей фантастов. Это они предсказывали, что произойдет с человеком, если он доверит машине (роботу) или обезьяне свои функции, свои обязанности станет ленивым и спустя столетия его наследие будет с удивлением изучать археолог- шимпанзе (Р. Буль). Эта тема переходила из одного романа в другой и к ней не относилась сколько-нибудь серьезно академическая наука. Так, прогнозы великого прорицателя, писателя-фантаста Артура Кларка на удивлении не раз сбывались.

В начале двадцатого века, в Австро-Венгерской республики из-под пера Ференца Кафки выходили, странные, сюрреалистические предсказания. Это много позже появились интерпретации в культовой песни советского времени: “Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью”. И современный человек во многом преуспел в этом. Предвидения гениального писателя сбываются успешно, быстро и без особых сопротивлений со стороны венца природы. Создается такое ощущение, что человек с радостью вступает в кафкианский век раньше времени, и что он получает удовольствие от ситуации неописуемости и неопределенности. Век следующий становиться незащищенным от человека от его убийственной для самого себя активности.

В советской науке первым, кто стал бить в колокол антропологической катастрофы, был Меграб Мамардашвили. Основные идеи по этой проблеме впервые в сжатом виде он отразил в докладе сделанном еще на III Всесоюзной школе по проблеме сознания в Батуми, в 1984 году. “Сознание и цивилизация” - название доклада грузинского мудреца. Позже он неоднократно возвращался к этой проблеме.

М. Мамардашвили писал о своих тревожных ощущениях судьбы XX века. Он отмечал, что среди множества катастроф, которыми славен и угрожает нам XX в., одной из главных и часто скрытой от глаз является антропологическая катастрофа. Она проявляется совсем не в таких экзотических событиях, как столкновение Земли с астероидом, и не в истощении естественных ресурсов или чрезмерном росте населения, и даже не в экологической или ядерной трагедии. Философ писал, что о том, что происходит с самим человеком, с цивилизацией в том смысле, что нечто жизненно важное может необратимо в нем сломаться в связи с разрушением или просто отсутствием цивилизованных основ процесса жизни.

Язык философа сложен и метафоричен и для пояснения своих мыслей он пользуется притчами и иносказаниями, которые в свою очередь требуют прояснения. Метафору “черная дыра“ М. Мамардашвили позаимствовал у А. Азимова. Очевидно, - пишет ученый, - что существует какая-то фундаментальная структура сознания, в силу чего наблюдаемые разнородные, внешне друг с другом никак не связанные микроскопические, макроскопические и космические явления предстают как далеко идущие аналогии. Эти явления ученый предлагает рассматривать как метафоры свойств сознания, которые демонстрируют фундаментальную включенность сознания в процессы познания реальности. Здесь идет речь о внутреннем знании, которым обладает человек - сознании до опыта, до познания и в познании, недоступное никакому внешнему, удаленному наблюдателю. (Чужое знание, как и чужая душа -потемки).

Используя в качестве иллюстрации стихотворение Г. Бенна “Целое”, М. Мамардашвили так определяет судьбу внутреннего знания и носителя его - человека.

а) Сознания и самосознания человека всегда фрагментарно: одновременно и в опьянении, и в слезах, в сиянии блеска и во тьме. Ускользает определенность и авторство содержания сознания. Как пишет поэт: в сознании всегда бушуют бури, но “какие бури, чьи”? Человек принципиально не в состоянии установить авторство содержания его сознания. Об этом же строчки А. Ахматовой: “Я на чужом пишу черновике…”

б) Человек обречен на одиночество. Человек всегда несчастлив, вечно одинок - он “редко с кем-то, все больше укрыт” от внешних глаз. Все варится в глубине и, вырываясь во вне, к “нутру” сводится.

в) В одном и том же действии твоем один видит разрушение, другой созидание: “Что строил ты, один то видел, другой - лишь то, что разрушал”. Все это виденья половинки, ведь целым обладает (должен обладать!?) только сам человек. [“Другому как понять тебя? Поймет ли он, чем ты живешь? Мысль изреченная есть ложь”. Ф. Тютчев]

г) Так же неопределенна любая цель, которую ставит сам человек перед собой, которая при встрече должна прояснить наконец-то человеческую судьбу. “Но вот предстало, то, что должно было”. И что же - живая цель “окаменела”. И что же это за результат, на что это похоже: “гологоловый гад в кровавой луже”.

Итак, ощущение “целого” есть особое, внутреннее умонастроение, потеря которого есть звон колокола, который всегда “звонит по тебе” (Дж. Донн).

Для пояснения антропологической катастрофы рассмотрим принципы трех “К“- метафоры, которые использует М. Мамардашвили для описания и иллюстрации ситуации принципиальной неопределенности.

 

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:436

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.