Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

О сохранении храмов. Гидроизоляция

Я вам буду рассказывать о сохранении храмов, прежде всего каменных. Большинство из вас после окончания учебы могут быть священниками, т. е. в значительной степени хозяевами или по крайней мере окружать заботой вверенный вам храм. Для того, чтобы делать это правильно, необходимо знать некоторые вещи о каменных материалах, о видах разрушения, об основных разрушающих факторах, о том, как их диагностировать. Последнее слово не случайно: правильный уход за храмом сродни уходу за больным и пожилым человеком. Большинство храмов имеет достаточно солидный возраст и за время своего существования претерпели те или иные катаклизмы, и они не вполне здоровы. Поэтому терминология, схожая с медицинской, пусть вас не удивляет. Я посчитал бы полезным, если бы вы относились к храму-памятнику как к некоторому организму, в котором происходят своеобразные процессы, и его нельзя рассматривать статично, нельзя подойти к стене и, увидев на ней разрушения, сразу предпринимать какие-то действия. Разрушения, наблюдаемые вами внешне, есть проявление каких-то процессов, происходящих во всем достаточно сложном организме храма.

Большинство храмов, с которыми мы имеем дело, относится к крестово-купольному типу, пришедшему к нам из Византии. Но это не только внешняя архитектурная форма, это и определенные строительные приемы, какие-то многовековые соображения, которые зодчие выбирали и которые в конце концов воплотились в крестово-купольном храме. Но надо помнить, что создавался он для других климатических условий, а следовательно, когда он был перенесен на Русь, то он не совсем хорошо себя чувствовал и был подвержен всевозможным заболеваниям, т. е. разрушению. До XVII в. практически других типов храма и не было. Делались различные попытки приспособить эту архитектуру к сложному российскому климату — например, утолщение стен. Известное шлемовидное покрытие, которое существовало в первоначально типе храма, клалось практически по каменной кладке главы, завершающей барабан и, конечно, промерзало. И русские мастера применяли всевозможные приемы: например, прокладывали войлоком, пропитанным известью, чтобы он не гнил и одновременно служил утеплением. Связи металлические, когда они заводились в стену, обматывались необезжиренной овечьей шерстью, чтобы устранить контакт между металлической связью и кладкой, чтобы холод, который свободно проходит по металлу связи, не охлаждал кладку внутри. Эта необезжиренная овечья шерсть служила одновременно и защитой от конденсационного увлажнения и своеобразным теплоизолятором.

Можно привести много таких примеров, но к сожалению, мы не располагаем временем, чтобы говорить о всевозможных приемах древних зодчих, которые они применяли,  чтобы приспособить пришедшие к нам архитектурные формы из Византии или западной Европы к русскому климату. Для нас важно рассмотреть каменные материалы, из которых возведено большинство дошедших до нас храмов. Самые ранние: плинфа и кирпич. В Византии не было кирпича как такового, поэтому использовали плинфу — плиточку, как правило,  квадратного сечения и довольно плоскую. По своим свойствам плинфа принципиально не отличается от кирпича, но она отличается размерами, что приводило к другой системе кладки. Как ведется кладка из кирпича, вы себе примерно представляете. Чтобы сделать нормальную перевязку при кладке плинфы, приходилось сдвигать следующий слой плинфы относительно первого. Отсюда очень красивая византийская система кладки с ....... берегами. Наверное, вы видели эту картиночку: очень широкие швы, казалось бы, а на самом деле это просто [удобренная] плинфа. Если вы видели фотографии византийских или псевдовизантийских храмов, то арочки у них выглядят очень интересно: торчит плинфа и очень большой слой раствора. Это потому, что та плинфа находится в глубине, она вот так сдвинута. По свойствам же кирпич и плинфа в общем не отличаются: это обожженная керамика.

Но еще раньше применялись естественные камни, такие как известняк, доломит. Из мрамора тоже строили, но все же в Греции, а не у нас. Гранит и пр. применялись гораздо реже и только в солидных сооружениях, особенно в Петербурге (Исаакиевский собор). Большинство храмов, с которыми вам придется иметь дело, сложены из кирпича, известняка и доломита (разновидность известняка, отличающаяся от него по химическому составу). Известняк — это и есть тот белый камень, от которого пошло название Москва белокаменная. Для нас важно то, что кирпич, известняк и доломит, а также искусственные материалы (как например, гипс, который применялся для декорирования), все они относятся к классу капиллярно-пористых тел. Капиллярно-пористое тело — это структура, которая пронизана очень тонкими капиллярами. В отличие от пенопласта, который также имеет много отверстий, но если его положить в воду, он не будет ее впитывать, капиллярные тела имеют свойство впитывать воду.

Капиллярно-пористые тела, независимо от разного химического состава, имеют сходные механизмы и виды разрушения. Прежде всего это морозное разрушение. Вода, попадая в капилляры камня, замерзает. При замерзании объем льда по сравнению с водой увеличивается на 9%, и при периодическом замерзании и оттаивании происходит такое давление на стенки капилляров, т. е. расшатывание структуры и в конечном итоге ее разрушение. Это может быть выражено по-разному: или появляются мелкие чешуйки, или известняк или кирпич, например, рассыпаются в муку.

Следующий вид разрушения — химическое разрушение. [рисуется фундамент] Всегда есть какое-то количество влаги, которое так или иначе может поступать в храм. Например, если влага поступает отсюда, и впитывается, поднимается по стене из грунта, то она, как правило, содержит какие-то растворенные в почве соли, поэтому всегда в стенах храма присутствует достаточное количество сырых солей. Другим источником солей в наше время является атмосфера — теперь уже не только в промышленных, но и в сельских местностях. Больше всего вреда наносят соединения серы, летают они в виде SO-2. Если это соединение оседает на камне или где-то еще, и соединяется с водой, то сначала получается +H-2-O сернистая кислота ... смена кассеты

... на кирпич, но очень хорошо действует на карбонатные породы, к которым принадлежит известняк. Кстати, штукатурки, в которых содержится известь, также являются карбонатными породами. Так что процесс разрушения идет не только в городской атмосфере.

Химическое разрушение, как правило, и вызвано теми или иными веществами, поступающими из грунта, из воздуха. Источники веществ могут быть очень разнообразны: при плохом чердаке, на котором живут голуби, просачивается их помет, выделяющий определенные химические вещества. Микроорганизмы также могут вырабатывать химические продукты, приводящие к разрушению.  Я думаю, что эти два основных вида — морозное и т. н. солевое, или химическое, в которое частично входит и биологическое разрушение — они являются главными факторами разрушения материалов, будь то кирпич, камень, настенная живопись, декор на фасаде здания.

Следующая вещь, которую я хотел бы отметить — все процессы разрушения происходят только в присутствии воды. Поэтому если у вас конструкции достаточно защищены от чрезмерного увлажнения или их режим нормализован, а кроме того, внутри вашего храма поддерживаются нормальные температурно-влажностные условия, то достижение этого и является основной задачей при содержании храма как здания, как материального объекта.
Еще раз подчеркну: не будь избытка влаги, морозное разрушение не действовало бы. Если вы закроете доступ влаге каким-то образом, особенно здесь, на земле, никаких вредных процессов происходить уже не будет. Поэтому весьма важным является правильный диагноз: а какой же источник увлажнения в данном случае приводит к разрушению, которое вы наблюдаете?

Перечислим источники увлажнения, которые бывают.
1) Осадки в виде дождя или снега. Если кровля и водосточные трубы в неисправности, то о чем говорить.
2) Влага, поступающая снизу. Условно ее можно разделить на две категории. В первую очередь это грунтовые воды, которые опасны, если они затрагивают, например, .... фундамента. Если же грунтовые воды расположены достаточно глубоко, то они не могут оказывать прямого воздействия на фундамент и впитываться.
3) Верховодки. Если повреждены отмостки или нет отвода воды, то вся стекающая влага будет впитываться прямо в почву и потом проникать опять сюда.  При внешнем проявлении 2-й и 3-й виды увлажнения похожи друг на друга, но методы борьбы с ними влажные. Поэтому крайне важно установить, что же именно приводит в данном случае к разрушению цокольной части стен.
4) Конденсационный вид увлажнения — неявный и более сложный. Каков его механизм? Самое простое — когда конденсат выпадает из воздуха, поэтому вначале он и не виден. Когда в помещении храма тепло, а на улице холодно, то наружные стекла (особенно если у вас одинарное стекление) при соприкосновении с ними теплого воздуха запотевают — это выпадает конденсат. Если у вас внутри кирпич или камень, т. е. капиллярно-пористое вещество, то пары воздуха начинают оседать в капиллярах и внешне они незаметны. В каких случаях конденсационное увлажнение можно все-таки наблюдать? Прежде всего оно проявляется в неотапливаемых храмах, которых сейчас, наверное, уже не  так много. Сейчас ведутся попытки отапливать любые храмы, но забегая вперед, скажу, что это не всегда возможно: не в каждом храме в силу его архитектурных особенностей можно сделать нормальное комфортное отопление. Или есть храмы, которые от Покрова до Пасхи закрыты, и их нужно весной очень разумно вводить в режим жизни, чтобы они могли нормально эксплуатироваться. Иначе за зиму остывшая массивная стена в апреле и мае еще имеет температуру 0° или +5°, не больше, а на улице в мае температура может быть до +20°. А относительная влажность воздуха может при этом составлять всего 50% — это не влажно, но это не влажно для 30°. И вот когда такой воздух попадает внутрь и соприкасается с холодной стеной (чем ниже, тем стена холоднее), то у него влажность начинает возрастать и достигает 100%, потому что при снижении t воздуха от 20° до 5° избыток влаги начинает выпадать или на стене, и это видно, например, если у вас масляная живопись, не пропускающая воду, или впитывается в капилляры, чего вы не видите явно, но это всегда имеет место, и во фресках происходит изменение интенсивности цвета. Вот почему такой вид настенной живописи, как фреска и темпера наиболее ярко выглядят в весенний период.

Зимой все происходит несколько иначе. В средней полосе (Вологодская или Псковская обл.), как правило, в конце января - начале февраля бывает потепление (т. е. t с - 25-30° может упасть до -15°). В этот период в верхних и более тонких частях здания может выпадать конденсат. Наверное, вы видели какие-нибудь массивные гранитные колонны или углы здания, или гранитные столбы на набережных Москвы-реки или Яузы, которые в период резкого потепления все покрываются инеем. Это конденсат, который не впитывается, потому что это гранит (у него очень маленькая пористость и почти нет открытых капилляров). Похожая вещь происходит и здесь. Это может происходить во вверенном вам храме, и необходимо внимательно за этим наблюдать.
Какие еще примеры выпадения конденсата? Во время длительных и многолюдных богослужений (например, на Пасху) по стеклам просто течет. С этим явлением пытаются как-то бороться. Например, в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря в конце прошлого века под каждым окном был сделан специальный лоточек и все они были соединены кольцом между собой, и были сделаны внутренние водосточные трубы, по которым конденсируемая влага от огромного количества паров, выдыхаемых людьми, собиралась в специальный чан — до 200 ведер воды за службу (если дело было, например, на Рождество). При нормальных условиях (если средняя влажность 50%) в 1 куб. м воздуха содержится 20 г воды, а если влажность не 50, а 80%, то воды может быть в два раза больше. Вот такой незаметный, т. е. визуально не наблюдаемый источник увлажнения, тем не менее становится иногда очень существенным. С ним разными способами пытались бороться, но не всегда удачно. Например, в Успенском соборе г. Владимира, где сохранились знаменитые росписи прп. Андрея Рублева, после устройства в XIX в. парового отопления стало наблюдаться интенсивное увлажнение в барабане. Чтобы этого избежать, там сделали стеклянные фрамуги, окна, которые можно было на лето открывать, а на зиму снова закрывать. Эти конструкции сохранились до сих пор, но они себя не оправдали. Похожие вещи пытались сделать и в некоторых московских храмах.

Вот здесь, в барабане, толщина стен в полтора кирпича, т. е. 30-45 см, а внизу — 1,2 м или 1,5 м. Такая разная толщина стен присуща конструкции крестово-купольного храма. И вот такая разная толщина стен не позволяет создать в храме крестово-купольного типа комфортных условий, аналогичных тем, что мы имеем в обычном помещении. Просто эта архитектура создана для другого климата, в Византии не было этих проблем. Поэтому уже в XVII-XVIII вв. когда хотели отопить храм, приходилось идти на всякие изменения в его конструкции. Например, в Кирилло-Белозерском монастыре шатровая больничная церковь Евфимия примыкает к большим больничным палатам. И там, и там высокие своды не позволяли в одном месте содержать в нормальных условиях больных и больничную церковь. И тогда в больничных палатах был сделан деревянный подвесной потолок, а в шатровой церкви Евфимия был сделан пониженный свод, вот эта часть была отсечена.

Даже в бытовой ситуации можно представить себе, что если у вас приборы отопления стоят в нижней части, то в верхних частях, имеющих более тонкие стены, это будет приводит к конденсационному увлажнению, а значит и ко всем тем процессам, в которых присутствует влага как основной фактор разрушения.

Мы рассмотрели источники увлажнения, которые существуют и которые могут быть. Диагноз этих источников не всегда прост и чаще всего требует некоторых специальных исследований, для которых необходимо привлекать специалистов-теплофизиков. Основной задачей нашей сегодняшней беседы является не то, чтобы научить вас самим ставить диагнозы и применять какие-то конкретные точные решения, а дать вам сведения о том, к кому надо обращаться, чтобы вы могли разговаривать примерно на одном языке со специалистами, которых вы должны пригласить. Как и в медицине, консилиум здесь дело обязательное для достаточно пожилых и обветшавших организмов, которыми является большинство дошедших до нас храмов, проживших очень сложную жизнь. Здесь коллегиальность очень важна, и мне хотелось бы, чтобы вы это поняли. Чем больше специалистов вы привлечете для совета, тем более правильны будут те меры, которые вы сможете применять.

Приведу несколько примеров неправильной постановки диагноза и того, к чему это привело. Из них самый широко распространенный имел место при подготовке к 300-летию дома Романовых — в конце прошлого и начале нынешнего века. В то время полы очень во многих храмах — кирпичные, белокаменные, деревянные — были заменены на полы металлические, чугунные (в Успенском и Архангельском соборах Московского Кремля, в Донском монастыре и т. д.) или же из [метлахской] плитки. И тот и другой материал, грубо говоря, не дышит, т. е. не является паропроницаемым. Что же происходит в этом случае? Я нарисую вам стену и какой-либо внутренний столп. Какая-то влага, существующая здесь .... ...., она все-таки попадает в конструкции, т. е. какая-то влага, поднимающаяся снизу. Частично она попадает в конструкцию, а частично испаряется через пол. Если же вы, грубо говоря, закупорите эти полы металлом, то ваши столпы и стены начинают работать подобно фитилям. Площадь достаточно большая, если взять площадь пола, то она составляем минимум 4/5 от площади стен и столбов, и через нее, конечно, что-то испарялось, что-то выносилось на улицу при проветривании, а когда все это закупорено, то все идет в основном через столпы и через стены.

Мало того, при устройстве этих полов в очень многих храмах были нарушены или системы подпольной вентиляции, или системы подпольного калориферного отопления. Такая  система отопления, возникшая в XVII в., была очень эффективна. Принцип у нее такой: в подвале под храмом или рядом устраивалась печь, дымоход которой шел прямо на улицу или через чердак, а теплый воздух по этой системе подпольных каналов разводился под полом, и затем доходил до столба, проходил внутри столба, и на высоте 2,5 - 3 м выпускался внутрь храма. Такие системы сохранились в церкви Ильи Пророка в Черкизове, в Саввино-Сторожевском монастыре под Звенигородом (там она даже частично используется). Это очень хорошие системы, так как при этом прогреваются сами конструкции, а не только греется воздух. При прогреве конструкций всегда удается избежать конденсационного увлажнения, т. к. вначале греется стена, а не воздух. Радиальное отопление для высоких храмов не очень подходит, т. к. оно в лучшем случае будет греть здесь, а вверху уже будет совсем другая температура.

Итак, подобная система была обнаружена нами в церкви Ильи Пророка в Черкизове, там почти все каналы сохранились. Но использовать их как систему воздушного отопления уже не представлялось возможным, потому что они очень обветшали и их нельзя прочистить. Но даже когда эти каналы не греют, они хорошо вентилируют. И там было принято довольно интересное решение. Там на некоторых стенах было радиаторное отопление, а эти каналы используются обратно, для вытяжки, и вся масса, которая выдыхалась людьми во время службы (а это храм очень посещаемый), забиралась и не успевала нанести вреда.

Что получилось в надвратном храме Новодевичьего монастыря? Он двухсветный, там два яруса света, и достаточно высокий. Там нет стенописи, но совершенно уникальный барочный иконостас, резной, во всю высоту храма, представляющий собой огромную ценность во всех смыслах. Для того, чтобы его отопить, были сделаны радиаторы здесь и вот здесь (частично вывешены наверх), т. е. там было достаточно тепло. Это привело к тому, что даже в зимний период здесь было градусов 25, и здесь было градусов 15. В этом храме никогда не было большого скопления народа, от силы 5-10 человек. Что происходит при повышении температуры? Зимой, когда на улице -20° и влажность, предположим, 70%, т. е. довольно высокая, если этот воздух попадает внутрь и нагревается  хотя бы до +5°, то его влажность становится всего лишь 25-30%. И вот этот прекрасный иконостас начал трещать, иконы стали себя в нем “плохо вести”, и пришлось принимать меры. Сначала были попытки увлажнить воздух. Не знаю почему, но увлажнители серийно выпускаемые были отвергнуты (хозяин храма просил найти какие-то традиционные методы). Тогда на батареях установили ванночки, чтобы они испаряли воду, но этого оказалось недостаточно. И все равно, завесив практически все, что можно,  этими ванночками, нам так и не удалось поднять влажность в верхних частях выше 45%. Для дерева это все равно плохо,  слишком низко. Поэтому пришлось пойти на то, чтобы отключить часть радиаторов.  Тогда в храме стало попрохладнее и сделанных увлажнителей оказалось достаточно.

В чем одна из причин неудачи этого примера, который мы рассмотрели? В том, что не существует каких-то апробированных нормативов для проектирования отопления в зданиях такого типа — с разной толщиной стен, со сложной объемно-пространственной планировкой и особенно в крестово-купольном храме и в центрических постройках (например, церковь Покрова в Филях или Высоко-Петровский монастырь, где очень высокая центрическая композиция).

... Вообще существует очень простой вариант такого вентилирования. В Смоленском соборе, когда пробовали сделать пуск воды и окна все время закрывали и открывали, они очень часто ломались. Но вообще для того, чтобы выпускать излишне теплый воздух в необходимое время, существуют автоматические клапаны-хлопушки. Если храм отапливается, то, как правило, остекление наверху делают все-таки двойным, хотя бы в виде стеклопакетов.

Мы сейчас говорим только о барабане. Если речь идет о двухсветном храме, то мы говорим только о втором ярусе окон. Возьмем вот этот квадратик и посмотрим на него отсюда. Это внутренность, это улица. Если у вас отсюда поднимается поток воздуха, когда много людей и т. д., эти лепесточки выпускают избыток, но если отсюда снег или ветер, то ... опускается, и они прижимаются. Вот очень простая схема, которую так или иначе можно реализовать. Она прекрасно работает и в неотапливаемых храмах, и в частично отапливаемых. Такая система установлена в Спасском соборе Спасо-Андроникова монастыря в середине 70-х годов и до сих пор работает, там они сделаны из латуни. Затем в ... соборе Ферапонтова монастыря, в храме, который принадлежит музею (там нет служб), там эти вещи были сделаны из пластика, который для этих целей может быть даже лучше, чем латунь или медь, т. к. эти листочки достаточно плотные и в то же время легонькие.

Если у вас двойное стекление в отапливаемом храме, то эту вещь можно немного модернизировать. Если у вас ... такие вот висят, то коробочка ... Есть чертежи специальные, это вещь достаточно разработанные. Подобная конструкция была установлена года три назад в Рождественском монастыре.
Мне бы хотелось привести еще один отрицательный пример, который может предостеречь вас или ваших коллег от каких-то скоропалительных решений. Кому из вас знакома церковь Владимирской в селе ... под Москвой? Это храм XVII в., он никогда не закрывался, так что там нет никаких разрушений и изъянов, вызванных неправильным использованием. Но вот с чем там пришлось столкнуться, когда настоятель пригласил меня и моих сотрудников для обследования. Там невысокий нижний храм ... обрыв записи, конец кассеты ... живописи полотенец, который много раз переписывался, это было очевидно. Этот пример был вначале века заделан ... плиткой, и как потом выяснилось, существовавшие внутристенные каналы проветриваются, а может быть и подпольные, чего мы не нашли уже. Последовательность событий я представляю себе так: когда все это сделали, убрали ... подполье, закупорили пол, вся влага пошла вверх. Полотенца и живопись стала разрушаться. Ее зачистили и заделали цементом, достаточно жестким.  Мы нашли до шести таких, грубо говоря, поновлений, которые привели к тому, что толщина столба, когда мы это все вскрыли, стала катастрофически тонкой. Мы зачищали, накладывали цемент и т. д. и постепенно таким способом “реставрировали”. Это пример того, что происходит, если есть источник увлажнения и вы не его определили, а начинаете лечить болячки сверху.

Другой пример могу привести: Домский собор в Риге (XIII в.). Они там под штукатурку, я уж не  знаю почему, подкладывали стекло тонкое. И там разрушения наблюдались на высоте 11-12 м (лет 10-15 назад, когда мы с ними еще сотрудничали). Т. е. как вы здесь не затыкайте, вода все равно дальше будет подниматься.

Что здесь было сделано? Очистили от цементной штукатурки, нормально доложили кирпичом, сделали известковую штукатурку известковыми красками, т. е. дышащими, т. к. сколько воды на самом деле напиталось в этих столбах, мы не знаем, и ей нужно выходить, процесс довольно долгий. Например, стена в 1 м толщиной в естественных условиях сохнет 2 года. Что еще сделали? Вот здесь, по периметру столбов,  сняли плитку, откопали три ямочки, вот эту кладу зачистили до кирпичной, так чтобы если влага и поступала, то она уже не сюда шла, а перехватывалась на этом уровне, и закрыли их декоративными решетками, которые были прилично сделаны (о них не спотыкались).

Рекомендация такого толка для нормализации влажности стен и столбов может быть использована достаточно широко. Причем не обязательно делать этот канал, по периметру стен и столбов, везде открытый. Вы можете проложить его, открывая через отдельные промежуточки, так чтобы происходило перехватывание влаги на том уровне ниже пола.

Вообще вентилирование основания стен и столбов всегда положительное явление, закупорка — всегда отрицательное. Недавно меня приглашали в один большой храм на м. Динамо, ему лет 150. Там тоже есть нижний храм достаточно большой и верхний храм. В нижнем храме в подвале над тем местом, где сидит сторож или привратник, обнаружен какой-то источник влаги — или колодец, или трубу прорвало. И они этого не знали, а продолжалось это давно. Может быть, после ликвидации дачного поселка там остались какие-то коммуникации, которые к этому привели. Т. е. не было выполнено никаких исследований, что же этот такое, хотя сделать это не сложно. И были написаны все эти рекомендации — буквально четыре пункта: открыть шурф, посмотреть старую систему .... и ... И я думаю, что может быть, они уже за это дело принялись. Но печально то, что еще не сделав этого, прикрыв глаза на этот источник влаги, они потратили огромные деньги, кем-то пожертвованные, на устройство мраморных полов и частичный ремонт цоколя в нижнем храме. И получилась та же самая печальная ситуация. Этот храм в плане достаточно сложный. И в нижней части внутри, на стенах и на столбах, везде видны разрушения, явно вызванные поднимающейся снизу влагой. Причем чем ближе к западному входу, под которым расположен этот необследованный источник, тем больше на этих стенах можно видеть разрушений. Я думаю, что там были затрачены огромные средства на устройство мраморного или гранитного пола. Так что я никогда не устаю повторять: прежде, чем реализовать свое естестенное желание украсить храм, нужно четко подумать, а как себя сейчас он чувствует? каково будет здесь применение новых, несвойственных ему материалов? Ведь даже чисто по техническим соображениям (не говоря уже об эстетических) сочетание мрамора с кирпичом — не самое лучшее, они плохо сочетаются. Москва была белокаменной не только в своих храмах, но и в своих зданиях. Цоколи никогда не заштукатуривались, потому что они должны дышать.

Вопрос: А из чего тогда пол можно делать? Из кирпича же его не сделаешь?

Ответ: Давайте поговорим о полах. Например, в Успенском соборе Московского Кремля был сделан пол.

Может быть, вы слышали о том, что цемент вреден для реставрации древних памятников. Откуда возникли эти опасения? В конце прошлого — начале нашего века цемент появился в качестве очень модного материала. Были оштукатурены цементом Спас на Нередице, София Вологодская и многие другие храмы. Было выполнено огромное количество работ. И вот в Софии Вологодской произошли такие  разрушения живописи, что пришлось сбивать эту жесткую цементную штукатурку (а это довольно непросто). И в то же время очень деликатно цемент был употреблен для вы............ окон в соборе Рождества Богородицы в Ферапонтове. Там цемент соседствовал практически рядом с живописью Дионисия. Это было сделано мастерами Романовым и Покрышкиным, одним из основоположников отечественной реставрации, почти теоретиком. Были употреблены качественные сорта цемента, которые не содержат водорастворимых солей.

Итак, в начале века цемент был моден. И это привело к тому, что перед тем, как перестлать пол в Успенском соборе Московского Кремля, там была сделана бетонная подушка примерно 20 см толщиной из очень качественного бетона, которая является еще в какой-то степени и аккумулятором холода.

Пол это вообще довольно сложная конструкция, связанная с системой вентиляции и т. д. В церкви ... в Черкизове, о которой я упоминал, пол тоже был переделан, но там сохранились воздушные каналы системы отопления, поэтому он ведет себя нормально. А в Пафнутьево-Боровском монастыре в соборе Рождества Богородицы был восстановлен белокаменный пол, но он тоже был уложен на очень мощную бетонную подготовку (это было в 50-х гг.). А бетон гораздо хуже, чем кирпич или камень пропускает влагу, и самое отрицательное — он еще очень долго ее удерживает. Размеры и форма капилляров бетона таковы, что они очень легко абсорбируют, поглощают и очень трудно отдают.

Так что сам по себе материал, который лежит сверху, ни плох ни хорош, а важно, чтобы ваш пол не закупоривал испарений влаги, которая существует под храмом, под всей его площадью. Тут есть разные выходы: можно сделать пол деревянный, кирпичный, металлический, но главное, чтобы была какая-то система вентиляции пола, чтобы перехватывать влагу. Я не знаю, до какой степени вы сейчас можете на это влиять, но на это должны влиять все — по мере сил и возможностей, потому что самое вредное, что можно сделать — это закупорить пол. И чем толще этот бетонный слой, тем больше этот аккумулятор холода и влаги. Практически во всех храмах приходилось потом эту прослойку удалять, менять и т. д.

В Туркестане есть такой комплекс .............................. — после Мекки вторая святыня мусульман. И там, не подумав, сделали бетонную отмостку шириной метров 10. А поскольку дождей там мало... Это может быть и в любом здании. Если у вас есть одна стена, вторая стена, а вокруг очень большая отмостка, пусть она сделана с наклоном, то площадь самого комплекса может быть меньше, чем то, что окружено по периметру отмосткой. И если климат сухой (резко-континентальный), то получается следующая картина. Зимой, во время морозов, эта часть охлаждается, и влага стремится в сторону холодного. Поэтому всю зиму, пока здесь холодно, вся эта влага движется в виде паров и конденсируется вот на этой части. Поэтому бетонные полы для неотапливаемых храмов — это катастрофа, т. к. земля более теплая, чем то, что снаружи, и вся влага в виде паров будет идти сюда и здесь конденсироваться. Это может быть и на асфальтовой поверхности, совершенно запечатанной.

Вы представляете Кремлевскую стену за Мавзолеем? Так вот здесь все было так заасфальтировано, что никакая влага не попадала. Поэтому зимой здесь снега не было, все это очень сильно промерзало, конденсировалось. И вот здесь за Мавзолеем постоянно выливались растворы и соли, т. к. это место было постоянным источником увлажнения, хотя все было заделано очень аккуратно. Это еще один из примеров того, как действует конденсат, неявный источник увлажнения. Если он неявный, то это еще не значит, что он не самый опасный.

За столетия под полом накапливается такой мусорный слой, который сам по себе очень хорошо хранит влагу, поэтому его нужно хорошенько очистить: выбрать и засыпать песком. И например, вы можете здесь установить некоторые столбики, на которые будут положены [лаги] — толстые бревна или .... металлические. И на них вы уже потом кладете или дощатый пол, или что-то другое. Вот эти столбики могут быть расположены другим способом, так что вы можете положить полы из плит известняка (1 м х 1 м). Сделайте везде подпольные каналы по периметру, и вокруг столбов тоже. Перекройте их каким-то образом. И дальше вы можете настилать сюда тот пол, который вам нравится.

Вопрос: А если вот это все под землей...?
Ответ: Я думаю, что здесь пол не столь важен. Здесь, например, может быть сделана такая вещь: здесь открыто вот так вот, перекрыто плитами, чтобы это была отмостка, затем сделан хороший желоб, который бы забирал влагу.

А  вот это пример, который реализован в соборе Мирожского монастыря во Пскове. Там нет второго этажа, но храм закреплен на 1,5 м .... .... ступенечки вниз, и по северной и южной стене открыты такие вещи, наклонные. Если в них все-таки собирается вода, то они выведены в реку Великую. Если это в пределах города, то они могут быть выведены в канализацию. Затем, если здесь и здесь открыто, такая вещь, перекрыто такими плитами, пусть они бетонными будут, вот здесь идет такой ..., который должен уходить туда, и все ... должны в одном месте собираться .... Может быть, то, что я говорю, покажется странным и сложным, но надо помнить и реально сознавать, что все эти вещи являлись нормальными при строительстве и эксплуатации гражданских зданий и храмов в прошлом и начале этого века. К сожалению, некоторая утрата культуры, как духовной так и материальной — а я понимаю, что ваша будущая цель именно это и возрождать — к сожалению, утрата эта имеет место. Но надо помнить, что это не есть что-то запредельное, все это было нормой — водосточная труба, которая работает и доведена до конца, а не обрывается в середине стены.

Утрата, о которой мы говорим, коснулась, к сожалению, всех слоев населения. И это “авось”, “авось не протечет”, “авось не и т. д.” — стало чуть ли не принципом уже не для одного поколения. И то, что я вам говорю, не есть какие-то заумные фантазии, а вполне реальные вещи, которые делались нашими предками при меньшем количестве механизмов, при не таком обильном инструментарии.

Сейчас мы будем говорить о защите снизу от тех источников увлажнений, которые там действуют.

Если у вас подсос влаги снизу, как это определить? Надо откопать шурф [или шов?] рядом со стеной: если там стоит вода весной или осенью, надо что-то делать. Древние делали очень интересно. Кирилло-Белозерский монастырь стоит очень низко, на берегу озера. И вот там делали фундаменты, чтобы они не подсасывали, таким образом: в фундаментный ров клали очень большие валуны. Потом где-то выше грунта их выравнивали и клали первый слой кирпича, и начинали уже вести регулярную кирпичную кладку стены. При таких больших расстояниях они не могли капиллярами подсасывать влагу. Кроме того, они еще [выкладывали фундаментный ров утрамбованной глиной]. Это один из примеров, как делались дела в древности, сейчас это воспроизвести не удастся.

Так вот, если у вас уровень грунтов такой, что он затрагивает фундамент и подсасывает, вы никакой вертикальной гидроизоляцией ничего не отсечете, влага будет всегда. Здесь возможны два варианта решения: если этот слой,  водоносный горизонт, узкий, вы можете сделать вертикальную гидроизоляцию (как правило, это делается в зимний период), которая бы замыкала, не позволяла бы воде проходить. А через вот этот вот ... она не пойдет. Это один вариант. Но более распространенный и надежный — это устройство дренажных систем.

В чем принцип дренажной системы? По периметру вокруг здания прокладывается траншея и на глубине 1-1,5 м ниже фундамента закладываются трубы. Здесь я могу изобразить две трубы, не больше, а в классическом варианте они должны опоясывать весь ваш комплекс или здание. Вот эти трубы приводят к тому, что уровень грунтовых вод начинает себя вести вот так, и иногда надо устанавливать насос, чтобы из всех труб откачивать и куда-то выводить. Трубы это как правило асбо-цементные, но главное, чтобы они были с дырками и чтобы эти дырки не засорялись. Это вариант дренажа в схематическом виде. Если комплекс очень велик, то такой дренаж может и не помочь, потому что вода имеет странное свойство ............................ В этих случаях делают  так называемый пластовый дренаж: вот так вот прокладывают трубы на определенной глубине, причем рассчитывают в зависимости от мощности горизонта и т. д., чтобы они не доставали ... Устройство дренажных систем — это самые дорогостоящие работы, и выполнять их нужно только тогда, когда вы увидели, что никакие другие способы вам не помогут. К тому же пластовый дренаж, как правило, приходится проводить и под фундаментом или через фундамент, т. е. лишний раз тревожить древнее здание, а это всегда плохо.

Вертикальная гидроизоляция, о которой мы говорили, в очень редких случаях может защищать от грунтовых вод. Есть некоторый опыт, который распространен в Италии (особенно в Венеции), но в наших климатических условиях он не может быть широко применен. Тем не менее о нем нужно рассказать.

Если у вас есть стена, на ней какое-то изображение, а здесь плещется вода (как в Венеции). То, что часть стены находится в воде, это, конечно, плохо, но тем не менее эта часть сохраняется в морской воде хорошо, и тому свидетельство археологические раскопки. Гораздо вреднее смена увлажнения и высыхания, и особенно на границе, где это происходит. В нашем климате это 1,5-2 м — выше влага не успевает подняться. Так вот есть метод горизонтальной гидроизоляции, очень эффективный, хотя и дорогостоящий. В стене сверлятся отверстия — вот таким образом, чтобы они совпадали друг с другом. Здесь очень важна точность работ и качество оборудования. Такие отверстия делаются на глубину до 2 м. Затем сюда заводятся гидроизоляционные материалы, лучше всего свинец, или какой-нибудь расширяющийся полимерный материал. Но это, конечно, довольно экзотические методы, которые мы с вами вряд ли можем применить.

Методы горизонтальной гидроизоляции сейчас усовершенствовались. Существуют различные химические вещества, обладающие гидрофобными свойствами.  И в наше время горизонтальная гидроизоляция с помощью этих веществ делается  широко, так как в последние годы в нашу страну проникло много фирм, которые поставляют хорошую продукцию для реставрации и защиты зданий. Я совершенно не возражаю против применения в реставрации отечественных продуктов, но химическая промышленность дело тонкое, и если 15 лет назад у нас выпускались, например, составы для пропитки камня или для защиты его поверхности гидро... щими, водоотталкивающими составами, и эти составы были вполне на должном уровне, то сейчас дело другое, и химическая промышленность пришла в упадок, и нет никакой уверенности в том, что с такого-то предприятия мы сегодня получим канистру такой-то жидкости точно такую же как вчера или как завтра. И вот мы сегодня начинаем делать часть стены, а завтра приходит уже другая партия химического состава. Поэтому сейчас лучше использовать зарубежные химические продукты: германские, английские, итальянские, тем более некоторые храмы располагают такой возможностью, у них есть спонсоры.

Надо помнить не только о качестве химических веществ, но и о том, что фирма прежде всего заинтересована в том, чтобы их продать (также как дело обстоит, например, с лекарствами — чего нам только сейчас не предлагают по ТВ). Поэтому главное — это правильный диагноз, с него надо начинать.
Следующий способ горизонтальной гидроизоляции состоит в том, что в стенке отверстия сверлятся не так, как в предыдушем случае, а с определенным шагом — вот с таким. Затем в эти отверстия заливается жидкость, которая распространяется ... Эта жидкость пропитывает капилляры, и при этом камень — кирпич — может дышать ... смена кассеты ... если вот сюда капельку капнуть, она будет туда скатываться, а если нанесен [гидро... затор], то ... Посмотрим сверху: вот наш капилляр, он тоненькими ниточками гидро...затора перекрыт, и .... воды маленькая, она пролетит, а капля жидкая по сравнению вот с этими большая, поэтому жидкая влага не проникает. Таким образом, они не позволяют жидкой влаге проникать. А если мы пропитаем нашу стенку гидро...затором, у нас создастся вот такой слой, который не пропускает жидкость снизу и в то же время в меньшей степени затрагивает камень, т. е. мы при этом не так вмешиваемся в памятник, не так быстро его разрушаем.

Рассказывать о технических приложениях можно много, и я этого делать не буду. Заключая сегодняшнюю нашу встречу, мне бы хотелось очень коротко выделить главное из того, что я вам говорил.

Храм — памятник и духовный и материальный — есть сложный организм, в котором происходят всевозможные процессы, и то разрушение, которое проявляется на поверхности, имеет скрытые причины, которые необходимо понять. Если начать лечить храм неправильно, необдуманно или просто следовать какому-нибудь новомодному веянию (как это было с цементом), то последствия могут быть печальные. Правильный диагноз, который вы должны поставить  — это самое главное. Я не думаю, что этому можно научиться, даже если бы мы с вами занимались два или три года. Диагноз должен ставить специалист (как и в медицине), и чаще всего это делает консилиум. Поэтому необходимо запомнить те специальности, которые вам могут оказаться полезными: это теплофизики, химики, инженеры-конструкторы и гидрогеологи и все они должны быть с реставрационным уклоном. Есть такая организация: Центральные научно-реставрационные и проектные мастерские — ЦНРПМ Министерства культуры (278-52-12). Туда можно позвонить, если вы хотите проконсультироваться по поводу какого-либо памятника, и вам посоветуют, к кому обратиться. Кроме того, наш Государственный научно-исследовательский институт реставрации также решает вопросы, связанные с микроклиматом памятника.

Есть разные ступени сохранения памятника. Первое, что надо сделать: починить крышу и устранить источники увлажения. Второе: наладить микроклимат внутри, отопление должно быть подходящим и для людей и для сохранения самого здания. И третье: если необходимо, применить химические способы защиты, о которых я вам рассказал. Первые вопросы решает гидрогеология, а по второму и третьему можно обращаться в наш Институт реставрации. Опаснее всего сразу прибегать к услугам разных новых фирм, рекламирующих всякие новшества.

Дата публикации:2012-07-25

Просмотров:791

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







...

 

2012-2017 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.