Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Формы и механизмы взаимодействия

Возрастные этапы и критические периоды социализации

Адаптация и интеграция в процессе социализации личности.

Социализация как способ включения индивида в социальную среду

Модели социальной адаптации Р. Мертона

Лекция №5. Социализация личности

1. Какие основные особенности отличают человека от животного?

2. Каковы представления о личности в социологии?

3. В чем суть социализации личности?

4. В чем суть социальной аномии в модели Р. Мертона?

6. В чем суть ролевых теорий концепции личности?

7. Чем обусловлены социальные роли?

8. Какие стадии в освоении ролей проходят люди?

9. Как процесс первичной социализации детей связан со стадиями их умственного развития?'

10.Как процесс первичной социализации детей связан со стадиями их умственного развития?'

11.Какие фундаментальные потребности лежат в основе мотивации личности?

12.Суть подходов к социальному механизму формированию личности.

13.Как связаны социальные оценки, ценности и образ «Я» личности?

14.Как можно систематизировать социологические представления о личности?

 

В течение тысячелетий люди объединялись в общности для удовлетворения своих потребностей и стремлений, достижения целей и утверждения ценностей. Сегодня они с момента своего рождения вступают в плотно заселенный мир, который не всегда оказывается комфортным и «человекоразмерным»: в нем уже установлены правила господства и подчинения, сложились социальные ожидания и предрассудки. Поэтому в процессе своей жизни человек должен как можно лучше «врасти» в свое социальное окружение, действовать в нем по установившимся правилам и научиться быть «хорошим», т.е. предсказуемым в своем поведении. Многолетняя тренировка, начинающаяся в раннем детстве и никогда не заканчивающаяся (поскольку социальное обучение в той или иной форме продолжается всю жизнь), постепенно погружает «естественного человека», ребенка, в мир «социальной обусловленности» взрослых людей, рациональных или ритуальных существ, почти не доверяющих своей интуиции и инстинктам. В развитых сообществах «воспитанный» человек должен «не замечать» неприличное и неподобающее (т.е. происходящее не по установленным правилам), игнорировать символические вызовы других людей и не переступать по своей воле границ интимной, личной сферы тех, кто рядом. Ему следует соблюдать сложившиеся нормы и верить на слово разным институциональным фигурам и социальным авторитетам. Люди становятся персонально отчужденными и социально невротизированными, поскольку структура и культура современного общества заводят любые проявления их человеческой близости в границы условностей, а представления человека о себе густо затушевывают гримом чужих ожиданий и предписанных ролевых масок.

Социологические теории личности и ее социализации (т.е. очеловечивания, превращения индивида в общественное существо) объясняют, как миллионы уникальных существ превращаются в типические образы с довольно шаблонным поведением, почему при встрече они действуют в соответствии с неписаным сценарием, предсказывая и предугадывая реплики друг друга.

Какие основные особенности отличают человека от животного?

Отделяя общество от стада (стаи, улья или муравейника), производство — от природы, а человека — от животного, ученые и («стихийные») социологи улавливают наличие некоторого потенциала, позволяющего человечеству развиваться в направлении существенной дифференциации (отделения) от естественного мира.

Во-первых, человек. — существо общественное. Он должен и стремится объединяться с себе подобными, чтобы жить, реализуя свои потребности. Это объясняется как естественными причинами (человеческие детеныши из-за большой массы головы рождаются фактически недоношенными, не могут самостоятельно передвигаться; здоровая взрослая человеческая особь физически неконкурентоспособна со многими видами хищников, травоядных и рептилий, что заставляет людей объединять усилия), так и социокультурными причинами, связанными с тем, что социализация человека носит исключительно искусственный характер и его личность (социальное лицо) формируется только в среде других людей — он не преодолевает животного естества вне облагораживающей человеческой среды. Качество общественного окружения закладывает основу для собственно человеческой самореализации индивида в процессе его жизни (как целесообразной деятельности) и расширяет границы реализации его социальных выборов.

Во-вторых, человек — существо мыслящее. Имея возможность запоминать факты, замечать последовательности и проводить аналогии; обладая фантазией и абстрактным, отвлеченно-генерализующим восприятием, люди с помощью представлений, понятий и логических процедур сохраняют, трансформируют, передают и совершенствуют опыт друг друга. В этом им помогает постоянно развивающееся умение кодировать (обозначать, в том числе в записи) элементы своего опыта и моделировать возможные ситуации при помощи образных средств и языка.

В-третьих, человек — существо духовное. Он живет в мире своих представлений, воображения, правил, конвенций, значений и ценностей. Его действия ограничены осознанными или неосознанными стереотипами относительно «возможного» и «должного». Только человек может преодолеть свои витальные инстинкты во имя реализации неких идей, имеющих социальное значение для него самого или для его сообщества. Так, многочисленные в истории священные войны, революции, восстания и вендетты заставляли многих людей осознанно рисковать жизнью и умерщвлять себе подобных во имя эфемерных, но таких значимых для участников событий духовных ценностей. Американский социолог У. А. Томас в знаменитой теореме своего имени сформулировал эту проблему достаточно широко: если люди определяют некую ситуацию как реальную, она действительно становится реальной по своим последствиям (поскольку человек всегда действует в соответствии со своими представлениями и оценками).

В-четвертых, человек — существо творческое. Люди создают разнообразные искусственные продукты из вещества и энергий естественной природы для удовлетворения потребностей, присущих их человеческой природе. Среди этих произведений, артефактов не только пища, одежда, жилища, предметы искусства и средства культурной трансляции (книги, компьютеры и т.п.), но и само общество, и сам человек, также являющийся продуктом социального производства. Будучи творцом, он зачастую переосмысливает социальные ценности и создает новые формы ассоциации, чтобы полнее выразить свой потенциал.

Эти четыре особенности, или способности (судя по данным социобиологии, по крайней мере две первые из них не чужды и животному миру), делают человека тем общественным животным, которое сознательно и даже изощренно извлекает зачастую совсем не эгоистическую пользу из необходимости сосуществования с другими людьми.

Ассоциированность, когнитивность, духовность и креативность человека делают его существом культурным, которое устанавливает, поддерживает и изменяет правила сосуществования. Экспансивность и эгоцентризм порождают стремление людей распространить свои правила (поддержанные многими представления о должном) на такие объекты, которые не являлись субъектами той или иной конвенции (соглашения). Люди вовлекают в процессы своей активности землю, большие природные комплексы, животных, других людей (старшие диктуют обязанность соблюдать нормы младшим, а старожилы — вновь прибывшим и т.п.), заставляют жить по новым правилам целые ассоциации (в случае установления над ними господства путем завоевания, передачи власти сверху или демократических выборов). Если прибавить к описанию человеческой природы эгоизм, приобретающий нередко крайние формы социального выражения и удивительные для «родового существа» проявления нечеловеческого поведения, геноцид, людоедство, убийства, пытки, насилие, издевательства над личностью — человеческим достоинством другого человека, вандализм, варварство внешне вполне «социализированных» индивидов, то станет понятно, почему социологи ищут сущность «социального» не столько в структуре, сколько в культуре людских сообществ (ассоциаций).

Каковы представления о личности в социологии?

Личность — одно из центральных понятий социологии. Оно играет важную роль в «строительстве» социального знания, помогая понять, почему человеческий мир так отличается от остального природного мира и почему он остается человеческим только при условии сохранения индивидуальных различий между людьми.

На социологию личности заметно влияют философские концепции и психологические теории. Философия обычно оперирует емким понятием «человек», которое включает и его биологическую, и ментальную, и культурную природу. Социологи берут в расчет прежде всего социальные качества, которые формируются у людей в процессе общежития (как непосредственный продукт сосуществования с другими), несколько абстрагируясь от всего остального. Психология обращает внимание на индивидуальные различия людей: их темперамент, характер, особенности поведения и оценки, изучая, чем и почему они отличаются друг от друга. Для социолога «личность» — это, напротив, то, что делает людей похожими друг на друга (т.е. они отмечают в людях социально типическое).

Таким образом, можно сказать, что, как правило, в цепочке: человек — личность — индивид отражено своеобразное разделение труда философа, социолога и психолога, хотя каждый из них (думая о своем) может использовать любой из этих терминов. Иными словами, личность в социологии — это нечто особенное.

В философии «личность» (читай: «человек») в соответствии со сложившимися традициями рассматривается как:

а) произведение (Природы, Бога или Общества), продукт условий существования, который может лишь познать себя и не должен пытаться изменить (человек адаптирующийся, приспосабливающийся);

б) творец, беспредельно активный, либо медитирующий, изменяющий свои собственные условия, либо управляющий своим воображением, создающим представления об условиях своей жизни и о себе (человек, создающий себя сам, самопроизводящийся);

в) деятель, преобразующий сам себя посредством инструментальной, предметной активности, связывающей его развитие с внешним объективным миром (человек производящий новые предметы, совершенствующийся посредством деятельности и передающий в предметах свой опыт).

В психологии «личность» (читай: «индивид») — это целостность психических свойств, процессов, отношений, отличающих данного субъекта от другого. Для психолога потенции субъектов различны, поскольку как врожденные, так и приобретенные качества людей индивидуальны. Индивидуальность отражает неповторимость биологических и социальных свойств человека, делая его уникальным актором (действующей единицей) некоей группы или общности.

И философия, и психология оказывают существенное влияние на развитие социологических представлений о личности, однако их особый взгляд на этот предмет и специфическая терминология используются только на уровне специальных теорий.

Социологи, как правило, оперируют понятиями «социальный субъект» и «личность» для описания социальной сути и социальных качеств человека.

В современной социологии личность понимается как субъект и означает активное социальное начало, некий социально-исторический тип способности к деятельности.

Считается, что личность как социально типическая характеристика людей эволюционировала в ходе исторического прогресса. Первобытный человек характеризовался деятельностью адаптивной, приспособительной, а современный имеет значительно более богатый функциональный репертуар и в целом играет активную преобразующую роль в природе и в обществе, т.е. личность все полнее проявлялась, формировалась и заполняла человека, вырывая его из мира естества (желаний и страстей) и переводя в мир творчества, осмысления и понимания знаков «другого».

В этом смысле личность как социальное качество человека становилась все более концентрированной субстанцией его особой (общественной) природы.

В чем суть социализации личности?

С точки зрения макросоциологии, которая рассматривает преимущественно целое, а не части и групповое взаимодействие, а не межчеловеческое, личность является продуктом общества (культуры, истории, Космоса и т.п.). Этих взглядов в целом придерживались такие крупные исследователи, как Э. Дюркгейм, М. Вебер, Т. Парсонс и др., ставившие во главу угла проблему социализации. Образно ее сформулировал швейцарский психолог Жан Пиаже, анализируя, как «дикие звереныши» (дети) постепенно становятся личностями.

Социализация — это освоение культуры (норм, ценностей, идей, правил поведения и стереотипов понимания) сообщества. Она не только связана с развитием личности, но и является своеобразным духовным кодированием человека, вырабатывая у него типовые (хорошо распознаваемые и прогнозируемые) социальные реакции и формы активности. Функциональное значение такого «нормативного» формирования способностей, навыков и знаний индивида состоит в том, чтобы подготовить людей к тесному сосуществованию, обеспечить их предстоящее взаимодействие и взаимопонимание.

Практически каждое общество и государство много усилий тратит на реализацию процесса социализации, т.е. на образование, воспитание и поддержание культурных стандартов жизни своих молодых и зрелых граждан. Однако в результате сходных процессов социализации люди не ведут себя как «инкубаторские», хотя могут попадать в сходные обстоятельства и выглядеть на первый взгляд похожими.

Известный социальный антрополог Р. Линтон (один из основателей теории ролей) ввел понятия модальной и нормативной личности.

Нормативная личность — та, черты которой лучше всего выражают данную культуру, это как бы идеал личности данной культуры.

Модальная личность — статистически более распространенный тип отклоняющихся от идеала вариаций. Чем более нестабильным становится общество (например, в переходные, транзитивные, периоды системных преобразований), тем относительно больше появляется людей, социальный тип которых не совпадает с нормативной личностью. И наоборот, в стабильных обществах культурное давление на личность таково, что человек в своих взглядах, поведении и фантазиях меньше и меньше отрывается от навязанного «идеального» стереотипа. Он хорошо знает, каким он должен быть, а послушных и понятливых сообщество обычно поощряет: они — основа социальной стабильности, поэтому стабильно и их вознаграждение за «примерное поведение».

В чем суть социальной аномии в модели Р. Мертона?

В кризисные моменты в любом сообществе возникают аномии •(нарушения нормального принятого порядка) и количество девиаций (это понятие индивидуальных социальных отклонений ввел Э. Дюркгейм, изучая самоубийства) заметно увеличивается. Истоки понятия «аномии» своими корнями уходят в глубокуюдревность; древние греки под аномией понимали «беззаконный», «безнормный», «неуправляемый». Оно встречается у Еврипида и ;Платона, в Ветхом Завете и Новом Завете, работах английского историка XVI в. У. Лэмьейрда, французского философа и социолога XIX в. Ж. Гюйса, американского социолога XX в. Р. Мертона |и др. Аномия рассматривается и на социальном, и на индивидуально-психологическом уровнях. Анемичный человек представляет собою скептика, который руководствуется философией отрицания, ориентирован только на настоящее, не признает прошлого и будущего. Исследователи считают, что определенная степень аномии необходима для свободы в обществе: в случае чрезмерного затвердевания норм индивидуальное развитие ограничено. Однако и чрезмерное развитие аномии чревато наступлением социального хаоса, когда люди своим поведением нарушают правила и нормы, игнорируя права других и общие интересы.

Модели социальной адаптации Р. Мертона. Роберт Мертон в своей системе классификации отклоняющегося поведения выделил пять моделей социальной адаптации к выработанным в обществе культурным нормам в зависимости от того, признает ли человек господствующие ценности и следует ли он правилам достижения ценностных благ (см. табл.).

Конформная (приспособленческая) модель адаптации проявляется в том, что личность разделяет цели данной культуры и общества и стремится осуществить их легальными, рекомендуемыми средствами.

Инновационная модель адаптации характеризуется тем, что личность принимает цели сообщества, но стремится их реализовать необычными, непризнанными и возможно даже неодобряемыми средствами. Эта модель поведения распространена в новых предэлитных стратах современного российского общества, которые характеризуются «достигательной» мобильностью, связанной с обогащением («цель оправдывает средства»).

Ритуализм как другая отклоняющаяся форма личностной адаптации проявляется, напротив, в том, что человек не признает цели и ценности своего сообщества, но тем не менее соблюдает «правила игры» и ведет себя в соответствии со сложившимися представлениями о допустимых средствах социальных достижений. В российском обществе обычно это «семейная карма» детей из слоя интеллигенции.

Эскейпизм (отстранение, уход от социальной реальности в свои экстравагантные миры) характерен для личностей, отрицающих и доминирующие цели, и предписанные обществом средства их достижения. Это как бы квазиадаптация, модель «параллельного существования», признание собственной чужеродности и невозможности противостоять сложившимся в обществе стереотипам.

И наконец, бунт, мятеж является такой формой отклоняющегося поведения, которая направлена на активное противостояние и опровержение норм общественной организации, когда общепризнанные цели и средства воспринимаются личностью весьма амбивалентно (двойственно, неоднозначно, превратно).

 

Модель адаптации Отношение к целям общества Следование нормам достижения
Конформизм + +
Инновация + -
Ритуализм - +
Эскейпизм - -
Мятеж + +

 

В чем суть ролевых теорий концепции личности?

Микросоциология рассматривает проблематику личности непосредственно в поле межличностного взаимодействия. Поэтому и процесс социализации, и процедуры «встраивания» личности в разнообразные общности и структуры здесь рассматриваются преимущественно с позиций ролевых концепций. Этот теоретический подход почти одновременно разработали психолог Дж. Г. Мид («Роль, я и общество», 1934) и социолог Р. Линтон («Исследование человека», 1936). Когда люди жили в более простых обществах, им не казалось, что они исполняют какую-то роль. Репертуар их «социального театра» (обусловленный функциональной структурой общества-) был ограничен, и по традиции роли (занятия) и амплуа (позиции) наследовались из поколения в поколение. Поэтому личина (ролевая маска) срасталась с личностью (социальным Я), что не приносило ощущения дискомфорта — в рамках отведенной роли человек мог оставаться «самим собой».

В современном обществе с его высокой социальной мобильностью существенно возросли возможности сменить амплуа и стало просто необходимым менять роли. «Актеры», осуществляющие обыденное социальное действие, по нескольку раз в день вынуждены «перебегать с большой сцены на малую» и к тому же «подрабатывать» сразу в нескольких «театрах». Так, работающая женщина должна выполнять самостоятельные роли в семье, на работе, в досуговой, дружеской и деловой среде и в течение дня менять амплуа матери, жены, пассажира транспорта, сотрудника, клиента сервисных организаций, потребителя (покупателя) товаров, хозяйки, воспитателя, собеседника, партнера по играм и т.п., сообразуясь с правилами поведения в этих ситуациях и социальными ожиданиями других людей (родственников, коллег, знакомых и незнакомцев).

Неумение перевоплощаться может привести к социальному неврозу. Но в современном обществе у человека больше и социальных возможностей; чтобы их реализовать, он оценивает правила игры и различные «школы», сложившиеся в конкретных субкультурах (общностях и организациях), прикидывает свои шансы стать «примадонной» или «героем-любовником». Одновременно он чувствует, что исполняет в основном роли, навязанные ему извне — социальной структурой, системой ожиданий, институциональными нормами. Возможно, он талантлив, но в этом «театре», который сохраняется благодаря традиции и динамическому балансу межличностных отношений в завуалированной кратической (властной) структуре, его талант не всегда будет востребован.

Чем обусловлены социальные роли?

Дж.Г. Мид рассматривает социальные роли как систему предписаний в зависимости от статуса положения человека в контексте социальных отношений, связей; статус может быть временным или устойчивым, постоянным, поскольку социальные функции личности различаются или по горизонтали, или по иерархии (соседский мальчик — сын — отец).

Р. Линтон рассматривает ролевой конфликт, связанный с маргинальным статусом личности. В микросоциологии считается, что человек не может совместить роли, а играет «то за того, то за другого» (мастер с рабочими — администратор, а с администрацией — рабочий).

Если Линтона не интересует, как человек осваивает роль и как к ней относится, то Мида, напротив, интересует именно механизм освоения роли. Он вводит понятие ожидаемого поведения, разделяя Я: как Я и как Меня (хотят видеть другие). Таким ^образом он выявляет конфликт, ибо я веду себя как Я или как 'Меня, оба состояния наличествуют. Чем более взрослым становится человек, тем меньше в нем Я как Меня и больше Я как Я, и [наоборот. Инфантильность (неразвитость) личности проявляется в комплементарности поведения, которое постоянно подстраивается под систему наличных ожиданий.

Современный популярный психолог Э. Эриксон хорошо описал это состояние Я-Меня. Он отмечает такую деталь: значимый, авторитетный Другой очень важен для развития личностного ролевого поведения, поэтому молодежные кумиры — факт не только культурной жизни, но и социальный символ, иногда оказывают влияние на целое поколение.

Идентификацию с ролью или отстранение от нее изучали великие режиссеры, создавшие свои школы «игры»: К.С. Станиславский, Б. Брехт и др.

Эрик Берн в знаменитом социально-психологическом бестселлере «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры» подробно рассмотрел, как люди воспринимают роли, идентифицируются с ними и как они строят свою судьбу в зависимости от избранной роли. Один приспосабливает, строит свою судьбу сам (я — герой, я — пророк), другой — приспосабливается (амебовидная личность).

Какие стадии в освоении ролей проходят люди?

Такие известные исследователи, как Маргарет Мид и Чарльз Хортон Кули, исследовавшие малые традиционные культуры и первичные социальные группы, выделяют три стадии социализации как процесса освоения ролей:

1) имитация — механическое повторение наблюдаемых действий;

2) игра — переход из роли в роль, отстранение от сыгранной роли;

3) групповое членство — освоение своей роли, но глазами группы, когда работает образ «меня» как механизм осознания ролевого соответствия игрока наблюдателями извне.

Иногда взрослый человек «застревает» на какой-либо стадии, не умеет отрешиться от роли или посмотреть на свою игру со стороны. Тогда он становится социально неадекватен и получает невроз из-за несовпадения представлений о себе и качестве своей «игры» с представлениями о нем и оценками его качеств со стороны других людей. Если же он не осваивает даже второй стадии, наступают следствия, описанные психологом К. Хорни: искренне вживаясь в наиболее успешно выполняемую роль, человек начинает «исполнять» ее в неподобающей обстановке и в тех социальных ситуациях, в которых она вовсе не соответствует ожиданиям окружающих — получая отрицательные реакции, он расстраивается и обижается, не понимая, что причиной постоянных недоразумений и социального отторжения является его собственная поведенческая ригидность (негибкость).

Зигмунд Фрейд рассматривал проблему ролей, опираясь на анализ личностного конфликта как борьбы внутренних потребностей человека и возможности осуществить их в социально приемлемой форме. Он изучал процесс реализации инстинктов, отмечая, что какова модель согласования инстинкта и воли, такова и личность.

Как процесс первичной социализации детей связан со стадиями их умственного развития?'

Швейцарский психолог Жан Пиаже сформулировал концепцию когнитивного (умственного) развития как ряда последовательных стадий:

1) сенсомоторная стадия до 2 лет — вещь есть, пока ребенок ее видит или чувствует;

2) преоперациональная стадия 2—7 лет — ребенок научается различать вещь и символ вещи;

3) конкретно-операциональная стадия 7—11 лет — мысленное оперирование понятиями, развитие воображения;

4) формально-операциональная после 12 лет — происходит формирование абстрактных понятий (добра и зла и т.п.).

На каждой из этих стадий человек приобретает опыт социального восприятия, делает определенные умозаключения о значимых связях между сущим и должным, на основе чего формируются навыки социальной деятельности и оценки происходящего.

Каким образом возникли представления о социотипах?

|В реальном микросоциологическом исследовании часто используются именно психологические концепции. Социолог, не удовлетворяясь тем, что человек выполняет роль, изучает, как человек приспосабливается к роли, как осваивает ее. Макросоциология личности не дает ответа на подобные вопросы. Чтобы преодолеть этот изъян, микросоциологи обращаются к психологическим теориям, используют тесты и социально-психологические интерпретации. Так, дифференциально-психологические теории и психостатистика (основоположник направления Гордон Олпорт) позволяют на основе изучения множества индивидуальных параметров находить общее и даже социально типическое, например установки (жизненные принципы), архетипы (врожденные типические черты), темпераменты (неизгладимые характеристики «реактивности»), интро- и экстраверсию (замкнутость и общительность человека). Постепенно работа с тысячами параметров и объединение их в более общие «гнезда» позволили создать наборы тестов для выявления психо- и социотипов личности. В этом русле возникла новая система знаний «соционика» и появились более строгие способы формализации в изучении установок и поведения людей. Например, набор из четырех пар альтернативных характеристик личности: 1) экстраверт — интроверт (ориентация на социальное окружение или на собственный внутренний мир); 2) рационалист — интуитивист (ориентация на познание или ощущение); 3) прагматик — гуманист (ориентация на рассудочность или чувства в отношениях с другими людьми); 4) решающий — подчиняющийся тип (ориенация на принятие самостоятельных решений или на исполнение чужих) — дает десятки вариаций (64) социальных типов, которые различаются особенностями социального поведения и взаимодействия.

 

Какие фундаментальные потребности лежат в основе мотивации личности?

Аналитический подход в психологии помог социологам найти объяснительную модель жизненной мотивации личности. Абрахам Маслоу сформулировал иерархически-ступенчатое представление о потребностях:

1) витальные (жизнеподдерживающие: в дыхании, питье, пище, тепле и т.п.);

2) в принятии (стремление получить признание и оценку в группе);

3) в понимании и любви (необходимость найти свое alter-ego, быть любимым, понимать другого, как себя);

4) в саморазвитии, самосовершенствовании и влиянии на других.

Изучая поведение и судьбы преуспевающих людей (А. Эйнштейна, Д. Рузвельта,. Карнеги и др.), Маслоу сделал вывод о том, что потребности преуспевающих достигают четвертого уровня. Когда потребности определенного уровня удовлетворены, они «отпадают» (перестают быть актуальными и направлять активность человека) и мотивируется переход на следующий уровень потребностей. Эта схема поступательного перехода к потребностям более высокого уровня весьма правдоподобно объясняет поведение человека. Хотя эту модель можно критиковать, однако она отражает приоритет социальных мотивов над природными, что подтверждается многими другими исследованиями.

Потребностно-мотивационные теории личности (основоположник Курт Левин) объясняют избирательность притяжения элементов среды в зависимости от потребностей личности и ее мотиваций, средств удовлетворения потребностей с привлечением социальных установок, аттитюдов. Эта теория наиболее близка к социологическому пониманию личности, поскольку рассматривает ее как заряженную частицу, вступающую в сложное избирательное взаимодействие с другими. Она отвечает на вопрос, щочему люди придумывают роли и как получается, что социальные игры разных людей оказываются довольно типичны.

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:1651

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2019 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.