Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Реформирование органов исполнения наказаний в 1970–1980-е гг.

Тема 7.

Исправительно-трудовые учреждения и органы юстиции в 1970–1980-е гг. Этапы становления пенитенциарной системы и органов юстиции современной России

 

 

Преобразования пенитенциарной системы, начатые в 1950–1960-е гг., получили окончательное оформление в Исправительно-трудовом кодексе РСФСР 1970 г.

В Новый ИТК имел две особенности. Прежде всего в нем были закреплены фактически сложившиеся к концу 1960-х гг. общественные отношения в сфере исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы, то есть впервые в истории России принятый исправительно-трудовой закон был полностью реализован на практике. Кроме того, принятию этого Кодекса не предшествовало его обсуждение в кругах ученых-пенитенциаристов, что объясняется «закрытостью» ИТС предшествующего периода от внимания научной общественности.

С точки зрения системности и логики изложения законодательных положений ИТК РСФСР 1970 г. был значительно совершеннее предшествующих кодексов.

Основной задачей ИТУ провозглашалось исправление и перевоспитание осужденных (ст. 37), изоляция осужденных с целью исключения возможности совершения ими новых преступлений не называлась прямо, но раскрывалась в ст. 22, посвященной требованиям режима в местах лишения свободы.

В Кодексе имелись прочные по тем временам правовые гарантии осужденных. Согласно ст. 10 вся деятельность ИТУ основывалась на строгом соблюдении законов. Статья 11 регулировала вопросы осуществления прокурорского надзора «за точным соблюдением законов при исполнении приговоров».

Предписания прокурора являлись обязательными для руководства ИТУ. Однако длительное время существовала практика довольно поверхностного и нерегулярного знакомства прокуроров с жизнью колоний. Эффективность прокурорского надзора существенно повысилась в начале 1980-х гг. в связи с созданием института специальных прокуратур по надзору за соблюдением законности в местах лишения свободы.

Важной нормой следует признать сохранение за осужденными прав и обязанностей граждан СССР, что, с одной стороны, предотвращало их исключение из жизни общества, с другой – увеличивало возможность воспитательного воздействия на них через обращение к гражданским чувствам.

Система управления местами лишения свободы в конце 1960-х гг. находилась в ведении ГУМЗ (с 1969 г. ГУМЗ было переименовано в ГУЛИТУ – Главное управление исправительно-трудовых учреждений) МВД СССР. Однако стройность этой системы была нарушена. В 1968 г. все лесозаготовительные предприятия, использующие труд, заключенных были переданы в Министерство внутренних дел на правах самостоятельного главка – Главного управления лесных исправительно-трудовых учреждений (ГУЛИТУ).

К концу 1960-х гг. основным типом советского учреждения, исполняющего наказания в виде лишения свободы, становится ИТК. В этот период в колониях отбывало наказание 99,7 % осужденных к лишению свободы. В конце 1980-х гг. на территории РСФСР функционировало 85 колоний общего режима, 100 – усиленного, 198 – строгого, 24 – особого, 40 колоний-поселений и 13 тюрем.

Внутреннее устройство и оборудование ИТУ определялось Правилами внутреннего распорядка исправительно-трудовых учреждений, которые в советских период принимались трижды: в 1972, 1977 и 1986 гг. Правилами, а не законами, как декларировалось в ст. 10 ИТК РСФСР 1970 г., регламентировались ограничения прав осужденных: применение к осужденным наручников, смирительной рубашки и оружия, принудительная стрижка головы «наголо» (отменена лишь в 1992 г.). До 1977 г. действовало правило, согласно которому осужденные при встрече с представителями администрации и иными лицами, посещающими ИТУ, обязаны были вставать и снимать головной убор (§ 17 Правил в ред. 1972 г.).

Правила внутреннего распорядка устанавливали лимит наполнения ИТУ: в колониях общего режима – 1600 человек, усиленного режима – 1400, строгого режима – 1200, особого режима – 600, в колониях-поселениях – 700, в колониях-поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности, – 2000. В дальнейшем в связи с развитием производственной базы колоний лимит наполнения был увеличен и составил соответственно 2000, 1800, 1600, 1000, 1000, 1500, 750 и 2000 осужденных.

Колонии состояли из жилой и производственной зоны.

Жилая зона делилась на изолированные участки, рассчитанные на проживание 250–300 человек. В жилой зоне размещались общежития, пищеблок, магазин, школа, профтехучилище, баня с прачечной и дезкамерой, парикмахерская.

Мастерская по ремонту одежды и обуви, кладовые, сушильное отделение, изолированное здание с помещениями камерного типа и штрафного изолятора, спортивная площадка, летняя площадка для просмотра фильмов, площадка для проверок осужденных.

Производственная зона представляла собой обычное предприятие, оснащенное средствами охраны и надзора за осужденными.

Для вновь поступивших в ИТУ предусматривалась организация специальной подготовки в условиях строгой изоляции – карантин.

Размещение основной массы осужденных осуществлялось в помещениях казарменного типа, рассчитанных на сто и более человек, что создавало дополнительную почву для пенитенциарной преступности, позволяло членам группировок отрицательной направленности вовлекать осужденных в жизнь тюремной субкультуры. Проблема реконструкции казарм в жилые помещения комнатного типа, рассчитанные на 7–12 человек, не решена и в настоящее время.

В качестве наиболее удачно и формы организации осужденных еще в 1950–1960-е гг. был признан отряд, комплектование которого осуществлялось по производственному принципу.

Основы формирования отрядов закреплялись в приказе МВД СССР от 10 июня 1971 г. № 370. Среди них необходимо выделить безусловный учет индивидуальных особенностей осужденных, их возраста, образования, характера и степени общественной опасности, совершенных ими преступлений.

Приказом МВД СССР 1982 г. в основу формирования отряда был заложен принцип педагогической, режимной и производственной целесообразности. Распределение по отрядам производилось комиссией с учетом индивидуально-психологических, социально-демографических, криминологических и иных особенностей личности, а также имеющейся специальности. Отряд предполагалось использовать на одном производственном объекте и в одну смену. Численность отряда в ИТК общего и усиленного режимов не должна была превышать 110 человек, строгого – 85, особого – 50.

Согласно Положению «О начальнике отряда заключенных в исправительно-трудовых колониях», утвержденном приказом МВД СССР от 9 марта 1962 г. № 130, воспитателем заключенных, их непосредственным начальником, ответственным за исправление своих подопечных, был начальник отряда.

В его обязанности входила задача организовать воспитательную работу в отряде таким образом, чтобы все свободное от работы время заключенных было использовано для дела перевоспитания. Начальник отряда должен был изучать заключенных отряда по характеру, поведению, настроениям, положительным и отрицательным поступкам и т. д. Он также вел карточки учета взысканий и поощрений и индивидуальной работы с заключенным, составлял характеристики и высказывал мнение о степени исправления заключенного. Совместно с другими сотрудниками начальник отряда обеспечивал мобилизацию заключенных на выполнение производственных заданий, организовывал их трудовое соревнование, а также строго следил за соблюдением порядка и правил поведения. С начала 1960-х годов начальниками отрядов стали широко практиковаться беседы и переписка с родственниками осужденного, а также представителями коллектива, в котором он работал до осуждения.

Значительную роль в истории советской пенитенциарной системы сыграла директива Совета Министров СССР от 30 декабря 1970 г. «О мерах по выполнению в 1971 г. требований ЦК КПСС и Совета Министров СССР о дальнейшем улучшении деятельности исправительно-трудовых учреждений». В директиве отмечалось, что задача перевоспитания решается неудовлетворительно, повторная преступность снижается крайне медленно. Часть осужденных не вовлекалась в общественно полезный труд, что не позволило некоторым исправительно-трудовым учреждениям выполнить производственный план.

В течение 1980–1990-х гг. около 10 % осужденных не были полностью обеспечены работой. Кроме того, администрация ИТУ, чтобы завысить показатели по человеко-дням выводила на рабочие объекты больше осужденных, чем требовалось. Результатом такой политики стали чрезвычайно низкие заработки как минимум, трети осужденных.

Организация рабочего места осужденного стоила очень дорого. Однако, несмотря на финансовые трудности, МВД стремилось не выводить осужденных на приписанные к ИТУ предприятия, а создавать собственную производственно-промышленную базу. К 1982 г. около 72 % осужденных было занято на принадлежащих предприятиях, ИТУ.

Следует отметить, что основные промышленно-производственные фонды предприятий ИТУ выросли с 1972 по 1982 г. в два раза. Особенно заметно росла мощность лесных ИТУ. В итоге ИТУ были в полной мере интегрированы в экономику страны, принося ей определенный доход.

В то же время в погоне за высокими экономическими показателями, от которых зависела оценка деятельности ИТУ, администрация учреждений уделяла лишь второстепенное внимание вопросам перевоспитания осужденных.

Необходимо также подчеркнуть, что получая прибыль в ходе осуществления хозяйственной деятельности, ИТУ не только расширяли свою производственно-техническую базу, но и улучшали бытовые условия отбывания наказания. Однако осужденные не могли почувствовать себя полноценными работниками, приносящими прибыль стране, поскольку их жизнь в неволе была обставлена излишней мелочной регламентацией. Выходы из локального участка осуществлялись только строем. В качестве одежды выдавались неудобные и морально устаревшие «фуфайки» и «спецовки». У осужденных изымалась половина заработка, им не выплачивалась трудовая пенсия, работа в ИТУ не включалась в трудовой стаж. Отсутствовала возможность обучаться заочно. Запрещалось разведение цветов, занавешивание окон и кроватей, наклеивание репродукций. Просмотр телевизора разрешался не свыше двух часов в день, причем программы выбирались начальством.

По мнению И.В. Упорова, именно эта мелочная регламентация режима отбывания наказания, превращавшая человека в представителя безликой массы, стал причиной антагонизма между сотрудниками ИТУ и осужденными.

Недовольство и раздражение осужденных в конце 1980-х стали причиной массовых неповиновений, беспорядков, захвата заложников. С 1985 по 1989 г. ежегодное число случаев захвата заложников выросло с 2 до 79. Количество умышленных убийств и покушений в местах лишения свободы в этот период увеличилось на 32,5 %, выросло число случаев сопротивления администрации ИТУ (в 2.3 раза), действий, дезорганизующих работу колоний, – на 88 %.

В конце 1980-х гг. под влиянием демократических преобразований и деятельности правозащитных организаций суды резко сократили применение наказания в виде лишения свободы. За период с 1986 по 1990 г. было закрыто 200 колоний, ликвидирована система лечебно-трудовых профилакториев, сократилось применение такой меры пресечения, как содержание в следственном изоляторе.

На волне демократических преобразований несколько раз переименовывалось центральное тюремное ведомство: в 1988 г. ГУИТУ – в Главное управление по исправительным делам (ГУИД), в 1990 г. – в Службу по исправительным делам и социальной реабилитации (СИДиСР). На некоторое время центральное тюремное ведомство объединяется с ГУЛИТУ МВД СССР.

 

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:1919

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.