Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Регулирование стачечной борьбы и профсоюзной деятельности в законодательстве и судебной практике буржуазных стран периода новейшего времени.

Регулирование профсоюзной деятельности. С точки зрения теоретических положений, преобладающих в литературе западных стран, право на объединение в профсоюз включает: право работников без какого-либо разрешения государственных органов и бюрократических формальностей создавать по своему выбору профсоюзы и присоединяться к ним при единственном условии — подчинении их уставам; право образовывать федерации и конфедерации; право членов профсоюза свободно избирать своих представителей, участвовать в регулировании внутренней жизни профсоюзов (внутрипрофсоюзная автономия); право свободно, без какого-либо вмешательства государственных властей осуществлять профсоюзную деятельность.

Профсоюзная работа с необходимостью предполагает политическую и финансовую независимость профсоюзов от государства, политических партий, предпринимателей, церкви. Это обычно проверяется при осуществлении государственной регистрации профсоюзов.

Независимость профсоюзов от предпринимателей обеспечивается, в частности, запретом объединения в одном профсоюзе. Как утверждается в докладе, подготовленном МБТ, физически здоровый пожилой индивид способен сделать больше, нежели более молодые люди... Эмпирические исследования показали, что благодаря нажитому опыту пожилые работники обычно находят способ компенсировать свои недостатки и часто работают лучше, чем молодые сотрудники. Вывод, сделанный на основе многих исследований, сводится к тому, что различия в производительности между возрастными группами обычно намного меньше, чем колебания в пределах каждой возрастной группы работников и администрации. В США, например, как это установлено в законодательстве, если профсоюз включает в свой состав лиц, относящихся к администрации, даже самого низового звена, он не вправе выступать представителем работников в коллективных переговорах. В Дании руководящему персоналу предприятий запрещено входить в профсоюз, объединяющий рядовых работников. Роспуск профсоюза допускается только по решению суда за грубое нарушение закона. Приобретение профсоюзом прав юридического лица не может быть подчинено ограничительным условиям.

В большинстве стран в конституциях провозглашено право граждан на объединение (ассоциацию); в ряде стран (Франция, Италия, Япония, Испания, Португалия) право трудящихся на объединение в профсоюз имеет ранг специально установленного конституционного права.

Право на объединение в профсоюз обычно трактуется таким образом, что оно включает так называемое негативное право на коалицию. Согласно распространенному в юридической литературе мнению, закрепленному во многих странах в нормативных актах, право на объединение в профсоюз наряду с его прямым, позитивным смыслом с необходимостью означает право не присоединяться к профсоюзу или выйти из него. Из этого делается практический вывод о неправомерности "обязательного юнионизма" ("закрытого цеха", "профсоюзного цеха" и т.п.), т.е. связывания работы с членством в профсоюзе и незаконности каких-либо льгот и привилегий для членов профсоюза по сравнению с не членами профсоюза. При "закрытом цехе" все работники должны быть членами профсоюза. Наем не членов профсоюза запрещен. При "профсоюзном цехе" вновь нанятый работник обязан в течение определенного времени (обычно 30 дней) вступить в профсоюз для сохранения за собой работы. При "агентском цехе" работник вправе не вступать в профсоюз, но должен платить в профсоюзную кассу сумму, равную членским взносам. "Поддержание членства" означает, что члены профсоюзов для сохранения работы не могут выходить из него (в течение действия коллективного договора). При "предпочтительном найме" при приеме на работу отдается преимущество членам профсоюза, а при увольнении их освобождают в последнюю очередь. "Профсоюзный наем" означает, что предприниматель обязан сообщать профсоюзу об имеющихся вакансиях и принимать на работу лиц, рекомендованных профсоюзом. Разновидностью "обязательного юнионизма" является порядок, согласно которому работники, не являющиеся членами профсоюза в момент подписания коллективного договора, могут не вступать в профсоюз. Но все лица, принятые на работу после подписания договора, должны стать членами профсоюза, а лица, вступившие в профсоюз до подписания договора, должны оставаться ими.

В большинстве западных стран "принудительный юнионизм" полностью запрещен или существенно ограничен.

Законодательные и иные юридические акты регламентируют вопросы, касающиеся внутренней структуры и функционирования профсоюзов, порядка их взаимоотношений друг с другом, со своими членами, предпринимателями и государством. Они включают как нормы, предоставляющие профсоюзам права, полномочия и льготы1, так и нормы, устанавливающие обязанности профсоюзов перед государством.

Законодательство западных стран допускает (прямо или косвенно.) плюрализм профсоюзных отношений, т.е. право работника присоединиться к любому профсоюзу по своему выбору.

Наличие профсоюзного плюрализма требует от законодателя решения ряда проблем, которые неизбежно возникают в связи с существованием соперничающих между собой профсоюзных организаций (запрет фаворитизма со стороны предпринимателей в отношении удобных для них профсоюзов и тем более создание "хозяйских" профсоюзов, порядок рассмотрения и разрешения споров между профсоюзами о распределении работы, сфер влияния, юрисдикционных или демаркационных споров).

Можно условно подразделить профсоюзные права на две группы: права профсоюзов вне предприятий (в отраслевом или общенациональном масштабах) и права профсоюзов в пределах предприятия.

Первый вид прав предусматривает свободное создание и функционирование профсоюзов (право принимать внутрипрофсоюзные нормы, формировать свои органы, разрабатывать программу, образовывать федерации, присоединяться к международным организациям и т.п.), стабильность существования (роспуск профсоюза или приостановка его деятельности возможны только через суд по причине грубого нарушения законодательства). Во многих странах запрещены создание компанейских ("домашних") профсоюзов, договоры "желтой собаки", вмешательство предпринимателей во внутрипрофсоюзные дела, дискриминация профсоюзов и работников за принадлежность к профсоюзу, в частности при увольнениях. В ряде стран, например во Франции, Испании, Португалии, Италии, объявлены незаконными любые действия, имеющие целью воспрепятствовать осуществлению профсоюзных прав, установлено уголовное наказание за их нарушение, запрещено наложение ареста на профсоюзные фонды.

Например, в Швеции Законом о совместных решениях в трудовых отношениях 1976 г. профсоюзам предоставлено "право преимущественного толкования", которое означает, что, когда между предпринимателями и профсоюзами возникают разногласия по толкованию законов и коллективных договоров, до окончательного разрешения спора приоритет имеет толкование профсоюза. Если предприниматель не желает считаться с позицией профсоюза, он несет ответственность даже тогда, когда суд в конечном счете согласится с толкованием, данным предпринимателем.Договоры "желтой собаки" (термин американского происхождения) содержат обязательство работника не вступать в профсоюз в период работы у данного предпринимателя.

В Швеции и Финляндии предприниматели должны консультироваться с профсоюзом, прежде чем вводить изменения на производстве, ведущие к увольнениям и перемещениям работников, а в Швеции даже приостановить свое решение о введении производственных новшеств при отсутствии согласия профсоюза. В этом случае они не вправе осуществлять планируемые изменения до завершения переговоров между организациями предпринимателей и профсоюзами на национальном уровне. Важно подчеркнуть, что при отсутствии согласия сторон, т.е. при провале переговоров на местном и национальном уровнях, предприниматель в конечном счете сохраняет право принять решение по собственному усмотрению. Таким образом, здесь идет речь о праве профсоюзов лишь временно приостановить решения администрации (до завершения переговоров на местном или национальном уровнях), а не о праве отменять их (праве вето).

В Италии законом предусмотрено, что в случае антипрофсоюзной деятельности предпринимателя претор (судья низшей инстанции) по просьбе местных профсоюзных органов выносит предварительный приказ о запрещении такой деятельности и об устранении ее последствий. Этот приказ действует до вынесения окончательного решения в итоге судебного разбирательства.

В США профсоюзы в случае нарушения прав, установленных в законе (вмешательство предпринимателей в профсоюзную деятельность, дискриминация членов профсоюза и т.п.), вправе обратиться в административный орган — Национальное управление по трудовым отношениям (НУТО) с жалобой на "нечестную трудовую практику" со стороны предпринимателя и добиваться судебного приказа, пресекающего незаконные действия предпринимателя.

Законодательством ряда стран (Франция, Бельгия, Италия, Испания) установлены правила, касающиеся предоставления некоторым наиболее многочисленным и влиятельным профсоюзам, статуса "наиболее представительного профсоюза", получающего определенные преимущества, льготы и полномочия при осуществлении представительства работников перед государственными органами, в ходе коллективных переговоров, трудовых споров, при выборах в органы представительства работников на предприятии и т.д. Необходимость понятия "наиболее представительный профсоюз" вызвана признанием плюрализма профсоюзного движения и наличием различных по своей численности и влиянию профсоюзов.

Существуют различные критерии принадлежности профсоюза к категории "наиболее представительный профсоюз". Их можно сгруппировать следующим образом:

· количественные (численность членов, общие размеры взносов);

· качественные (независимость, опыт, длительность существования);

· институциональные (участие в органах функционального представительства и результаты выборов в органы представительства трудовых коллективов);

· функциональные (участие в заключении общенациональных коллективных договоров).

Профсоюзам предоставлены определенные права на предприятиях.

Во-первых, это полномочия, необходимые для нормального осуществления организационной деятельности: вывеши­вать на особой доске объявления, касающиеся профсоюзных дел; распространять пропагандистские материалы (во внерабочее время); собирать членские взносы во внерабочее время и вне рабочих мест (иногда на рабочих местах)1; вербовать новых членов; проводить профсоюзные собрания (во Франции, ФРГ, Испании — во внерабочее время и вне рабочих мест, в Греции — во внерабочее время на рабочих местах, а в Италии, Португалии — в пределах установленного максимума часов и в рабочее время (т.е. с оплатой потерянных рабочих часов)). На крупных и средних предприятиях в распоряжение профсоюзов передается отдельное помещение.

Во-вторых, неосвобожденным профсоюзным работникам на предприятиях предоставляется оплачиваемое время для выполнения своих функций, а в некоторых странах, кроме того, оплачиваемый (или неоплачиваемый) отпуск для профсоюзной учебы или участия в работе отраслевых или общенациональных профсоюзных органов.

Во многих странах допускается с согласия работника автоматический вычет администрацией профсоюзных взносов из заработной платы. Во Франции, однако, это запрещено законом.

В-третьих, во многих странах работники, избранные в профсоюзные органы предприятий, пользуются дополнитель­ной защитой при увольнениях (а в ряде стран — и при переводе на другую работу). В этих случаях требуется согласие административного органа (инспектора труда), либо профсоюза, либо самого работника.

В Финляндии увольнение профсоюзного организатора ("цехового старосты") допускается только с согласия большинства представляемых им работников (за исключением увольнения за грубое дисциплинарное нарушение).

Защита профсоюзных активистов, как уже отмечалось, обычно распространяется не только на период пребывания их на выборных должностях, но и в течение определенного времени (до двух лет) после прекращения выборной работы в профсоюзах.

Важное значение имеет запрет дискриминации за принадлежность к профсоюзу и профсоюзную деятельность. Это относится к увольнениям, поощрениям и наказаниям, заработной плате. В ряде стран, например во Франции, Японии, законодательство запрещает дискриминацию за принадлежность к профсоюзу и профсоюзную деятельность и при приеме на работу. Обычно предусмотрена консультация с профсоюзами при осуществлении коллективных увольнений.

В законодательстве отдельных стран (например, Великобритании) закреплены права профсоюзов в области охраны труда (создание наряду с государственной профсоюзной инспекции труда). Имеются страны, где профсоюзам предоставлены особые процессуальные права. Так, во Франции профсоюзы по собственной инициативе или по просьбе работника могут представлять его в суде и даже заменить его в судебном разбирательстве. Профсоюзам предоставлено право осуществлять в суде защиту коллективных интересов работников определенной профессиональной категории.

Коллективные договоры в регулировании профсоюзных прав играют меньшую роль, чем законодательство. Они конкретизируют, уточняют, а иногда и улучшают законодательные положения о правах профсоюзов (Франция), а в странах с развитой системой коллективных договоров или при отсутствии детального законодательства о профсоюзах устанавливают права, дополняющие законодательство или восполняющие его пробелы. Чаще всего в коллективные договоры включаются положения о запрещении дискриминации за принадлежность к профсоюзу и профсоюзную деятельность, о правах профсоюзных представителей на предприятии, о порядке признания профсоюза в качестве коллективно-договорного представителя группы работников, об установлении различных видов принудительного юнионизма "профсоюзной безопасности". Последнее характерно для англосаксонских стран и обычно допустимо в рамках, определенных законами.

Профсоюзы, как уже подчеркивалось, имеют не только права, но и обязанности. Они отвечают за их нарушение, за любые антизаконные действия. Профсоюзы подвергаются имущественной ответственности (за счет профсоюзных фондов), а их функционеры — административной и уголовной ответственности.

Принимаются меры против монополизации профсоюзами руководства экономической борьбой трудящихся. Это обеспечивается в ряде стран предоставлением права заключать коллективные договоры не только профсоюзам, но и другим представительным органам работников1; это же относится к праву руководить забастовочными выступлениями трудящихся (это право предоставляется обычно любому органу по усмотрению работников).

Государственный надзор и контроль за деятельностью профсоюзов осуществляется путем их регистрации в государственном органе и предоставления ему для проверки профсоюзной документации, сведений, касающихся деятельности профсоюзов.

Регистрация профсоюзов проводится почти во всех странах. Различия заключаются в категоричности требования о регистрации, в порядке ее проведения, в характере отчетности профсоюзов, в объеме льгот, которыми пользуется зарегистрированный профсоюз. В большинстве стран регистрация факультативна, но не подчинившийся установленному порядку профсоюз не получает определенных льгот. Эти льготы различны в зависимости от страны: например, статус "независимого" профсоюза и налоговые послабления, право быть признанным единственным представителем данной категории работников при коллективных переговорах, принуждать предпринимателя вести коллективные переговоры, право заключать любые коллективные договоры или договоры, имеющие общеобязательную силу, право юридического лица, доступ в государственные органы по разрешению тру­довых споров. В США, однако, регистрация профсоюзов строго обязательна, а ее нарушение влечет уголовную ответственность профсоюзных руководителей.

Например, в США законодательство предоставляет право заключать коллективные договоры любой "рабочей организации", в том числе профсоюзам.

Рассмотрение правового положения профсоюзов в странах Запада было бы неполным, если не затронуть особую трактовку свободы ассоциации и профсоюзных прав в законодательстве Новой Зеландии.

Закон 1991 г. относительно договоров о труде полностью исключает из своего содержания понятия "профсоюз", "профсоюзные права". Для обозначения любого объединения трудящихся в Новой Зеландии применяется термин "организация работников". Такая организация не подлежит специальной государственной регистрации, хотя приобретает статус юридического лица как одна из разновидностей организаций некоммерческого характера, и не пользуется правами, традиционно принадлежащими профсоюзам. Из смысла Закона вытекает, что организацией работников может быть не только профсоюз, но и любая иная организация, защищающая права и интересы людей труда. Профсоюзы рассматриваются как одна из многих организаций трудящихся, которые осуществляют в определенной сфере представительские функции на своего рода "коммерческих началах" в рамках гражданско-правового законодательства о представительстве и при наличии выраженного желания работников на такое представительство.

 

При такой постановке вопроса профсоюзы теряют прежний "привилегированный" статус, традиционные профсоюзные права и тем более льготы, выделяющие их из ряда других общественных объединений. Почти все нормы ранее действовавшего в Новой Зеландии законодательства о профсоюзах, предоставлявшие им определенные права и прерогативы в области труда и трудовых отношений, отменены. Это относится и к ис­ключительному праву профсоюзов представлять работников на коллективных переговорах и при рассмотрении трудовых споров. От прежнего профсоюзного законодательства Новой Зеландии после 1991 г. осталось лишь положение Закона 1908 г., которое предусматривает, что профсоюзная деятельность не должна рассматриваться как преступный заговор и не подлежит уголовной ответственности.

"Новозеландская модель" считается крайним воплощением в трудовом законодательстве идей либерализма, расценивающего деятельность профсоюзов и традиционные профсоюзные права как анахронизм, пережиток промышленной эры и как препятствие экономическому прогрессу в постиндустриальном обществе.

Отметим, что такая трактовка роли профсоюзов рассматривается многими на Западе как экстремизм и вызывает неоднозначную реакцию в литературе. На сегодня "новозеландская модель" является исключением.

Регулирование стачечной борьбы.Признание права на забастовку и допущение забастовок в определенных юридически фиксируемых рамках считаются на Западе необходимыми условиями нормального функционирования общества, основанного на частной собственности, свободном предпринимательстве и рыночной экономике при наличии объективно существующих и официально признаваемых конфликтов интересов между предпринимателями и наемными работниками.

Право на забастовку рассматривается как важнейшая предпосылка здорового развития системы коллективных договоров и разумного разрешения противоречий, возникших в сфере труда и трудовых отношений. Такие известные теоретики, как Р. Да-рендорф, Л. Коузер, Т. Гайгер, доказывают, что допущение в известных пределах права на стачку после полного исчерпания примирительной процедуры абсолютно необходимо для снятия напряженности, "выпуска пара", направления недовольства в юридическое, легитимное русло. При условии умелого социального управления и установления разумно допустимых рамок забастовочного движения право на забастовку, как утверждают названные и многие другие западные авторы, не ослабляет, а, наоборот, укрепляет существующую общественную систему, делает ее более гибкой и маневренной, примиряет с ней широкие народные массы, придает ей ореол демократичности и социальной справедливости.

В настоящее время право на забастовку закреплено почти во всех промышленно развитых странах с рыночной экономикой1. Оно либо провозглашается в конституции (Франция, Италия, Япония, Испания, Португалия, Греция, Швеция), либо выводится из конституционного права на ассоциацию (ФРГ, Канада, Австрия, Бельгия, Швейцария, Дания, Люксембург), либо специально закреплено в законодательстве (США, Новая Зеландия), либо основывается на международном акте (Нидерланды), либо опирается на общие принципы права, а именно на действие принципа "разрешено то, что не запрещено" (Финляндия, Норвегия), либо выводится из совокупности иммунитетов, которые защищают профсоюзы и участников забастовок от доктрин общего права, от судебных прецедентов, направлен­ных против коллективных организованных действий работников (Великобритания).

В последних двух случаях, как считают некоторые юристы, получает признание не право на забастовку, а свобода забастовок.

Признание права на забастовку сопровождается повсюду ограничительными и запретительными условиями. Они направлены против незаконных забастовок, к которым обычно относят политические забастовки без полной остановки работы, забастовки, при которых бастующие работники не покидают предприятия, стачки судей, полицейских, работников тюрем и работников ряда других профессий.

В отношении разделения забастовок на законные и незаконные имеется значительная специфика в зависимости от страны.

Определенные виды забастовок незаконны в одних странах и законны в других. Так, "неофициальная" (не санкционированная профсоюзным руководством) забастовка незаконна в США, ФРГ, Канаде, Греции, Швеции, Японии и законна в Великобритании, Италии, Швейцарии. Стачка солидарности законна во Франции, Испании, Италии, ФРГ, Швейцарии, Швеции,

В последнее время в ряде стран Запада (Франция, Италия, Испания) подвергается критике традиционная трактовка права на забастовку как чисто коллективного права, реализуемого профсоюзами, трудовыми коллективами, и выдвигается новая концепция права на забастовку как права личности, как индивидуального права каждого отдельного работника самому решать вопрос об отказе выполнить главное обязательство по трудовому договору — предоставление трудовых услуг. Вместе с тем новая концепция не отрицает, что забастовка, будучи индивидуальным правом, все же реализуется, как правило, через коллективные действия работников, причем не обязательно большинства, но и меньшинства трудового коллектива. Это своего рода индивидуальное право в коллективном исполнении.

Греции, Бельгии и незаконна во многих других странах, например в США и Великобритании, Канаде, Новой Зеландии, Японии. В США, Канаде, ФРГ, Скандинавских странах законны лишь те забастовки, которые возникают из конфликтов, связанных с заключением и исполнением коллективных договоров.

По-разному решается вопрос о допустимости забастовок государственных служащих. В США, ФРГ, Японии, Дании, Швейцарии такие стачки запрещены. Вместе с тем имеется немало стран, где право на стачку государственных служащих признано законным.

Заслуживает быть отмеченным, что грань между законной и незаконной стачками подвижна: в зависимости от условий конкретной страны суды могут расширить или сузить границы законной стачки. Так, Конституционный суд Италии в решении от 14 декабря 1974 г. № 290 сделал шаг по пути частичной легализации политической стачки, которая ранее считалась полностью незаконной. В указанном решении объявлены законными забастовки, направленные на расширение и упрочение социальных завоеваний работников, на осуществление реформ, даже, если эти требования предполагают давление на государство, на побуждение его к изданию законодательных и правительственных актов. Законной признается также политическая стачка как форма протеста против насилия, ограничения свобод, социального неравенства. Вместе с тем в этом решении признана недопустимость политической стачки, если она нацелена на подрыв конституционного строя или воспрепятствование осуществле­нию властями законных функций, сопровождается насилием, покушением на свободу труда, дезорганизацией общественных услуг.

Политическая стачка была в 70-х годах признана законной в Швеции (за исключением государственного сектора). В ФРГ считается, что политическая забастовка возможна при нарушении государственной властью конституционных свобод. Во Франции суды долгое время признавали незаконной любую политическую стачку как непозволительное вмешательство в прерогативы правительства. Однако с начала 60-х годов Кассационный суд в своих решениях обосновывает необходимость особого подхода к "смешанным стачкам", т.е. к таким, в которых сочетаются как экономические (профессиональные), так и политические мотивы. Такие стачки признаются незаконными только при превалировании в них политических мотивов.

Особо регулируются забастовки работников, занятых в общественных услугах (электро-газо-водоснабжение, АЭС, почтово-телеграфная связь, общественный транспорт, пожарная охрана, больницы и т.п.). Такие забастовки трактуются как чрезвычайно опасные для общества конфликты, ведущие к потенциальному разрушению национальной экономики, поскольку специфика этих услуг требует их бесперебойного функционирования. В большинстве стран забастовки в сфере общественных услуг запрещены либо полностью, либо в определенных отраслях, либо разрешены с большим числом оговорок и ограничительных условий, определяемых в законодательстве. Например, во Франции: предупреждение за пять дней, запрет "неофициальных", "шахматных" забастовок1 и потеря заработной платы, непропорциональная отсутствию на работе (за час отсутствия — потеря дневного заработка).

В Австралии, Канаде, Новой Зеландии, Швеции порядок проведения забастовок в сфере общественных услуг установлен в коллективных договорах, действующих в этих отраслях. Там предусматриваются особые условия проведения таких стачек: предупреждение; продолжение функционирования служб, необходимых для жизнеобеспечения населения; ограничение продолжительности; одобрение забастовки квалифицированным большинством работников, высшим профсоюзным органом и др.

Наконец, в Италии, ФРГ, Испании порядок проведения забастовок в сфере общественных услуг в последние годы стали регламентировать сами профсоюзы в одностороннем порядке. Так, в Италии в сфере общественного обслуживания действуют профсоюзные кодексы саморегулирования, которые устанавливают порядок таких забастовок: предупреждение; максимальная продолжительность; продолжение работы служб, необходимых для жизнеобеспечения населения, и т.п.

В настоящее время в большинстве стран признано, что забастовка, будучи правом, установленным в законе, ведет к приостановлению трудовых правоотношений, т.е. по окончании забастовки ее участники подлежат в принципе восстановлению на рабочих местах, а заменявшие их работники должны быть уволены.

Такое признание обычно сопровождается оговорками и ограничительными условиями, связанными с трактовкой самого понятия "право на забастовку". В большинстве случаев приостановление трудового договора толкуется весьма узко — как результат воздействия на трудовые договоры только "законных" забастовок и при отсутствии "грубой вины" со стороны забастовщиков. Кроме того, договоры на определенный срок в результате забастовки не приостанавливаются, а их срок не продлевается на период забастовки.

"Неофициальные" забастовки — забастовки, не санкционированные профсоюзами. При "шахматной" забастовке бастуют различные группы работников предприятия или отрасли в определенном заранее установленном порядке.

Исключением являются Великобритания и Ирландия, где забастовка влечет за собой прекращение трудового договора.

Приостановление на время забастовки трудовых правоотношений ведет к тому, что предприниматель в этот период не отвечает за ущерб, причиненный работником третьим лицам; несчастный случай на предприятии в период забастовки не рассматривается как производственная травма; заболевшему забастовщику обычно не выплачивается пособие по болезни.

Забастовка влечет за собой прекращение выплаты заработной платы. Забастовщикам не выплачивается и пособие по безработице, поскольку считается, что их безработица имеет "добровольный характер". Это пособие не выплачивается обычно и тем, кто оказался без работы в результате забастовок рабочих предприятий-смежников.

Бастующие работники могут существовать при отсутствии у них личных сбережений только за счет забастовочного пособия, предоставляемого профсоюзом, средств социального вспомоществования, а также материальной помощи, оказываемой в порядке солидарности другими трудящимися.

Наказания за "незаконные" забастовки в странах Запада весьма дифференцированы, и применение их показывает гибкость социальной политики.

Различаются дисциплинарные, административно-правовые, гражданско-правовые и уголовно-правовые меры против забастовок. Объектом их являются и организаторы забастовок, главным образом профсоюзы и их функционеры, и рядовые забастовщики.

Профсоюзы как таковые за организацию "незаконной" забастовки подвергаются гражданско-правовой ответственности (договорной либо деликтной).

В ряде случаев такие иски включают не только нанесенный ущерб, но и упущенную выгоду. Размер ущерба взыскивается из профсоюзных фондов. Отказ выполнить решение суда грозит профсоюзам секвестром их средств1 и в конечном счете уголовной ответственностью их руководителей за "неуважение к суду" или по другим основаниям.

Только в некоторых странах (Франция) установлена неприкосновенность имущественных фондов профсоюзов.

В ФРГ профсоюзы за организацию "незаконной" стачки несут материальную ответственность на том основании, что такая забастовка — покушение на гарантированное законом право предпринимателей беспрепятственно владеть и управлять своим предприятием ("заниматься производственной деятельностью").

Во Франции профсоюз может быть подвергнут гражданско-правовой (договорной) ответственности за нарушение положений коллективного договора о предварительном предупреждении о стачке или об осуществлении примирительной процедуры.

В некоторых странах (ФРГ, Великобритания, Нидерланды) для срыва забастовок широко используются судебные приказы, оперативно издаваемые по просьбе предпринимателей судами. Нарушение этих приказов грозит организаторам забастовок длительным тюремным заключением за "неуважение к суду", а профсоюзам — секвестором их фондов. Выдача судебного приказа — верный способ сорвать стачку, даже если впоследствии она будет признана законной, поскольку не используется подходящий момент для начала забастовки и, кроме того, со временем забастовочный дух работников может иссякнуть.

Рядовые участники "незаконных" забастовок подвергаются прежде всего дисциплинарной ответственности. Теоретически против них можно применить всю гамму дисциплинарных наказаний, в том числе и штрафы. Однако наиболее частой реакцией администрации на "незаконную" забастовку или "незаконные" действия в связи со стачкой является крайняя мера — увольнение без предупреждения и выплаты выходного пособия. Эта мера может быть осуществлена выборочно — в отношении либо зачинщиков, либо части стачечников, либо всех забастовщиков в порядке локаута. В последнем случае не действует особый порядок увольнения членов комитетов предприятий, профсоюзных делегатов (согласие на увольнение комитета предприятия, инспектора труда).

Хотя против отдельных забастовщиков или профсоюзных активистов, членов забастовочных комитетов может быть возбужден гражданско-правовой иск о возмещении вреда, на практике такой иск направляется главным образом против профсоюзов, которые чаще всего выступают инициаторами и организаторами забастовок. Иски против отдельных работников учиняются относительно редко и носят характер не столько возмещения вреда, сколько штрафной санкции, как, например, при нарушении "обязательства мира", установленного в коллективном договоре, или штрафа за участие в тех или иных видах "незаконных" забастовок. Нормы, охраняющие собственность, имущественные права, — особенно серьезная угроза для участников "сидячих" стачек.

Уголовно-правовые наказания могут применяться за участие в некоторых видах "незаконных" забастовок за акты насилия, сопровождающие забастовку, либо за "действия, вытекающие из забастовок". Приведем некоторые примеры. В Японии, согласно Закону о государственной службе (ст. ПО) 1948 г., государственные чиновники — участники стачек караются тюремным заключением до трех лет или штрафом до 10 тыс. иен. По толкованию Верховного суда уголовной ответственности подвергаются только зачинщики и руководители таких забастовок. В Италии уголовной ответственности подлежат участники стачек в государственных и общественных службах, если такие стачки подрывают порядок и дезорганизуют "существенные услуги". В США забастовка чиновников федеральных государственных учреждений наказывается как уголовное преступление, а забастовщики лишаются права работать в государственном аппарате.

Чаще всего забастовщики становятся объектом уголовных санкций за "действия, вытекающие из забастовки". В этом случае участники подвергаются ответственности за преступления, имеющие подчас косвенное отношение к забастовкам как к таковым. К ним относятся преступления против государственных властей (восстание, мятеж, заговор), против общественного порядка, личности (угрозы, оскорбления, запугивание, шантаж, побои, обман, захват заложников — членов администрации, блокирование движения транспорта) или против имущества предпринимателя (захват предприятия, воспрепятствование вывоза продукции). Эти действия иногда именуются промышленным саботажем.

На практике уголовные санкции большей частью применяются в двух случаях: против покушений на "свободу труда", т.е. против действий, предпринимаемых забастовщиками (забастовочными пикетами) с целью не допустить на предприятие штрейкбрехеров, и против участников "сидячих" забастовок.

В числе новейших методов борьбы с забастовками в ряде стран (США, Нидерланды, Израиль) — предоставление любым гражданам, испытавшим неудобство в связи с забастовкой, или заинтересованным организованным группам права требовать принятия судом приказа, запрещающего стачку, нанесшую ущерб "общественности", и добиваться возмещения такого ущерба.

Комитет экпертов МОТ по применению конвенций и рекомендаций охарактеризовал эти законодательные новшества как "еще одно препятствие осуществлению права на забастовку путем предоставления неопределенному числу третьих лиц, интересы которых косвенно затронуты забастовкой, возможности воевать с забастовщиками и профсоюзами".

Хотя в регламентации забастовок на Западе нередко проявляются открыто насильственные аспекты, следует признать, что она далеко не сводится к прямым запретам и подавлению, является довольно гибкой и подчинена главной стратегической задаче — институционализировать трудовые конфликты.

Этой же цели подчинена регламентация локаутов. В этой области наблюдается значительные различия по странам. Существуют следующие варианты регулирования локаутов:

локауты незаконны (Италия, Португалия, Греция);

локауты законны (Швеция, Новая Зеландия).

В остальных странах законность или незаконность локаутов зависит от обстоятельств трудового конфликта и определяется в каждом конкретном случае судом. Обычно наступательный локаут, т.е. локаут, используемый предпринимателем для того, чтобы навязать свои условия работникам при отсутствии забастовки, признается незаконным, а оборонительный локаут, осуществленный как реакция на забастовку, — законным.

Во многих странах судами сформулированы критерии законности локаутов и иные регулирующие их нормы. Так, в ФРГ законный локаут должен быть крайней мерой "трудовой борьбы" и не иметь целью уничтожение другой стороны; не выходить за рамки коллективно-договорных споров; быть пропорциональным действиям профсоюзов. Во Франции локаут законен, если он является ответом на стачку, которая привела к полному разрушению предприятия или угрожает безопасности персонала или других лиц или сохранности собственности предприятия. Как правило, локаут не прерывает, а лишь приостанавливает трудовое отношение. В Испании локауты допускаются, когда они необходимы для защиты жизненных интересов предпринимателей. Эта необходимость может возникнуть, когда стачка создает угрозу насилия в отношении персонала или повреждения имущества предпринимателя. Предприниматель должен сообщить за 12 часов о предполагаемом локауте, и он может продолжаться только необходимое время. Локауты не прекращают, а приостанавливают трудовые отношения и могут быть прекращены по решению властей. В Ирландии незаконным считается локаут, объявленный в ответ на забастовку, если предприниматель не восстанавливает всех работников после прекращения забастовки и возобновления работы.

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:639

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.