Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Структура и функции конфликта

Анализ конфликта как социального феномена включает рассмотрение его структуры и функций. Не зная того и другого, трудно управлять конфликтными отношениями и вообще осмысленно подходить к этому явлению. Мы не случайно рассматриваем в связи вопрос о структуре и вопрос о функциях конфликта. В любом конфликте функции зависят от структуры, а последняя, в особенности ее субъекты, могут видоизменяться под влиянием доминирующей функции.

Чем прежде всего характеризуется всякий конфликт? Конечно же, конфликтующими сторонами, а также предметом противоборства. Эти два определяющие элемента конфликта не исчерпывают его структуру. Последняя включает конфликтное действие в той или иной форме и направляющее его сознание, средства и методы действия, поле конфликта. Кроме того, ни один конфликт невозможен без сложившейся до его появления конфликтной ситуации. Рассмотрим отмеченные структурные элементы конфликтного взаимодействия.

Субъектами конфликта, в зависимости от его уровня, выступают индивиды, группы, классы, национальноэтнические общности, организации, социальные институты, общественные и политические объединения, государства, международные сообщества.

Ключевым моментом в анализе конфликта, считает А.Турен, является четкое определение социальных оппонентов и их ценностных ориентации. Будет правильным уточнить тезис французского социолога: определение интересов социальных оппонентов и соответствующих ценностных ориентации. В чем здесь проблема? Да в том, что в реальном конфликте действительные оппоненты (субъекты) далеко не всегда выявляют себя, а зачастую скрываются за второстепенными соучастниками противоборства, или же стремятся представить в качестве субъектов конфликта такие группы и организации, которые лишь косвенно связаны с предметом конфликта. Например, в настоящее время в России постоянно возникают трудовые конфликты изза задолженности администрации рабочим по зарплате. Нередко виновником конфликта является администрация; последняя же, как правило, пытается направить протест рабочих против государственных органов, выставляя их стороной, провоцирующей конфликт. Чаще всего такая подмена субъекта имеет место в политических конфликтах. Ведущая сторона конфликта (инициатор конфликта) может выдавать себя за какуюто иную политическую силу или стремится вообще замаскировать свое участие в конфликте, либо представить себя в качестве второстепенного субъекта. После второй мировой войны не прекращались локальные военные конфликты то в одном, то в другом районе мира. Инициаторы конфликтов нередко выдавали себя за силы, борющиеся за мир, за свободу и демократию, преследуя в действительности агрессивные цели. Так было во Вьетнаме, где вели войну сначала Франция, стремясь удержать прежние колониальные владения, затем США — в поддержку диктаторского режима.

Субъекты конфликта не остаются неизменными в процессе противоборства. О зрелости конфликта судят по степени формирования субъектов. Чем более развит конфликт, тем выше зрелость субъектов. Динамика конфликта прямо связана с развитием его субъектов, и наоборот. Если конфликт перерастает в иное качественное состояние, соответственно качественно изменяются противоборствующие стороны. В случае развития экономического конфликта в политический ведущую роль начинают играть политическая организация наемных рабочих, с одной стороны, и институты политической власти, с другой. В такой ситуации возможны два варианта преобразования инициатора конфликта: подключение к организации экономической борьбы политических партий и движений или превращение организации, созданной для защиты экономических интересов определенной социальной группы, в политическую организацию, ведущую борьбу за власть. Подобная метаморфоза, как известно, произошла с польским профсоюзным объединением «Солидарность» и ее лидерами.

Маскировка подливного субъекта конфликта — частое явление во внутригрупповых столкновениях. Например, провоцирующий напряженность в трудовом коллективе или в какомто подразделении госуправления стремится скрыться за действиями других, недовольных поведением управляющего лица, официального лидера.

Проблема субъекта конфликта имеет еще один аспект. Для анализа конфликта, его динамики важно различать субъекта, инициирующего конфликт

ное действие и доминирующего и этом действии.

Причем, это не всегда один н тот же субъект. Агент, спровоцировавший конфронтацию, зачастую оказывается не ведущей, не определяющей, а ведомой, определяемой стороной. Изменение соотношения противоборствующих сил — одна из закономерностей конфликта, в особенности классового, да и международного. Для военных конфликтов — это правило, хотя в истории было немало войн без победителей.

Наконец, еще вопрос. Каждая из сторон конфликта может состоять из совокупности элементов: коалиций партий, ассоциаций производителей, союзов общественных объединений, коллективов, индивидов и т.д. Для понимания характера конфликта и его направленности следует учитывать единство и имеющиеся различия во взглядах и позициях агентов, составляющих один субъект. Внутренние противоречия данного субъекта могут ослабить его позицию или усилить, в зависимости от того, как они регулируются или разрешаются. Распад субъекта и неминуемое в этом случае его поражение — крайний вариант функционирования многосоставного субъекта.

Поведение и действия субъектов направляются конфликтным сознанием. Его образует особое состояние общественного сознания, специфика которого заключается в осознании противоборствующими сторонами противоположности своих интересов, ценностей, целей и превращении их в мотивацию активности.

Теперь о предмете конфликта. Материальный или духовный объект общественной жизни, в отношении которого формируется противоположная направленность активности людей, составляет предмет конфликта. Им могут быть экономические и социальные блага, материальные и духовные ценности, политические режимы, юридические институты, политические и общественные лидеры, их программы, идеологические доктрины, религиозные верования, права и свободы человека, нравственные и эстетические идеалы, разнообразные традиции и многое другое, что составляет элементы цивилизованной социальной жизни.

В конфликте наряду с реальным предметом конфронтации может фигурировать мнимый, так сказать, квазипредмет. Действительный предмет нередко скрыт до поры до времени. В экономическом конфликте капиталиста и наемного работника предметом противоборства являются условия труда и его оплата. Капиталист же стремится представить в качестве объекта столкновения с рабочими условия жизнеспособности предприятия, доказать, что удовлетворение требований работников подорвет основу предприятия и тем самым ударит по интересам всех конфликтующих. Военная агрессия, как правило, обосновывается агрессором с помощью мнимого предмета конфликта: угрозы его границам со стороны жертвы, защиты демократических свобод и т.п.

Козер Л. обозначил в качестве переменных (предмета) конфликта власть, статус, перераспределение ценностей и доходов. Дарендорф Р. назвал предметом современного социального конфликта право на включение в «большинство» общества, добившегося нормальных для себя условий жизни. Парсонс Т. и его сторонники считают предметом общественного конфликта сохранение стабильности системы, ее нормативноценностной основы. Марксисты на первый план классового конфликта выдвигают отношения собственности на средства производства и определяемое ими политическое господство владельцев собственности.

Как следует из сказанного, понимание предмета конфликта имеет концептуальное значение и связано с общим подходом тех или иных авторов к пониманию механизма социального процесса в целом. Предмет конфликта — это его источник. В зависимости от глубины проникновения анализа в суть общественных процессов, исследователем фиксируется определенный уровень основы конфликта. Скажем, Парсонс Т. ограничивается объяснением большинства конфликтов отклоняющимся поведением людей. «Одним из источников изменения, — пишет он, — служит распространение отклоняющегося поведения, равно как и разрастание различного вида конфликтов, причем большинство конфликтов содержит в качестве существенных ингредиентов то, что может быть с полным основанием названо отклоняющимся поведением»8. Отсюда, естественно, вывод о конфликте как временном, патологическом явлении.

Уже говорилось об определении Л.Козера, считающего общими основаниями конфликтов власть, статус, ценности. Это определение также недостаточно глубоко выясняет предмет конфликта — отношения господства, в первую очередь социальноэкономического, что предопределяет типологию статусов, характер власти и ценности. Ограниченным представляется марксистский подход, поскольку им признаются в качестве основы конфликта, его предмета лишь классовые отношения господства. В обществе же, как известно, существуют и иные виды господства, порождающие противоположность интересов, позиций, взглядов и т.п. Политические структуры как самодостаточные реальности, различного рода социальные институты, представляющие собой независимые образования, господствующие системы ценностей — все эти элементы общества оказывают обратное воздействие на классовые отношения и служат постоянным источником разнообразных конфликтов. Возьмем институт права. Он легитимирует организацию и распределение государственной власти, узаконивает определенный порядок в обществе. И, разумеется, отношение к этому институту, признание его справедливости или несправедливости — весьма существенное основание общественного конфликта.

Предметом многих конфликтов служит уровень эффективности экономики, политического руководства и организации общественной жизни в различных ее областях. Так, конфликт между системой государственного социализма в нашей стране и обществом начался главным образом изза низкой эффективности советской экономики, а затем он распространился на политическую сферу, хотя противоречие между политическим режимом и некоторыми социальными группами существовало еще в 20е годы. Каждому типу общества присущи свои конфликты, соответственно и возникают они на характерной для этого общества основе. В советской системе такой основой была государственная собственность и авторитарнопартийный режим политического устройства.

Предмет конфликта — это та переменная, которая характеризует любой конфликт. Ее анализ всегда необходим, какими бы ни были конфликтные отношения.

Конфликтное действие и поведение, его средства и методы образуют сам процесс конфликта, а также составляют один из главных его структурных элементов. В литературе выделяются некоторые типы конфликтного взаимодействия: разногласие и доминирование,9 которые выливаются в следующие формы конфликтного поведения: конфронтацию, соперничество, конкуренцию. В политических конфликтах это выражается в таких формах противоборства, как бунт, мятеж, революция, война.

Доминирование одной стороны над другой осуществляется с помощью различных средств, в зависимости от характера конфликта : использования экономической и политической власти, влияния, авторитета, идеологического воздействия и др., вплоть до физического насилия. Доминирование порождает противоположные действия в виде массового несогласия, протестных форм поведения (забастовки, манифестации, пассивное сопротивление и пр.). В конечном, счете модели конфликтного поведения обобщаются в следующие виды: 1) достижение одним субъектом своих целей за счет другого; 2) частичная и полная уступка одним субъектом своей позиции другому; 3) взаимное удовлетворение интересов обоих конфликтных субъектов и достижение какойто общей цели; 4) взаимное неудовлетворение интересов противоборствующих сторон и стремление перевести конфликт на новый уровень и новую форму.

Следует отметить, что если разногласие и доминирование т общие характеристики конфликтного поведения» то конфронтация, соперничество и конкуренция — это специфические формы взаимодействия противоположностей, свойственные конфликтам, разрешающимся по формуле: «победитель— побежденный», «выиграть—проиграть». Конфронтация — это скрытая или открытая борьба сторон со взаимоисключающими интересами. Стороны стремятся разорвать связи, делающие их элементами данного единства, взаимодействия. Такова, например, конфронтация классов общества и отвергаемых им маргинальных слоев. Соперничество или соревнование — более мягкая форма борьбы, в том смысле, что она предполагает наличие у сторон определенной общности; интересов и целей. Это — борьба за достижение более высоких, по сравнению с другими, результатов в общественной деятельности (труде, спорте, науке и т.п.), за признание обществом (коллективом) новых результатов. Стремление одних коллективов, групп, индивидов превзойти результаты деятельности других в различных областях активности и заслужить поощрение от общества — таков смысл соперничества — соревнования. Итог соревнования в конечном счете — общий выигрыш, общее продвижение вперед. Каким бы ни было жестким спортивное соперничество, его; результаты постоянно способствуют совершенствованию физической культуры человека. Подлинное спортивное состязание не разобщает спортсменов, а укрепляет единство в масштабах страны и даже мира. Конечно, бывает иное; складываются враждебные отношения, постоянная конфронтация между отдельными выдающимися мастерами и организациями. К примеру, такие отношения сложились между двумя ныне существующими шахматными международными организациями: ФИДЕ и Ассоциацией шахматистовпрофессионалов. Причина конфрентации в данном случае — не разногласия по поводу достижений шахматистов, а личные амбиции лидеров, коммерческие притязания, и частично — политические взгляды. Соревнование, независимо от того, в какие формы оно выливается — конфликтные или неконфликтные, порождается общественным контактом между людьми, включенными в коллективную деятельность, вызывающую своеобразное возбуждение жизненной энергии, увеличение эффективности труда.

Конкуренция — тоже соперничество между общественными субъектами, но такое, результатом которого является победа одного за счет подавления другого. У конкурентов нет какихлибо общих целей; они ведут жестокую борьбу за реализацию противоположных целей и интересов. Вытеснение конкурента с рынка, подавление его как активного экономического субъекта, разгром политического противника, обеспечение монополии (экономической или политической), словом, победа одного за счет гибели другого, включая физическое уничтожение, — вот принцип конкурентной борьбы в ее крайней форме выражения. Такая борьба свойственна сторонам, находящимся в антагонистическом конфликте.

Вернемся к конфликтным действиям в рамках неантагонистических отношений, т.е. при наличии у сторон не только противоположности какихто интересов, но также и общности более значимых для этих сторон интересов и целей. Например, противоположности текущих и общности перспективных, взаимоисключения экономических и единства политических интересов и целей. Борьба между конфликтными сторонами и здесь имеет место. Она даже может перерасти в непримиримое противоборство, как это произошло внутри бывшей КПСС между сторонниками так называемой демократической платформы и остальной частью партии. Тем не менее в рамках неантагонистических отношений складываются конструктивные формы борьбы. К ним, в частности, относятся: борьба, направленная на преобразование условий, породивших противоречие между взаимодействующими сторонами. Критика российских властей, доходящая до конфликта, со стороны партий, поддерживающих курс на капитализацию страны, по вопросам вывода общества из кризиса — это тоже борьба, но иного рода, нежели конфронтация правительства с коммунистической и социалистической оппозицией. Взаимное прогрессивное (с точки зрения реализации общих интересов и ценностей) воздействие сторон — еще один вид борьбы, обеспечивающий модель конфликта по типу «взаимное удовлетворение интересов обеих сторон» ( например, соревнование). К такой же модели конфликтного действия относится борьба за выбор лучших путей, средств и методов решения общих проблем.

Напомним читателю пример из политической истории России: вековой конфликт между сторонниками и противниками ликвидации крепостного права в России. Этот конфликт был двойственным: а) между крепостным крестьянством и помещиками, а также защищающим интересы последних самодержавием (антагонистическое противостояние); б) между сторонниками освобождения крестьянства и противниками освобождения — в среде помещиков и окружения царя. Последний означал противоречие по поводу выбора путей дальнейшего развития самодержавной России. Это противоречие было достаточно острым. Не случайно реформа готовилась вначале секретно, и лишь затем были созданы губернские комитеты по подготовке предложений с мест. На заключительном этапе, когда были обобщены все поступившие в правительство проекты, соответствующая комиссия сформулировала три подхода к решению проблемы. Один был против всякого освобождения крестьян; другой — допускал освобождение, но без выкупа крестьянами земли; третий настаивал на освобождении крестьян с землею. За каждым из проектов стояли различные губернские комитеты (московский, петербургский, тверской), представлявшие большие группы дворянства. Известно, что обсуждение проектов протекало настолько остро, что даже имел место смертельный исход для одного из главных чинов — непосредственного организатора, председателя редакционной комиссии Ростовцева. Правда, острота борьбы не особенно повлияла на окончательный результат. Реформа, осуществленная Александром II, оказалась половинчатой: крестьяне получили свободу без выкупа, были наделены земельными участками, но с обязательством платить помещику деньгами или трудом (оброк, барщина). Таким, образом, конфликт внутри господствующего класса был разрешен, по модели: «взаимное удовлетворение интересов сторон». Другой же конфликт — между крестьянством и господствующим классом — оказался решенным лишь частично. Здесь была реализована модель «частичная или полная уступка одной группой своих интересов другой гриппе». Частичное решение конфликта породило впоследствии острую борьбу крестьянства против помещиков и самодержавия под лозунгом большевиков: «Заводы и фабрики — рабочим, землю — крестьянам».

Итак, борьба сторон за реализацию взаимоисключающих интересов, позиций и целей; борьба за противоречивые интересы, позиции и цели при наличии превалирующего над противоречием единства, более существенных интересов; борьба, связанная с выбором путей, средств и методов достижения общих интересов и целей, — таковы некоторые модели конфликтного действия общественных субъектов. Взаимодействие конфликтующих субъектов развертывается в определенном времени. Имеется в виду продолжительность конфликта, последовательность его этапов, темпы протекания противоборства. Конфликт также характеризуется своим полем, что входит в состав элементов его структуры.

Социальное поле, по мнению французского социолога П.Бурдье, — это специфическая система объективных связей между различными позициями, находящимися в конфликте или в альянсе, в конкуренции или кооперации, определяемыми в большей степени факторами, не зависящими от субъектов — носителей позиций. Структура поля есть состояние соотношения сил между агентами (действующими субъектами), вовлеченными в борьбу.10 Поле есть одновременно место соотношения сил и борьбы, направленной на трансформацию этих отношений. Поле нельзя рассматривать как нечто раз навсегда данное, независимое от субъектов. С точки зрения П.Бурдье, социальное поле, в частности, политическое, является условием и постоянно производящимся и институирующимся результатом практики." Поле составляют агенты, позиции институты, документы, используемые в борьбе, правила игры (если они есть), т.е. все то, что фигурирует и с чем связаны конфликтные действия, образует содержательные границы его. Например, полем конкурентной борьбы является  рынок; полем соперничества политических партий — выборная кампания, осуществляемая на определенной территории страны.

Понятие «поле» конфликта включает в себя предмет конфликта, но не сводится к последнему. Предмет, как отмечалось, есть источник и объект противоречияконфликта, а поле — все, что составляет сферу конфликтных действий. Элементы поля, например, правила игры, могут стать предметом конфликта, если по их поводу возникает противоборство.

Главная линия конфликта или ядро конфликта

— это сектор поля, характеризующий тот элемент взаимодействия, который определяет противоположность позиций сторон. Иными словами, это конфликтогенный фактор, прежде всего противопоставляющий оппонентов. Скажем, нынешний российский режим и социалистическую оппозицию разделяет многое, но ядром конфликта является неприятие оппозицией проводимого курса на принудительную капитализацию страны.

Любой конфликт возникает, протекает и разрешается на фоне конфликтной ситуации. Последняя— неотъемлемая сторона конфликта, существенный элемент его структуры.

Конфликтная ситуация включает, в первую очередь, острую форму противоречия, образующего основу конфликта; именно такую, при которой обе противоположности или одна из них уже не могут существовать в рамках прежней взаимосвязи, единства. Одну сторону или обе не удовлетворяют, к примеру, социальный статус, уровень участия в системе власти, возможность доступа к распределению благ и т.д. Словом, как по Ленину, одни не могут управлять постарому, а другие (массы) не хотят больше жить попрежнему.

Наличие конфликтной ситуации свидетельствует о сформировавшихся конфликтогенных факторах, говорит о появлении инициатора конфликта (лидера, группы, организации), а также о готовности поддержать его со стороны других субъектов со сложившейся установкой на конфликт. Конфликтная ситуация в обществе — это ситуация социальной напряженности, когда подорвана легитимность в самом широком смысле слова (социальная оправданность) различных общественных структур, ценностей, порядка. Конфликтная ситуация стимулируется кризисными явлениями. Кризисы в обществе могут выступать условием возникновения конфликтной ситуации, либо являются фоном, на котором развертываются конфликты. Нынешняя ситуация в России характеризуется наличием всех составляющих конфликтной ситуации, связанной с глубоким системным кризисом общества.

Функции конфликта. Данный вопрос в литературе рассматривается в рамках двух взаимно исключающихся парадигм: восприятия конфликта как диалектическисозидательного фактора (наиболее распространена) и представления о конфликте только как разрушительного явления. Первая парадигма вытекает из признания закономерного характера конфликта; вторая — из восприятия его как патологии.

В настоящей работе реализуется диалектическисозидательный подход к проблеме функций конфликта. Он предполагает, на наш взгляд, необходимость учитывать ряд методологических требований.

Следует рассматривать функции конфликта как закономерную взаимосвязь последнего с общественным процессом. В таком ракурсе вопрос о функциях предполагает, вопервых, выяснение объективных последствий конфликта для общества; вовторых, анализ форм выражения и взаимосвязи конфликта с характером общественных структур. Тот и другой аспекты функций конфликта внутренне противоречивы, «причем характер противоречий зависит от природы не только общества, но и самого конфликта».

От типа общества, исторического этапа его развития, уровня культуры зависит характер конфликтов, масштабность и острота, способы решения, а следовательно, и функции. Само собой разумеется и другое: функции конфликтов различных уровней неодинаковы как по характеру, так и по масштабу влияния на общественные процессы. Конфликты на уровне групп оказывают на общество, естественно, несравнимо меньшее влияние, нежели классовые или межнациональные конфликты. Значение конкурентной борьбы двух или нескольких промышленных групп ограничено сферой данной отрасли производства. Влияние же социального движения как выражения классовых, социальных противоречий распространяется и на экономику, и на социальнополитическую жизнь в целом. Качественно различен набор функций конфликтов, развертывающихся в главных сферах общества (экономической, социальной, политической и др.).

Особенное не отменяет общее, В особенном проявляется общее. В многообразии последствий конфликтов реализуются некоторые общие их функции. Представление о них у конфликтологов неоднозначное. Некоторые ученые насчитывают около 30 функций конфликта. Ростовский исследователь Запрудский Ю. разделил все функции на две группы: «материальные» и «духовные», а затем, «отвлекаясь от различий материального и духовного свойства», отметил три наиболее важные общие функции, присущие любым конфликтам: «сигнальную, дифференцирующую и динамическую».
Анализ функции корректен в рамках формулы: «конфликт — интеграция». В социуме — это два взаимосвязанные противоположные общественные отношения, понять значение которых невозможно, если рассматривать их в отдельности. Общественный процесс представляет собою цепь взаимопереходов интеграции в конфликт, конфликта — в интеграцию. В литературе встречаются и другие классификации функций. Учитывая, что конфликт есть форма выражения противоречия, его проявления и разрешения, отметим прежде всего такую общую функцию, как информационно познавательная. В самом деле, любой конфликт сигнализирует о наличии проблемы, требующей решения, позволяет ее познать, поскольку выявляется в совокупности воспринимаемых людьми фактов. Конфликт стимулирует познание интересов, ценностей, позиций, сталкивающихся в противоборстве субъектов; высвечивает сущность социальных изменений, выраженных противоречием, лежащим в основе конфликта. Разногласия, дискуссии как формы конфликтного поведения способствуют поиску истины. В ходе и в результате взаимных столкновений социальные агенты лучше узнают друг друга, усваивают полезный с точки зрения каждой стороны опыт, находя, при желании, возможные точки соприкосновения их взглядов и интересов. В процессе конфликта раскрывается подлинная картина того, что представляет из себя каждая сторона, какие ценности (и ценности ли) она отстаивает.
Фашизм был «вещью в себе» для народов Европы, а тем более советских людей, пока не развязал мировую войну, не стал воплощать в жизнь варварские замыслы своих лидеров. Вторая мировая война была величайшей трагедией XX века; но вместе с тем она показала, по какому пути нужно идти человечеству, чтобы в будущем вновь не оказаться перед катастрофой. И еще: народы мира и в первую очередь Европы убедились в способности русского и других народов, объединенных в бывшем СССР, противостоять самому мощному агрессору, отстаивать свою Родину и принести освобождение миллионам людей в странах Европы и Азии... Как бы ни пытались многие нынешние политики (например, поляк Валенса или лидеры Литвы, Латвии, Эстонии) очернить освободительный подвиг Красной Армии, им не переделать уже состоявшуюся историю.

Другая всеобщая функция конфликта — интегративная. Казалось бы, мы имеем дело с парадоксом: конфликт способствует интеграции, объединению людей, а стало быть, установлению равновесия, стабильности в обществе. Однако такова реальная диалектика социума, где конфликт и интеграция, как уже отмечалось, неразрывно взаимосвязаны и постоянно меняются местами. Доминирование одного сменяется доминированием другого. Возникновение, развитие, а главное, разрешение конфликта сплачивает группы, сообщества, способствует гармонизации общественных отношений, стимулирует социализацию групп и индивидов, а тем самым содействует формированию необходимого равновесия в общественном организме. Всем известно, каким объединяющим фактором для советского народа стала Великая Отечественная война. Это еще раз подтвердили ветераны войны — участники празднования 50летия Победы. Единство победившего народа было подорвано другим конфликтом, спровоцированным после войны сталинско-бериевскими репрессиями против отдельных национальных групп, бывших военнопленных» ряда государственных и военных деятелей, творческой и научной интеллигенции.

Драматические события в стране в послевоенные годы, возникший конфликт между частью общества и государственнопартийным режимом подтвердил ту истину, что любое состояние равновесия, интеграции, единства временно, относительно, поскольку в обществе могут возникать новые конфликты.

Конфликт — фактор социальной дифференциации — оборотной стороны интеграции. Понять это свойство конфликта проще. Противоборство сил разоб. щает их, проводит зримую черту между сторонниками соперников, разрушает прежние структурные образования и стимулирует возникновение новых. Дифференцирующее воздействие на социальный организм антагонистического конфликта выражается в расколе общества на полярности. В случае социального плюрализма, наличия пересекающихся социальных противоречий, конфликтов (назовем такие общества многосоставными) дифференциация многовариантна (многогрупповая), что создает предпосылку для одновременного образования смешанных и переходных групп. Таков средний класс.

Одна из общих функций конфликта — функция стимулирования адаптации социальной системы или ее отдельных элементов, включая субъектов, к изменяющейся среде. Обществу, социальным группам, индивидам, партиям и др. объединениям, идеологиям, культурным системам приходится постоянно сталкиваться с новыми условиями и новыми потребностями, порождаемыми происходящими изменениями. Отсюда необходимость адаптации, приспособления к новой ситуации путем преобразования форм и методов деятельности и отношений, переоценки ценностей, критики устаревших образцов поведения и мышления. Понятно, что процесс адаптации не происходит без противоречий и конфликтов между старым и новым, отжившим и нарождающимся. Если общественная система или какието подсистемы (экономические, политические и др.) не справляются с возникающими конфликтами в процессе адаптации, они уходят в небытие.

Конфликты — движущий механизм социальных изменений, процессов развития, модернизации и распада исчерпавших себя образований. Они — гарантия прогресса, поскольку предполагают вскрытие и преодоление противоположностей интересов, ценностей, позиции общественных сил. Революции— локомотивы истории; экономическая конкуренция — могучий рычаг прогресса экономики; социальные движения — факторы общественного развития; противоречия и конфликты в науке — непременное условие превращения знаний, перехода от одних систем научного мышления к другим. В стабильных социальных организмах конфликты выявляют проблемы, способствуют формированию новых потребностей и тенденций развития, играют важную роль в артикуляции интересов.

До сих пор шла речь о конструктивных функциях конфликта. Однако они неотделимы от разрушительных последствий, от дисфункции. Любая позитивная функция конфликта имеет негативную сторону. Та и другая проявляются в определенной ситуации, на определенной стадии конфликта, в результате целенаправленных действий противоборствующих субъектов. Объективные последствия конфликта (конструктивные либо деструктивные) зависят от многих переменных и, в значительной степени, от средств борьбы. Насильственные средства ведут к расколу общества, а не к его интеграции. Насильственный конфликт может перерасти в хроническую форму, стать конфликтом антагонистическим, даже если ранее он таковым не был. Последовательная серия насильственных конфликтов дробит общество, дезорганизует и препятствует его духовной и практической консолидации. В итоге общество оказывается в тупике. Так что, говоря о позитивных функциях конфликта, следует иметь ввиду противоречивую возможность ее реализации. Последствия любой революции — тому пример.

Позитивные (конструктивные) функции конфликтов не реализуются, если а)они не регулируются совместными усилиями противоборствующих агентов; б) подавляются одной из сторон; в) загоняются внутрь общественного организма. Реализация потенциальных позитивных возможностей конфликтов оказывается успешной при условии признания их целесообразными, плодотворными как нормального состояния общественных отношений.

Дата публикации:2013-01-19

Просмотров:1886

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.