Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Специфика политической борьбы. Некоторые закономерности политического конфликта

Политическая борьба составляет содержание политического конфликта. Политик — профессиональный борец; он лучше, чем солдат «вышколен для борьбы», так как сражается всю жизнь. Политическая борьба во многом сходна с другими видами противоборства. Однако отождествление ее с экономической или идеологической борьбой чревато негативными последствиями для экономики и идеологии.

Для анализа структуры политической борьбы можно предложить следующую схему:

  • субъект — агент: противостоящие политические организации и общественнополитические движения, политические институты
  • объект — неорганизованные социальные группы — потенциальные агенты — их общие интересы и ориентации: субъекты — институты власти и их носители
  • предмет — содержание, направление, методы деятельности власти, структура политических статусов (тип режима)
  • цель — программы и политические проекты организаций
  • средства — политические технологии (формы и методы борьбы)
  • результат — реализация политических программ и проектов.

Предлагаемая схема хорошо иллюстрируется на примере известной модели предвыборной борьбы. Ее агенты — политические партии и прочие избирательные объединения; объект — группы неорганизованных избирателей (электорат); предмет — вакансии в институтах представительной власти; цель — проведение партиями и объединениями во власть своих кандидатов; средства — технологии, предусмотренные избирательным законодательством; результат — победа или поражение на выборах.

Политическая борьба — это противодействие политических агентов, когда каждый из них стремится к цели, несовместимой со статусной целью другого. Обычно такая борьба возникает, когда: а) существование или действие институтов власти и государственного управления отвечает интересам одних агентов и противоречит интересам других; б) цели участников политических действий противоположны и их совместное осуществление невозможно; в) имеет место комбинация этих случаев (Зимичев.А.).

Политическая борьба ведется за участие в делах государственной власти, за конкретную направленность ее деятельности, а в конечном счете — за изменение политического режима и типа политического господства, будь то классовая диктатура или гегемония, то есть руководящая роль, «облаченная в броню принуждения» (Грамши), демократия или авторитаризм.

Формы политической борьбы весьма разнообразны: партийные и парламентские дискуссии, предвыборная борьба за голоса избирателей, акции протеста, забастовки, организация общественных движений и партий и др. В арсенале политической борьбы — различные формы политического принуждения, вплоть до вооруженного насилия, война — самая крайняя форма насилия, средство, применяемое в условиях такого конфликта, разрешение которого иными средствами невозможно (так, по крайней мере, представляется одной из сторон).

Несмотря на многообразие форм политический борьбы, они характеризуются некоторыми общими чертами. Назовем их закономерностями. В первую очередь отметим подчиненность борьбы реализации общих интересов крупных социальных групп. Более того, необходимо чтобы эти интересы и коллективные цели были официально признаны в качестве общих. К.Маркс был, несомненно, прав, отмечая, что политическое движение класса есть его стремление выразить свои интересы в общей форме. Верно и то, что господствующий класс выступает представителем социальных потребностей вообще. Отсюда желание каждого субъекта борьбы представить свои цели как общие для массовых групп, найти поддержку своим действиям со стороны этих групп, превратить свою борьбу в общественную. Поиск поддержки той общественной группы, интересы которой данный политический субъект выражает, а также стремление привлечь на свою сторону близкие по интересам и духу другие слои населения — объективная закономерность политической борьбы. В истории не было случаев, когда какойто лидер или элита добивались бы победы над своими противниками в одиночку, без поддержки (иногда даже молчаливой) определенных социальных групп.

Отмеченная закономерность проявляется в избирательных кампаниях. Любая партия, ведущая борьбу за голоса избирателей, представляет себя выразителем и защитником интересов широкого спектра электората, призывает его встать под свои знамена и верить в выдвигаемую ею программу.

Общей существенной чертой политической борьбы можно считать и то, что одной из главных ее причин служит противоречие, связанное с легитимностью субъектов конфликта, их институтов и норм деятельности. Желание утвердить или усилить свою легитимность в ущерб другой, используя имеющийся в распоряжении каждой противоборствующей стороны арсенал средств, — существенная особенность этой борьбы. Это достигается обоснованием ею своей легитимности и опровержением (блокированием) легитимности противоположной стороны. Навязывание легитимноети — одна из форм политической борьбы. Близко к истине мнение: любой тиран может заставить своих рабов «петь гимн во славу свободы».

Политическая дискредитация оппозицией советской системы в 80х годах, как Известно, началась с подрыва ее легитимности: критики советской конституции, отрицания законности деятельности КПСС как правящей партии, опровержения ее права быть руководящей силой общества и выступать от имени всего народа и т.д. Разрушение советского политического и государственного строя и захват власти блоком Ельцина сопровождалось сокрушением одних типов легитимности ( в частности харизматическопартийной) и заменой другими — либеральнодемократическими, свержением одних политических лидеров и возведением на политический ОЛИМП НОВЫХ.

Легитимность и нелегитимность тех или иных целей и форм политической борьбы — относительные определения. Оппозиционные по отношению к господствующей системе силы начинают борьбу в рамках легитимных правил, а могут и вне их. Нелегитимные действия, в случае успешного завершения, обретают легитимность, и, наоборот, легитимные становятся нелегитимными, объявляются победившей стороной незаконными. Россияне смогли наблюдать подобную диалектику с кровопролитием в сентябреоктябре 1993 г. Законные действия бывшего Верховного Совета РСФСР, основывающиеся на действующей в то время Конституции России, были объявлены Президентом РФ незаконными, а сама Конституция отменена. Единственно законными, легитимными были признаны только институты президентской власти и ее действия по разгону высшего законодательного органа страны.

Политическая борьба обычно, в случае ее широкого развертывания и обострения, распространяется на все сферы общественной жизни и сама обрастает разнообразными социальными коллизиями. И это вовсе не случайность, а скорее закономерность, поскольку ведут борьбу главные общественные и политические субъекты за общие интересы и цели. Политические конфликты не могут не иметь первенства по отношению к другим социальным конфликтам, ибо их разрешение или обострение ведет к удовлетворению или блокированию жизненно важных интересов общества.

Суть и смысл политической борьбы, ее легитимности или нелегитимности связаны с участием масс. Массы вовлекаются в политическое противоборство не в виде беспорядочной толпы, а лишь как определенная, вполне реальная общность, объединенная одной идеей, какойлибо верой (допустим, религиозной или национальной, революционной или же реакционной), а в конечном счете — общим интересом. Следует, однако, иметь в виду, что массы могут принимать за общий интерес корпоративный, групповой, за действительный — мнимый, за главный — второстепенный. Массы включаются в политическую борьбу вначале стихийно. Ими нередко овладевают мифы, иррациональные мотивы, стереотипы поведения. И тогда возникает великая опасность разрушительных последствий «беспощадных народных бунтов». «Мудрость целых веков, — писал Карамзин,— нужна для утверждения власти: один час народного наступления разрушает основу ее».

Поведение масс в политическом конфликте варьируется: от подъема до спада активности, от стихийных выступлений до целенаправленных, организованных действий, от рассудочных поступков до массового психоза. Стихийность, политический психоз масс — вполне естественное для них явление. Масса, как писал Чернышевский Н. «никогда не имеет непоколебимых и ясных политических убеждений; она следует впечатлениям, какие производятся' отдельными событиями и 'отдельными важными мерами»9 для политического и физического террора. Масса нуждается в вождях и кумирах и творит их. Если не воздействовать в рациональном, благоразумном направлении на настроение масс, то следует ожидать самых непредсказуемых политических последствий. Исторический опыт не раз демонстрировал ситуации, когда масса вовлекается в политический процесс, будучи лишенной стойких разумных ценностей, в состоянии духовной растерянности и подавленности. В таком случае она оказывается под влиянием любых катастрофических умонастроений и верований, что используется реакционными и политическими силами — от расистов до националсодиалистов, от лжедемократов до апологетов колониализма.

Политическая борьба, ее цели и средства определяются характером и состоянием противоречий, лежащих в основе конфликтной ситуации. Выделение главного противоречия в зависимости от «изгиба» ситуации, раскрытие основного вопроса борьбы и, соответственно, выбор направления решающего удара и подходящего момента для его нанесения — эти элементы деятельности субъектов относятся к стратегии борьбы.

Политическое противоборство отражает и выражает состояние других общественных противоречий, в первую очередь социальноэкономических. Поэтому к числу принципов политической борьбы следует отнести требование учитывать взаимосвязь политического конфликта с экономической и социальной ситуацией, видеть в нем логическое продолжение социальноэкономических коллизий. А это в значительной степени определяет выбор союзников и сочувствующих, а также — лозунгов борьбы и вариантов разрешения конфликта. В случае, если борьба оппозиции против власть имущих ведется в условиях экономического кризиса, в качестве союзников и тех, кто так или иначе может поддерживать оппозицию, будут слои населения и представляющие их интересы организации, в наибольшей степени страдающие от кризиса. Лозунги и мотивы борьбы в ситуации кризиса увязываются с критикой экономической политики властей и декларацией предлагаемых путей выхода из него. Кризисы — экономический, социальный, экологический и прочие, служат пусковой причиной возникновения и развития политического конфликта. Выигрывает в борьбе тот, кто сумеет в полной мере реализовать возможности кризисной ситуации.

В политической борьбе в выигрыше оказываются силы, достигшие наибольшей сплоченности на основе идентификации составляющих их субъектов — социальных слоев, партийных групп и т.д. — и добившиеся признания и поддержки со стороны широкой общественности. В свою очередь сплоченность политических сил, участвующих в борьбе, и достижение ими своей легитимности зависят от наличия дееспособного руководящего центра (партии, лидера, организации). Это положение также следует отнести к числу закономерностей.

Наконец, отметим еще одно принципиальное требование, реализуемое любым опытным и здравомыслящим политическим субъектом в его борьбе за доминирование в обществе. Это — необходимость просчитывать объективные и субъективные последствия борьбы, разрешения конкретного конфликта, последствия для экономики, политики, нравственности и прогресса вообще. Иными словами, политики, если они хотят заслужить доверие общества, не должны действовать по печально известной формуле: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Политическая борьба изобилует огромным разнообразием методов и приемов — от честных до грязных, переворотов — от мирных до насильственных. В прошлом, к примеру, в России переменить субъекта в иерархии государственной власти значило, как правило, «взять, сокрушить, уничтожить». За 76 лет, с 1725 по 1801 гг. «было по одному счету пять, а по другому — восемь «дворцовых революций».

Разнообразные методы и формы политической борьбы имеют свои исторические корни. Последние просматриваются лишь как символические правила, даже рудименты культуры, ушедших в небытие тысячелетия тому назад конфликтов вокруг власти и влияния. Они зафиксированы чаще всего в мифах, в библейских легендах.

Одна из таких — легенда о том, как Давид победил Голиафа. Это — историческая предтеча известного приема в политической борьбе: «удар в голову».

Однажды младший из трех сыновей Иессея пастушонок Давид услышал, как Голиаф поносил святыни израильтян. Возмущенный, он сказал братьям,, что принимает вызов великана Голиафа, чем позабавил братьев. Давид не стал одеваться в свою броню, не надел шлем, не взял меч, а отправился на сражение в своей пастушеской одежде. Он взял только свой посох и пращу. По пути остановился у ручья и выбрал пять острых камней. Великан, увидев Давида, захохотал. Он грозил бросить его тело хищным птицам и зверям. Уверенный в своем превосходстве, Голиаф даже не следил за движениями Давида. Юноша между тем достал украдкой из сумы острый камень и изо всех сил бросил его в великана. Камень просвистел в воздухе и вонзился в лоб Голиафа. Великан рухнул на землю. Давид бросился к оглушенному Голиафу, вырвал у него из рук меч и одним ударом отрубил ему голову."

Нынешний метод борьбы «удар в голову», конечно, мало похож на бой Давида и Голиафа. В последнем — лишь символический намек на схему столкновения: стремление поразить противника, ударить в самое главное в организме политического субъекта, его «ахиллесову пяту», лишив возможности и способности к целенаправленным и скоординированным действиям.

Наметки метода «разделяй и властвуй» обнаруживаются в древнеримском мифологическом сюжете о борьбе трех против трех. Один из трех оставшихся в живых смог победить поодиночке противников, бросившихся бежать с разной быстротой.

Метод «разделяй и властвуй» — широко распространенный способ политической борьбы — приписывается французскому королю Людовику XI или итальянскому политику Маккяавелли. Этот метод активно использовался английскими колонизаторами. Практика последних инициировалась ряд лет в «холодной войне» Запада против Советского Союза. Тактика борьбы включала акции, направленные на раскол населения нашей страны на враждующие группы, на поддержку оппозиции и сепаратистских движений, на подкуп элиты и привилегированных слоев, чем дестабилизировалось общество.

Исторически политики использовали хитроумные приемы, технологии политического противоборства. Например, приемы притворства и лицемерия, обмана масс относительно политики как некоего чуда, доступного только богоизбранным лицам. Веками насаждался миф, что носители власти выше всяких законов и правил.

Латинский афоризм зафиксировал реплику императора Сигизмунда на Констанцском соборе в ответ на замечание по поводу неправильно произнесенного слова: «Я римский император, и я выше грамматиков».

О притворстве и лицемерии политиков писал английский философ, политический деятель Бекон Ф. (XVII в.). «Искусство политики и лицемерие, — отмечал он, — вещи разные. Тем не менее лицемерие или скрытность широко используется в политической борьбе.» Кто «на деле проницателен, видит, что должно утаить, а что обнаружить лишь отчасти и когда и кому (искусство, нужное в государственной жизни), для того лицемерие будет лишь жалкой помехой. Но кто не обладает такой силой суждений, тому остается лишь взять скрытность и лицемерие за правило». Философ отметил три степени того, как можно скрыть и завуалировать свои цели: молчаливость, сдержанность и скрытность, •когда политик не дает возможности проникнуть в свои мысли и узнать, что он такое; притворство, когда он способствует ложному о себе мнению; собственно лицемерие и лживость.

Русский писатель Достоевский Ф. устами своего литературного персонажа «великого инквизитора» провозглашал: «Есть три силы, единственные три силы на земле, могущие навеки победить и пленить совесть ... слабосильных бунтовщиков для их счастья, эти силы: чудо, тайна и авторитет». Чудо всегда приписывалось политике и политикам, ибо люди никогда не посвящались в суть политической власти и тем более борьбы за власть, которую представляли как борьбу за справедливость. Тайна была постоянной спутницей этой борьбы, авторитет власти — неотъемлемым ее признаком.

Современные политики и многие политические партии заимствовали из исторического багажа политической борьбы более «демократические» средства: манипуляцию массами, обман, подкуп избирателей, элит, лидеров общественнополитических движений и партий, зомбирование народа при помощи средств массовой информации. Теперь не так просто найти политических деятелей, скажем, в составе элиты России, которые бы отличались постоянством своего мировоззрения, политических и идеологических принципов, не меняли бы своих убеждений в течение всей активной общественной жизни и даже готовы были бы пожертвовать самой жизнью, чтобы не изменить принципам. Наоборот, на политическом плаву чаще всего присягающие властителям, тому, кто сегодня сильнее. Они убеждены при этом, что не совершают измены, а служат благу государства и народа. Словом, следуют заповеди: «Поистине смешон, кто вечно неизменен».

Вышесказанное не означает, что политическая борьба всегда безнравственна, антигуманна, что в политике не может быть справедливости и честности. Подлинная политика борьбы за общие интересы народа, за прогресс в конечном счете и нравственна и гуманна, хотя и не проста до примитивности. «Политика, — справедливо писал Ленин, — больше похожа на алгебру, чем на арифметику, и еще больше на высшую математику, чем на низшую».

Современные формы политической борьбы — это, как правило, комплексы разнообразных средств и приемов политической конкуренции, подчиненной цели победить противника и добиться доминирующего статуса в тех или иных институтах власти или, в крайнем случае, помешать это сделать оппоненту. В таких комплексах встречаются любые формы противоборства: от древнего «удара в голову» до информационного насилия и блокады. Наиболее изощренная система политической борьбы разработана деятелями германского фашизма. Ее принципами были: не убеждать людей, а организовывать их; чем противоречивей и иррациональней идеология и пропаганда, тем они эффективнее; низводить любой лозунг, любую политическую концепцию до простого лозунга, неопровержимость которого создается путем непрестанного повторения; тотально воздействовать на народ, обеспечивать его единую реакцию на события; воздействовать главным образом на чувства и только в ограниченной степени — на «так называемый разум»; учитывать, что простота и размах, концентрация, лживость пропаганды и ее постоянное повторение придает ей правдоподобие и обеспечивает успех.

Могущественным фактором политической борьбы ныне выступает общественное мнение, формируемое политическими конкурентами. В настоящее время только наивные люди, выдающие желаемое за действительное, могут говорить о свободном, демократически складывающемся общественном мнении. Еще более четверти века тому назад Президент Финляндии Урхо Кекконен говорил: «...на самом деле ... мнение народа представляет собой лишь эхо вещания, которое распространила небольшая горстка привилегированных людей, держащих в своих руках власть и каналы воздействия на общественное мнение».13

Чтобы формировать желаемое общественное мнение, создается система масс медиа. Это — совокупность множества средств массовой информации, составляющая единое целое, со сложной структурой, с разнообразными частями и функциями. В США, например, как пишет Зиновьев А., в конце 80х гг. печаталось 1645 ежедневных газет с тиражом 63 млн. экземпляров, 11200 иллюстрированных и периодических изданий, вещало более 9000 коммерческих и 1420 некоммерческих радиостанций, функционировало 1440 телевизионных станций (три четверти из которых коммерческие), 6900 кабельных систем. В Западной Германии в 1965 г. выпускалось 1253 ежедневные газеты и 6900 журналов; в 1969 г. работало 4,9 млн. радиоаппаратов и 4,2 млн. телевизоров.14 Вся эта огромная фабрика воздействия на умы и чувства людей не просто влияет на них, но проявляет власть, причем власть диктаторскую.

Политическая борьба в развитых демократических странах носит конкретный и целенаправленный характер: она прежде всего связана и подчинена обеспечению легитимности политических сил, стоящих у власти, через выборы. Это — борьба за электорат, ибо он представляет формальную общность народа, а именно ту часть, которая определяет один раз в конституционный срок кому будет принадлежать политическая власть, кто станет хозяином в коридорах власти. Только на время выборных кампаний народ (в виде электората) как бы возвращается власть имущими из той «отставки» в которую его обычно «отправляют» после избрания своих правителей. «В отставке» народ становится лишь фоном, на котором совершаются политические действа правящей элиты, лишь зрителем «театра», где свои роли играет политическая бюрократия. Однако и будучи «отправленным» в политическую «отставку», народ не перестает оставаться потенциальной силой, способной, хотя бы косвенно, влиять на динамику политического конфликта. Поэтому участники последнего стремятся формировать сознание, чувства и вкусы огромных масс людей в желаемом духе, в соответствии со своими политическими и идеологическими ценностями и интересами.

Политическая борьба — классовая и за электорат — породила и специфическую форму его активности — политическую оппозицию. Термин «оппозиция» (лат. opposition) обозначает противодействие партий, парламентских фракций и других общественнополитических объединений и организаций интересам, ценностям, взглядам и целям господствующих в данной системе сил, имеющих власть. Политическая оппозиция — необходимый элемент демократического режима. Ее наличие — показатель зрелости конфликта, а также организованности и конкретной целенаправленности политической борьбы. Характер оппозиции свидетельствует о целях, способах и методах борьбы. Так называемая непримиримая оппозиция может пойти на применение насильственных методов, тем более, если ее на то спровоцирует господствующий в конфликте субъект. Для оппозиции, интегрированной в политическую систему, подобные методы неприемлемы; она «играет» по правилам последней.

Противодействуя целям и действиям властвующих сил, оппозиция выступает основным организованным субъектом, критикующим политику, ущемляющую интересы тех социальных слоев, которых власти «не милуют». Она предлагает свое понимание общественных потребностей и интересов, а также политику, противоположные официально одобренным. Критика, контроль и альтернатива — такова «триада» действий оппозиции. В горниле оппозиционной борьбы выявляются и формируются политические лидеры. Известные вожди революционных и национальноосвободительных движений воспитывались не в душных коридорах власти, а проходили суровую школу борьбы народных масс с реакционными режимами, овладевая ее стратегией и тактикой.

В арсенале оппозиции в основном те же технологии, что присущи другим видам политического противостояния. Вместе с тем ею в наибольшей мере используются методы, способствующие привлечению на свою сторону масс и достижению легитимности альтернативных программ и практических действий. В предвыборных баталиях это — главное. Все другие, честные и бесчестные приемы борьбы подчинены конечной цели: провести своих кандидатов во власть. А при благоприятной возможности — обеспечить себе статус господствующего субъекта.

В совокупности методов оппозиционной борьбы на первом месте — формирование критического общественного мнения и оценки политики правящей элиты; информирование общества о проблемах, не решаемых властями; пропаганда предлагаемых оппозицией проектов.

Оппозиционная борьба может приобретать острые формы и развертываться по шмиттовской формуле: «друг—враг». В таком виде она не будет гармонировать с демократическими принципами системы как ее элемент, а приобретет качество политического антагонизма внесистемного характера.

Деятельность оппозиции обременена некоторыми негативными для общества последствиями. По своему существу и природе оппозиция — это отрицание единства политического общества и, следовательно, стабильности. Она в любом варианте выступает в качестве дезинтегрирующего фактора. Дезинтегрирующая роль возрастает по мере обострения конфликта и сопротивления правящих сил своевременному его разрешению. Негативный эффект деятельности оппозиции так же закономерен, как и политический конфликт. Политические оппоненты, а точнее, противники, не могут его избежать, но в силах сократить «муки родов» прогрессивного предмета борьбы.

Дата публикации:2013-01-19

Просмотров:1716

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.