Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

ЛЕКЦИЯ 7

ПРОБЛЕМАТИКА 19 ВЕКА (2 лекции)

 

Политическая модернизация в 19 веке

Время Александра I. В системе самодержавия особое место принадлежало личности самодержца и на политику это откладывало отпечаток. Бывает так, что личность самодержца растворяется в потоке событий, его не видно. Т.е. люди в данном случае люди, которые занимали российский престол, не видны нам. Фигуры императоров предстают безликими. Поэтому я сегодня сделаю попытку проникнуть во внутренний мир Александра I, что должно нам помочь понять его действия.

Ключевскому принадлежит следующая оценка Александра I. Он подчеркивал несоответствие слов и дела, кстати, подобные оценки достаточно широко распространены. Ключевский свою мысль облек в следующие формы, он сравнивал Александра I с роскошным, но только тепличным цветком, который рос и цвел пока стояла хорошая погода, но который завял и опустился как только наступило наше русское осеннее ненастье, как только подули русские северные ветры. Можем ли мы уповать на подобную оценку, действительно ли Ключевский верно расставил акценты?

Известно, что число воспитателей Александра I входило немало образованных людей, но особое место принадлежало швейцарцу Лагарту. Формально Лагарт был приставлен к Александру в качестве кавалера для обучения французскому языку, но влияние его этим вовсе не ограничивалось. Дело вот в чем, Лагарт был республиканцем по своим взглядам. И соответственно Лагарт стремился привить своему воспитаннику идеи естественного равенства людей, политической и гражданской свободы. Лагарт раскрывал юному Александру преимущества республиканской формы правления. Кстати, что интересно. Придворные Екатерине II говорили, что Лагарт любимому внуку говорит, но она закрывала на это глаза, она знала содержание этих разговоров. И зная об этом, не приходится удивляться тому, какие разговоры вел молодой Александр со своими друзьями

В 1796 году, кода Александру было 19 лет, вокруг него оформился кружок молодых друзей, в который вошли граф Чарторейский, Кочубей, Новосильцев, Строганов. И в этом кружке велись откровенные разговоры о пагубности деспотизма, об этом прямо говорил наследник престола Александр. Он подчеркивал, что он принимает Великую Французскую революцию, но отвергает ее террористические крайности. Это подтверждается воспоминаниями Чарторейского. Александр говорил, что он осознает несправедливость наследственной монархии. Он понимает, что источником власти должна быть не случайность рождения, а напротив – сам народ должен избрать наиболее достойного для управления государством. Как отмечал в своих мемуарах тот же Чарторейский, Александр I, будучи наследником, дал распоряжение Чарторейскому подготовить проект манифеста, в котором было отмечено, что он, Александр, по вошествии на престол, установит в стране справедливость и порядок, утвердит правосудие, и по выполнении этой священной для него обязанности, он оставил престол с тем, чтобы народ избрал наиболее достойного. Но как замечал тот же Чарторейский, когда Александр вступил на престол, он уже об этом проекте манифеста не вспомнил. Возникает вопрос, может все-таки прав Ключевский, может мы не должны питать особых сомнений, может следует принять на веру оценку, данную в курсе русской истории? Я бы не стал торопиться и вот почему.

Обратим внимание на обстоятельства вошествия на престол Александра I. Речь идет о событиях в ночь с 11 на 12 марта 1801 года в Михайловском Замке, где проживал Павел I, где также жили его дети.

Наследник престола, Александр, был посвящен в планы заговорщиков. В целом он поддерживал заговор, но он выставил одно условие: должна быть сохранена жизнь его отцу. Т.е. наследник соглашался с тем, что да, его отец должен подписать акт об отречении от престола, да, он может быть арестован и препровожден в Петропавловскую крепость, но он должен остаться в живых. Это было непременное условие наследника престола. Но в эту ночь Александр не ведал, что творится в покоях наверху. А дело в том, что группа заговорщиков проникла в покои Павла I и нашла растерянного императора, спрятавшегося за ширмой. Павел I действительно выглядел растерянным до такой степени, что даже забыл воспользоваться потайным ходом. По воспоминаниям, Николай Зубов переломил руку Павлу I, таскали его за волосы, в конечном счете Аргамаков шелковым платком задушил Павла. Александр этого еще не знал. И известие о том, что отец убит стало для него потрясением, которое наложило отпечаток на его последующую жизнь. Т.е. на Александра I навалилось страшным грузом сознание греха отцеубийства.

Александр в какой-то миг осознал, что причастен к смерти отца, что он первый в правящем доме оказался в таком положении. И сознание греха отцеубийства породило сложнейшую личную драму, которая преследовала Александра I до последних его дней, порождая тяжелые душевные муки. Иногда в учебной литературе пишут, что Александр в последние годы обратился к мистицизму, оказывал покровительство библейскому обществу. Возникает вопрос: а почему этот крен в сторону мистицизма определился? Александр искал душевного покоя, стремясь уйти от внутреннего разлада. И надо сказать, что Александр I будучи республиканцем по взглядам, вместе с тем был движим (помимо передовых идей Лагарта) стремлением искупить своей грех благими деяниями, точнее благими мыслями и благими деяниями для страны и народа. Это было важным побудительным мотивом, о котором мы забывать не имеем права в стремлении понять, что двигало Александром I. Хотя, в первую очередь мы должны учитывать образ республиканской мысли, который был привит Александру ранее.

В конце 1808 года Александр I поручил Сперанскому подготовить проект государственного переустройства. К осени (к октябрю 1809 года) Сперанский проект представил – «Введение к уложению государственных законов». Хотел бы отметить, что в этом проекте Сперанский опирался на принцип разделения властей. Законодательная власть должна была принадлежать Государственной думе, формируемой на выборной основе из представителей разных сословий. Т.е. Госдума – законодательная ветвь.

Исполнительная ветвь – представлена министерствами. Наконец, высшую судебную власть должен был воплощать Сенат, как высшее судебное учреждение Империи.

Над этими ветвями власти должен был находиться Государственный Совет, который должен был объединять эти три ветви власти. Хочу отметить, что столь смелый для того времени проект, Сперанский мог подготовить только имея высочайшее поручение, собственно так это и произошло. Сперанский трудился по поручению Александра I.

И сам Сперанский прекрасно понимал, что он рассуждает в этом проекте о том, что уже давно определилось в уме Александра I. Что касается судьбы данного проекта, мы знаем, что в 1810 году появился государственный совет. Казалось бы, проект Сперанского начинал осуществляться, правда обращает на себя внимание то, что госсовет формировался императором. Конечно, можно усматривать преимущество позитивных результатов создания государственного совета – централизацию законодательной работы, внесение ясности в правовые нормы. Но в реальности Госсовет формировался как законно-совещательный орган, с чьей компетенцией император мог и не считаться. Дело в том, что при создании Государственного совета была принята формула высочайшего принятия его решения: «Вняв мнению совета быть по сему». А в 1811 году, при обсуждении вопроса о реформировании Сената, Александр I дважды утвердил мнение меньшинства Государственного совета.

Государственной Думы так и не появилось.

Министерства действительно были созданы в 1802 году и высшим административным органом Империи, появившимся также в 1802 году являлся Комитет Министров. В реальной жизни, разделение полномочий государственного совета и комитета министров отсутствовало. Комитет министров не являлся объединенным правительством, он по сути являлся местом встречи императора с теми или иными чиновниками высшего ранга, которых он приглашал по своему усмотрению, но при этом он мог рассматривать и различные законопроекты, выступая как законосовещательная инстанция. Хотя это было прерогативой государственного Совета.

Сенат, как высшее судебное учреждение, выполнял самые разные обязанности. Ключевым являлся Первый департамент Сената. Он должен был наблюдать за исполнением законов, но при этом был обременен и административными делами. Например, Первый департамент Сената должен был проводить сенатские ревизии, рассматривать вопросы о наградах, проводить конские переписи, рекрутские наборы, - т.е. занимался административной деятельностью, которая казалось бы не должна была быть ему свойственной.

С возникновением Министерств, Сенат был подчинен министру Юстиции. Получалось, что высшее судебное учреждение Империи оказывалось в подчинении у одного из министров. Современник рассматриваемых событий сенатор Лопухин: «Укоренился в Сенате несчастный обычая большинством голосов соглашаться с министром юстиции».

По поводу этого можно сказать, что мы говорим о той же непоследовательности Александра I, его нерешительности. Мы видим, что осталось от проекта Сперанского – бледная тень. Но это был бы упрощенный, плоский взгляд на те сложные события.

Нужно понимать, что проект Сперанского для России опережал время. Политическая элита не была готова к тому, что фигурировало в этом проекте, и что поддерживал Александр I. Позиция абсолютного большинства дворянства носила консервативный характер. Кстати, Лагарт говорил юному Александру, что не стоит торопиться с созданием представительных учреждений. Это нужно, но торопиться не следует. Лагарт объяснял, что в этом предтавительном учреждении большинство может получить консервативное дворянство, что будет тормозить реформаторский процесс. Это объясняет, почему Александр так вольно вел себя в отношении госсвета (дважды утвердил мнение меньшинства). Он отдавал себя отчет, что его прерогатива самодержца – это залог гарант реформ. Кстати, так рассуждал и Александр I I. Т.о. надо понимать, что Александр I столкнулся с противодействием дворянства. Отсюда этот извилистый путь, собственно прямой дороги не могло и быть.

Александр I не мог преодолеть эту стену политического консерватизма. Кстати, будучи вынужденным, отправить Сперанского в ссылку (в 1812 году), Александр I вместе с тем признавался князю Голицину: «Представь себе, что у тебя отсекли бы руку, ты бы наверное кричал и говорил, что тебе больно. У меня отняли Сперанского, я лишился правой руки». Еще нужно иметь в виду, что перед нами живой человек, не лишенный сомнений, страхов, боязни за свою жизнь. И Александр I понимал, что может произойти с ним, если он пойдет наперекор дворянству. Он помнил судьбу своего деда и отца. Поэтому не надо забывать и об обычном человеческом страхе.

Но при всем при этом, мы должны понимать, что Александр I не отступал от своей цели, все-таки перенести на российскую почву передовые идеи, не отступал от стремления искупить свой грех благими идеями и делами для страны.

Т.е. мы должны понимать, что эти благие идеи выразились в благих делах. выразились в благих делах. В результате русско-шведской войны 1808-1809 годов в состав России вошло Великое княжество Финляндское. Так вот согласие Александра I великому княжеству Финляндскому (которое вошло как автономное образование) было даровано конституционное устройство. Александр I сознательно создавал прецедент. А именно, в одной из частей Российской Империи вводилась конституция. В марте 1809 года в городе Борге открылся первый финский сейм. Так благие идеи Александра нашли выражение в реальных шагах.

В 1815 году произошло еще одно знаменательное событие для политической жизни империи. В 1815 году конституционное устройство было даровано царству Польскому. Хочу заметить, что царство Польское было составлено из тех польских земель, которые достались ранее Наполеону, в результате франко-прусских войск эти земли образовали герцогство Варшавское, затем после окончания войны 1812 года это герцогство отошло к России стало царством Польским. Так вот оно получило право иметь свои законы, свою армию. 15 мата 1818 года Александр I выступил в Варшаве на открытии первого польского Сейма. Александр говорил полякам, что они подали ему средство явить его отечеству то, что он с давних лет ему приготовляет, и что осуществиться в масштабах России, как только начало столь важного дела достигнет надлежащей зрелости. Т,е. он дал ясно понять, что намерен распространить конституционные порядки на Россию в целом. На все страны «проведения попечению моему вверенные». Весьма знаменательные слова. И опять таки это практические слова, которые не расходились со словами Александра I.

В 1818 году давний сподвижник Александра I – Новосильцев – будучи тогда императорским комиссаром при польском правительстве получил от Александра задание – подготовить проект российской конституции, проект государственной уставной грамоты Российской империи. Обратим внимание, что работа над этим проектом протекала в Варшаве, подальше от дворянских глаз, в обстановке секретности. Я постарался ранее объяснить, почему это оказалось необходимо.

К лету 1820 года проект конституции был готов. Это был действительно конституционный проект, хотя надо сказать, что этот проект основывался на принципе не суверенитета народа (т.е. народ источник власти), а на принципе суверенитета императорской власти (т.е. император – источник всех властей – гражданской, политической, военной). Поэтому этот проект конституции можно назвать консервативным, но тем не менее он предусматривал создание двухпалатного парламента. Отмечалось, что без одобрения парламента император не может принять ни один закон. Что еще интересно, предусматривалось федеративное устройство страны, страна должна была делиться на наместничества, в каждом из которых действовал свой двухпалатный парламент. Казалось бы, что момент провозглашения российской конституции близок.

Летом 1820 года был подготовлен даже проект манифеста о введении российской конституции, а также проект манифеста об отмене конституции царства польского за ненадобностью. Эти проекты не увидели свет. Александр I столкнулся с жесткой отрицательной реакцией российского дворянства.

Александру были известным мысли влиятельных представителей дворянства. Например, предводитель калужского дворянства – Вяземский – в своем памфлете указал: «Неужели мы еще не вразумились, что вольность, сей идол чужеземных слепцов, неминуемо ведет к пагубному своевольству, разврату, падению всех властей?». А вот, скажем, влиятельный вологодский помещик Фадеев рассуждал так: «Россия все еще татарщина, где должен быть государь самодержавный, подкрепляемый множеством дворян». Опять же Александр столкнулся со стеной политического консерватизма, несмотря на свое искреннее стремление принести благие идеи и опереться на благие дела.

И в силу республиканского образа мысли и в силу стремления искупить свой грех. Об этом говорят многие факты, за 3 недели до смерти, беседуя в Севастополе с начальником главного штаба консерватором-бароном Дибичем, Александр говорил: «Я жил и умру республиканцем». Ранее, в 1824 году, примерно за год до смерти, Александр I признавался: «Я сознаю, как мало еще сделано мною для государства. И это сознание лежит на моем сердце десятипудовой гири, и я от этого устаю». Это было признание человека, который не мог сладить с внутренней тяжелейшей драмой.

Александр I воспринимал нашествие французов как наказание, ниспосланное богом за его грехи. Нужно понять его, как человека.

 

Теперь о времени НиколаяI. Неоднозначная, непростая фигура. Сейчас мы рассуждали о конституционных поисках, о том, что удалось и чего нет. Опять же придерживаемся вопроса политической модернизации.

Прошло время, когда со школы внушалось, что Николай I – это «Николай Палкин». Советских школьников такой политической кашицей кормили, сейчас мы отошли от таких примитивных оценок.

Николай I был непростым человеком. Надо сказать, что в юности ему особенно давались и особенно влекли точные науки – математика, артиллерия, инженерное дело. Николай часто говорил «мы – инженеры». Можно отметить, что для него характерна склонность к симметрии, устойчивости. Николай своим кумиром считал Петра I. И, кстати, внешне, Николай I был похож на своего предка – был таким же высоким, статным, красивым. Был похож Николай I на него и в быту, особенно последние годы жизни, когда занимал в Зимнем небольшую комнату, где стояла его вторая походная кровать, т.е. убранство было достаточно скромным по меркам того времени.

Николай I был не лишен благородства. Да, расправа с декабристами нанесла ущерб его репутации, особенно после заявления, что проявил милосердие. Но Николай I был благородным человеком, он демонстративно прощал всех, кто о нем нехорошо отзывался. Например, в 1826 году, какой-то крестьянин в разговоре со своим братом произнес нехорошие слова в адрес императора, неподобающим образом отозвался. Государственный совет направил на имя Николая I записку, которую тот должен был утвердить, где было предложено этого крестьянина побить кнутом, а затем поставить на его лице штемпельный знак и направить на каторгу. Но Николай повелел его простить.

Теперь обращаемся к поставленной проблеме.

Вступив на престол Николай I пытался разобраться в проблеме. До него доходила противоречивая информация, сложная. В ведомстве юстиции было не разобрано более 2 млн. дел, ряд питерских чиновников убежали с деньгами, в кассах были недостачи. Николай I полагался на собственные впечатления. Он приехал к 8 утра в сенат, и никого там не обнаружил.

Помогли Николаю I во многом показания декабристов. Николай I их внимательно изучал в той части, где речь шла о масштабах взяточничества, коррупции. По просьбе Николая I правитель дел следственного комитета Боровков составил свод показаний декабристов. Этот свод был передан Николаю I. Николай I был убежден, что твердый, стабильный порядок должен опираться на ясный закон. Т.е. особое внимание Николай I уделял Закону.

Вообще Николай I считал, что он своим примером должен демонстрировать служение закону, демонстрировать его неукоснительное соблюдение.

Как-то с графом Бинкендорфом он посетил холерный госпиталь в Москве. А после таких посещений нужно было пройти карантин. Пришлось на 11 дней задержаться в Твери. Было скучно, Николай I из ружья стрелял по воронам, а Бинкендорф подметал дорожки, Но карантин они прошли. Известны и другие примеры.

Известна крайне негативная реакция Николая I на факты пыток. Приводились факты нарушения закона. В одном случае отмечалось, что некого Климова посадили в неподвижную колоду, он там бился, кричал и помер. Николай I гневно написал, что надо разобраться с неподвижными колодами, они непредусмотрены законом. Почему он проявлял подобное сострадание? А как же быть с жестоким подавлением волнений в военных поселений в Новгороде, когда сотни солдат были забиты насмерть? Это двуличие Николая? Противоречия никакого нет. Шпицрутены, которыми были забиты солдаты, были предусмотрены воинским уставом, законом. А неподвижная колода была запрещена тогда.

Николай I отдавал себе отчет в том, что законодательство не систематизировано. При расследовании дел приходилось делать выписки из многих актов, они достигали объема в несколько сот страниц. В сенат приходили материалы из местных палат и ссылка делалась на законы, которых вообще не было.

Поэтому с целью кодификации законодательства, в начале 1826 года создается Второе отделение собственной его императорского величества канцелярии. Которое возглавил известный юрист Балугъянский, фактически руководство принадлежало Сперанскому. И на это второй отделение была возложена задача кодификации законодательства. Чем стало заниматься второе отделение? Были собраны все законодательные акты, начиная с Соборного уложения 1649 года, и кончая последним законодательным актом, принятым Александром I. Эта работа была завершена к 1830 году. Все собранные законодательные акты составили 45 томов. Т.е. речь идет о полном собрании законов Российской империи.К 1833 году на основании полного собрания законов был подготовлен Свод действующих законов.Который составил 15 томов. Т.е. была проделана грандиозная работа и нет ничего удивительного, что Николай I так высоко (Андреевской звездой) оценил труд Сперанского.

Хотя тот же Сперанский признавал, что законов все равно осталось много, что недостаток законодательства – во множественности законов.

Я уже упомянул канцелярию. Именно в царствование Николая I из небольшой личной канцелярии императора с небольшим штатом служащих выросла влиятельная собственная его императорского величества канцелярия, которая отражала стремления Николая I усилить личное влияние на течение государственных дел. С тем, чтобы понять, чем занималась эта канцелярия, нужно обратить внимание на ее структуру.

Собственная канцелярия состояла из 6 отделений. 1-е отделение – готовило бумаги для доклада государю-императору и также наблюдало за точным соблюдением Законов. 2-е отделение, как уже отмечалось, занималось кодификацией законодательством. 3-тье отделение, возглавляемое Бенкельдорфом, являло собой высшую тайную полицию. 4-е отделение – ведало женскими училищами, благотворительными учреждениями, 5-е, о котором пойдет речь в следующей лекции, занималось проведением реформ управления государственными деревнями (граф Киселев), и 6-е отделение занималось вопросами управления Закавказья.

Т.е. собственная канцелярия являлась проводником личного влияния императора на административную практику. Проводником личного влияния императора была его свита, в которую входили генерал-адъютанты, и флигель-адъютанты. Им давались особо ответственные поручения.

Говоря о политике Николая I нужно отметить, что как его знаменитый предок, он придавал значение армии. Также как и Петр I, Николай I верил во всемогущество государства. Полагал, что государство может все изменить по собственному усмотрению. Фактически выражая взгляды Николая I известный деятель того времени Ростовцев, возглавлявший военно-учебные заведения, отмечал, что государственная власть – это общественная совесть. Также как у человека есть своя личная совесть. Т.е. Николай I полагал, что армия – это идеальная модель для устройства общественной жизни. Нет ничего удивительного в том, что исходя из подобного взгляда, при Николае I происходила постепенная военизация управления. К началу 40-х годов, из 53 губерний 41 губерния управлялась военными генерал-губернаторами. При этом целый ряд ведомств был военизирован. Это лесное, горное, путей сообщения. При Николае I бюрократическая система достигла предельной централизации. Для того, чтобы понять масштабы бюрократического здания сошлюсь на пример Ключевского: Николаю I сообщили, что в 1842 году во всех служебных местах империи не рассмотрено 33 млн. дел, которые изложены минимум на 33 млн. листов. Кстати, Ключевский приводит еще один любопытный пример, говоря о том, как разрослось административное здание, Обращая внимание на оборотную сторону медали. В конце 20, начале 30-х годов, велось дело об одном откупщике и дело это разрослось до нескольких сот тысяч листов. Поступило распоряжение все дело передать в Петербург. Погрузили это дело и отправили в путь. Все дело пропало.

Бюрократическая система достигла предельной централизации и Николай I полагал, что бюрократическая система должна функционировать по образу и подобию армии, где все не противоречиво, где одно из другого вытекает, где жесткая дисциплина

И вообще, Николай I замечал, что смотрит на жизнь каждого человека как на службу, ибо всякий служит.

Т.е. говоря о Николае I мы обратили внимание, что он был далек от тех конституционных поисков, которым следовал Александр I, но это не значит, что Николай I видел свою главную задачу только лишь в поддержке существующего строя и был готов чинить и приводить в порядок старое, не вводя ничего нового. Это не так и мы на примере крестьянской проблемыл в этом убедились.

Что касается Александра I I, разговор о нем в следующей лекции, хочется отметить, что для многих современников было загадкой, как Александр I I имея не лучшую репутацию в либеральных кругах сумел возглавить реформаторский процесс, сумел поддержать деятелей реформ. Возникает вопрос, что двигало Александром I I, почему он сумел подняться до понимания необходимости преобразования? Это подтверждено документами: Александр I I не был республиканцем по образу своих мыслей, в отличие от Александра I. Но Александр I I также мучительно переживал как его современники печальные последствия крымской войны и во главу угла он ставил восстановление блеска и престижа Российской империи и осознавал, что реформы должны способствовать достижению этой желанной цели, обретению российской империей утраченного блеска.

Что касается проблемы Александра I I к представительному классу, Об этом на следующей лекции.

 

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:440

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.