Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Служилое государство

Смута

РОССИЯ В XVII ВЕКЕ

ЛЕКЦИЯ 4

1. Смута

2. Служилое государство

Речь не пойдет об описании событий смутного времени на поверхности. Я хотел бы поставить вопрос, «можем ли мы квалифицировать смуту как первую гражданскую войну в России». В поиске ответа на этот вопрос оценить некоторые из важных событий смутного времени.

Большинство историков признают ее как первую гражданскую войну, в историографическом плане это шаг вперед, потому что раньше доминировала иная оценка –как первая крестьянская война, осложненная польско-шведской интервенцией. Сейчас эта оценка признается недостаточной, не позволяющей во всей полноте и глубине оценить события начала 17 века. Хотя я не буду утверждать, что среди историков сейчас царит полное единомыслие. Скажем, историк Орлов, автор известных пособий, ориентированных на учащихся старших классов и абитуриентов, полагает, что все же у нас нет основания рассуждать о гражданской войне в России в начале 17 века поскольку в России не сложилось гражданское общество. Мне этот аргумент кажется лишенным какого либо веса, поскольку он мало что объясняет. Гражданского общества нет и сейчас, мы только движемся в направлении формирования полноценного гражданского общества. Если говорить о моей точке зрения, то я согласен с теми историками, которые полагают, что смуту можно рассматривать как первую гражданскую войну. Раскол проходил через все социальные группы русского общества в начале 17 века, включая и дворян. Надо сказать, что вообще в историографии наблюдается разноплановость неоднозначных оценок смутного времени, не найти единообразия в оценках русских историков. Например, тот же Карамзин, обращая внимание на то, что в годы смуты разврат затронул все слои общества, все же корень событий смутного времени искал в факторах внешнего порядка, полагая, что смута была вызвана вмешательством иноземных врагов. А вот Ключевский решительно не соглашался с Карамзиным, он обращал внимание более на внутренние факторы, полагая, что смуту породили дурная нравственность, династический кризис, но самое главное – выступление противообщественных элементов (крестьян, казаков, стрельцов, холопов).

Можно полагать, что первым научную концепцию смуты разработал Ключевский, считая, что смута была следствием сложного социального кризиса, а именно следствием неравномерного распределения государственных обязанностей.

Вернемся к вопросу, который мы поставили. Смута как первая гражданская война в России. Важно понять, что смута расколола страну надвое. Население южных окраин выступило против центра. Я подчеркиваю, население южных уездов, включая не только крестьян, не только посадских людей, не только стрельцов и холопов, но и дворян южных уездов страны. Именно это определило раскол. Т.е. действительно, понимая, что и дворянство было вовлечено в повстанческое движение, можно полагать, что линия раскола проходила по линии южного уезда и центр страны и через все социальные группы.

В октябре 1604 года Лжедмитрий I пересек границу Московского государства. Для правительства Бориса Годунова это казалось не полной, но изрядной неожиданностью. Дело в том, что в Москве знали о разногласиях в руководстве Речи Посполитой – польский король Сигизмунд 3-й полагал, что польская королевская армия может участвовать в походе на Московское государство и считал, что этот поход может возглавить коронный гетман Ян ЗАмойский. А Ян Замойский, равно как и другие влиятельные политики, считал, что Речь Посполитая не должна открыто поддерживать Лжедмитрия 1-го. В итоге Сигизмунд дал согласие только на привлечение наемников, т.е. на то, что Лжедмитрий при поддержке Мишка привлечет наемников и с ними отправится в поход, т.е. королевская армия в походе не участвует. Полагали, что Лжедмитрий не рискнет осенью, в распутицу, начинать это военное предприятие. А известно, что к сентябрю 1604 года Лжедмитрий набрал порядка 2500 наемников, и с этой не очень большой силой он и вступил в пределы Московского государства.

Вначале Лжедмитрию сопутствовал успех. 11 ноября 1604 года Лжедмитрий Первый занял Чернигов. А несколько позднее, в ночь с 17 на 18 ноября того же года последовал штурм Новгород-Северского. И штурм этот обернулся неудачей. И в стане наемников царили разброд и шатание, т.е. они Лжедмитрию сказали: «С нас хватит. Мы возвращаемся обратно в Речь Посполитую». И трудно сказать, как бы далее развивались собыития, если бы не произошло то, на что Лжедмитрий Первый не особо то и рассчитывал. Пришло известие, что восстал Путивль, его жители и служилые люди. А дело в том, что это событие перевернуло многое. Если говорить об Украине, о Чернигово-Северской земле, то только Путивль имел каменную крепость, и можно подчеркнуть, что Путивль являлся ключевым пунктом обороны Чернигово-Северской земли. Естественно, об этом Лжедмитрий Первый знал. Но он и не надеялся овладеть этой крепостью. Восстание резко изменило ситуацию в пользу Лжедмитрия.

И в начале 1605 года, в январе-феврале, восстание с Украины перекинулось в южные степные уезды. Лжедмитрия Первого поддержали такие города как Воронеж, Ливны, Борисов-град, Курск и другие. Это, кстати, и помешало царским воеводам блокировать Лжедмитрия и не дать ему выйти за пределы Украины.
А что собственно произошло? Почему восстал Путивль и другие южные крепости?! Восстали и посадские жители, хотя в ряде городов их было и немного, и служилые люди, а это и стрельцы, и казаки, и дворяне и дети боярские (низшая категория дворянства). Почему дворяне южных уездов поддержали Лжедмитрия? Почему не продемонстрировали верность Борису Годунову? В этой связи надо учитывать, что развитие поместного землевладения, расширение его на южные степные уезды, привело к тому, что появился слой мелких и мельчайших дворян и детей боярских, именно в южных, степных уездах, которые часто не имели даже крестьян, и вынуждены были обрабатывать землю сами, хотя формально были помещиками, и должны были выходить в поход конно, людно и оружно. Но как, если они материально не обеспечены? И многие из таких помещиков в силу этой материальной необеспеченности, вынуждены были служить в пехоте, фактически выбывая из состава дворянского сословия. Естественно, это вызывало недовольство с их стороны, порождало неудовлетворенность их положением. И надо понимать, что именно эти настроения подталкивали дворянство к участию в повстанческом движении на стороне Лжедмитрия Первого.

Весной 1605 года, в марте, в эпицентре событий оказалась одна из южных крепостей – крепость Кромы. Дело в том, что под крепостью Кромы были сосредоточены силы основной царской армии, которую возглавлял Мстиславский. Вроде бы сил было достаточно, а крепость взять никак не удавалось. Крепость располагалась на холме, с одной сторны защищены рекой, а сдругой – болота и камышами, а наверх вела узенькая тропинка. Правительственная армия увязла в осаде, и после смерти Бориса Годунова в апреле 1605 году, в правительственной армии под Кромами вспыхнул мятех, который возглавили князья Галицыны. Один из этих князей ранее долго командовал передовым полком, в который входило до 1000 рязанских дворян. Одним из активных участников этого мятежа был рязанский дворянин Прокопий Ляпунов. Дело в том, что рязанских дворян с ходу не отнесешь к мелким и мельчайшим помещикам южных уездов, но настроения дворян южных уездов передавались и рязанским дворянам. Т.е. рязанские дворяне были чувствительны к этим настроениям. Я хочу подчеркнуть, что в этом мятеже активно участвовали дворяне южных уездов, и в то же время дворяне центральных уездов. В то же время дворяне Западных и Северо-Западных уездов поддержали правительство. В отличие от южных уездов, в центральных уездах существовало развитое пометсно-вотчинное землевладение. И дворяне этих уездов занимали иную позицию, сохранив верность правительству.

Перенесемся немного вперед. 17 мая 1606 года в Москве произошел переворот, вследствие которого был убит Лжедмитрий Первый, а на царский престол был избран Василий Шуйский. В июне 1606 года вновь восстал Путивль. Т.е. Путивль восстал против Василия Шуйского.

Василий Шуйский заняв престол и понимая, какую роль сыграл Путивль ранее, осенью 1604 года, решил сменить воеводу в Путивле, т.е. вначале воеводствовал в Путивле верный Василию Шуйскому воевода Бахтыяр. Но Шуйский рассудил, что Бахтияр безынициативный, более энергичным стал Григорий Шаховской.

Шаховской входил в ближайшее окружение Лжедмитрия Первого. Но после его гибели он вовремя покаялся и Василий Шуйский решил его простить, полагая, что после этого прощения Григорий Шаховской будет верно служить ему. Не тут-то было. Шаховской, будучи назначен воеводой в Путивль, понял, что настроения в Путивле «антишуйские». Народ не очень-то жалует Шуйского, поскольку помнит о добрых делах царя Дмитрия. А дело в том, что Лжедмитрий Первый освободил Путивль от налогов и податей на 10 лет. Кто ж такое забудет?! Путивляне не забыли. В общем, Григорий Шаховской быстро сориентировался и заявил Путивлянам: «А знаете, что царь Дмитрий не погиб. В Москве убили какого-то немца, а царь Дмитрий жив и скрывается в Польше. И если вы продемонстрируете свою верность ему, то и он свою милость покажет».

Вместе с Григорием Шаховским в Путивле оказался вяземский помещик Михаил Андреевич Молчанов из рода Молчановых-Ашаниных. Рода, который выслужился в годы опричнины. Михаил Андреевич Молчанов рассчитывал найти удачу, славу, богатство, став ближайшим сторонником Лжедмитрия Первого. Но вначале удача изменила ему. После гибели Лжедмитрия Первого, Молчанова схватили и побили кнутом, посадили под стражу. Из-под стражи он убежал, и не с пустыми руками. Он унес царскую печать из государева дворца. Замечу, что царь под царскими грамотами свою личную подпись не ставил, и идентифицировать ее можно было только по царской печати. Григорий Шаховской помог ему добраться до Путивля. В Путивле Молчанов долго не мог находиться, потому что его там знали в лицо и помнили, и там он не мог выдать себя за спасшегося царя Дмитрия. Он отправился в Польшу и, обосновавшись там, заявил, что он есть чудесно спасшийся царь Дмитрий. А как ему было не поверить в Московском государстве, в том же Путивле, если грамоты были скреплены царской печатью? В этих грамотах он себя именовал истинным добрым царем Дмитрием, которого Бог спас от превратностей судьбы.

И вот именно в Польше появилась еще одна заметная фигура – Болотников. Известно, что Болотников был боевым холопом в свите князя Тилитевского, потом был захвачен в плен татарми, продан туркам, служил гребцом на галерах, и в ходе одного из сражний был взят в плен итальянцами, оказался в Венеции и потом через Германию попал в Польшу. И Молчанов представился Болотникову как царь Дмитрий и решил назначить Болотникова своим большим воеводой, т.е. главнокомандующим всеми повстанческими силами. И вот большой воевода Поотников летом 1606 года появился в Путивле с царской грамотой как воевода царя Дмитрия. И надо сказать, что к 1606-му году основа повстанческого движения сохранилась, поскольку летом восстали те же самые города, что и ранее (Путивль, Курск, Рыльск, Кромы), т.е. вновь восстание охватило те же самые южные крепости, что и ранее. И вновь активно участвовали дворяне и дети боярские южных уездов. Летом 1606 года военные действия сконцентрировались вокруг двух крепостей – крепости Елец и Кромы – в этих крепостях обосновались повстанцы, а крепости осаждали правительственные войска. Дейсвтиями повстанцев в Ельце руководил епифанский сотник Истома Пашков. А повстанцев в районе Кром возглавлял Болотников. И под ельцом и под Кромами повстанческие армии потерпели поражение, но во второй половине августа правительственные армии стали отступать от Кром и Ельца. И дело не в том, что повстанцы торжествовали успех, изменились в худшую сторону настроения дворянства в правительственных армиях. Из-за весенних заморозков, не хватало хлеба, дворяне стремились как-то выжить в этих услвоиях и разъезжались по своим поместьям. Правительственные армии отступали в направлении Орла. Одна отступала от Ельца в направлении Новосиля. Другая от Кром в направлении Орла. Казалось бы, в правительственной армии могли рассчитывать на поддержку дворян Новосильского и Орловского уездов, оказалось, что дворяне этих уездов поддержали повстанческое движение, и опять важно понять почему. Обратите внимание на следующую картину: только треть дворян новосильского уезда была в состоянии служить в конном дворянском ополчении, а две трети нет – они были мельчайшими помещиками, которые были не в состоянии выйти в поход. Численно в дворянском ополчении преобладали не дворяне, а боевые холопы. Т.е. дворянин выходил в поход сам и вел с собой боевых холопов, которых тоже надо было снарядить.

Поэтому правительственные армии продолжали отступать далее. Основная правительственная армия Воротынского, рассчитывала, что уж в Туле точно можно будет опереться на возможности мощного тульского кремля. Расчеты были небезосновательными. Дело в том, что в Туле было развито поместно-вотчинное землевладение, в отличие от степных южных уездов, и лучшие из тульских дворян проходили службу при государевом дворе. Т.е. иными словами, Тульскую дворянскую корпорацию можно рассматривать как одну из опор престола. А в источниках говориться, что тульские дворяне заворовались, т.е. стали целовать крест вору, т.е. чудесно спасшемуся царю Дмитрию. Т.е. хочу подчеркнуть, что включение в повстанческое движение Тульских и Рязанских дворян означало, что линия раскола прошла и через государев двор, который до этого момента расценивался как прочная опора престола. Т.е. линия раскола, которая проходила через дворянство, стала еще более глубокой. Это как раз позволяет нам рассуждать о гражданской войне в России в начале 17 века.

Еще Сергей Платонов подчеркивал, что к Москве двигались две повстанческих армии: одну возглавлял Истома Пашков, а другую Болотников. И вот еще Платонов утверждал, что эти две армии были различны по своему социальному сословию, Истома Пашков был дворянским вождем, а армия Болотникова была крестьянской. Документы говорят о другом. Никаких различий между одной и другой армией в социальном составе не было, т.е. и та и другая включали в себя помимо крестьян, холопов, посадских людей, в том числе и дворян и детей боярских.

Скажем Скрынников опирался на документ «Ведомость выдачи денег на пленных», и в этой ведомости помимо крестьян и посадских, упоминаются и дворяне, которые участвовали в повстанческом движении.

Существует еще один красноречивый документ – грамота, которую Василий Шуйский разослал по городам, и в этой грамоте сам царь Василий Шуйский вынужден был признать неприятный для себя факт, что дворяне и дети боярские тех городов, которые находились в полосе наступления повстанческих армий стали участниками повстанческого движения. Шуйский имел в виду 13 городов. 4 города из этих тринадцати (только четыре!) лежали в полосе наступления армии Истомы Пашкова, а 9 – в полосе наступления армии Болотникова. И, соответственно, дворяне этих девяти городов в массовом порядке влились в армию Болотникова. При рассмотрении этого вопроса важно показать именно участие дворянства не только южных, но и уездов, где было развито поместное землевладение, ибо это было важным фактором развертывание гражданской войны в начале 17 века.

 

Какой тип государства сложился в России в 17 веке? Этот тип государства сейчас именуется служилый. Почему? Обратим внимание на главное.

В Московском государстве 17 века все социальные группы, все социальные слои, существовали постольку, поскольку несли служебные обязанности или же если речь идет о податных социальных группа – повинности, тяготы. И в этих условиях общество и государство невозможно разграничить, они переплетаются друг с другом, поскольку я еще раз повторяю, статус, бытие социальных групп и слоев в решающей степени определяли служебные обязанности, тягла и повинности, налагаемые государством. И соответственно, в этих условиях основным регулятором социальных отношений выступал административный аппарат, именно это обстоятельство обуславливает постоянный рост приказов на протяжение 17 века, а мы знаем, что в 17 веке число постоянных приказов доходило до 40, а временных до 80. Ядром служебной организации выступало условное поместное землевладение. Когда земля давалась помещикам на условии военной (реже гражданской) службы. Правительство не располагало каким-то разветвленным чиновническим аппаратом на местах, и центральная власть передавала многие административные функции помещикам. Т.е. помещики помимо военной службы (она была главной) должны были участвовать в составлении учетно-фискальных документов, выполнять полицейские функции, на помещиков (эта практика начала оформляться в 16 веке) возлагалась ответственность за выплату крестьянами налогов, т.е. уже в 16 веке помещик становился посредником между крестьянами и казной в деле уплаты крестьянами налогов. И эта практика как уже установившийся, вполне определившийся порядок, была закреплена соборным уложением 1649 года. Где было записано: «Государевы всякие поборы имать за вотченниками и помещиками». Т.е. если крестьянин не в состоянии платить налог, несет ответственность помещик, за убежавшего крестьянина налог тоже должен был вносить помещик, т.е. эта налоговая обязанность была весьма тяжелой для помещика. Поэтому служба дворян была весьма нелегкой в 17 веке. Что касается статуса дворян, то до начала 40-х годов, до появления указа, о котором ниже, у дворян была возможность спокойно переходить в тягловое сословье, а то и в холопы. В царствование Михаила Романова многие дворяне жаловались, что их братья, племянники, сыновья не хотят служить и уходят в боярские дворы и становятся холопами, снимая тем самым с себя обязанность службы. И Ключевский оценивая этот феномен в курсе русской истории отмечал, что между дворянством и холопством кружился особый слой дворян-холопов, которые то отбывали ратную службу со своих и отцовых имений, то переставали служить и уходили холопами к боярам и другим знатным служилым людям. В общем, правительство, вняло этим жалобам и 9 марта 1642года появился царский указ, в соответствие с которым следовало «поимать (найти) всех этих дворян-холопов и забрать их из боярских дворов, и заставить их служить. И впредь под страхом самого сурового наказания не допускать прием дворян в качестве холопов в боярский двор». И если в первой половине 17 века был возможен переход в категорию дворян по отечеству (по крови) служилых людей по прибору (по правительственному набору – стрельцы, казаки), то указ этот отделил дворянство непроходимой стеной от других социальных групп. Т.е. служилые люди по прибору уже не могли попасть в дворяне. И я хочу подчеркнуть, что это заострение государством служебных обязанностей дворянства не случайно, ибо я еще раз почеркиваю, что поместное землевладение было ядром служебной организации в стране. Но я уже отмечал, что бытие, существование других социальных групп, определялись теми обязанностями, которые налагались государством. Как пример – положение посадского населения в 17 веке. Чем было озабочено «черное» посадское население, которое платило налоги (несло тягло)?

Прежде чем отвечать на этот вопрос, давайте обратим внимание на само положение посадского населения. Дело в том, что жизнь посадской общины во многом регламентировалась круговой порукой. Т.е. посадская община несла коллективную ответственность за многое. Если появлялись новые люди в общине, то предусматривалось, что община будет нести ответственность за новопришлых. Круговая порука налагала ответственность на общину даже за соблюдение технологий и за качество материалов. Например, иконописцы (как называли вязнековцы) должны нести коллективную ответственность, что будут использовать качественный материал. Община несла ответственность и за происшествия (драки, убийства), в одной из челобитных посадские люди отмечали: «Государь, вели выслать из общины Короба. Т.е. он безобразничает, в азартные игры играет, пьет, жену свою бьет и обращается с ней не по закону. Вели выслать его вон из общины, чтобы нам в пене и опале не быть». Чтобы за его безобразия не нести ответственность. Круговая порука функционировала и для обеспечения налоговой исправности общины. Механизм круговой поруки был нацелен на обеспечение коллективной ответственности посадской общины за исправную выплату налогов. А между прочим, налоговое бремя в 17 веке непрерывно возрастало и усложняло. Налоги стали особенно чувствительны после русско-польской войны. А ведь существовали и постоянные налоги (полонянечные – не выкуп денег; стрелецкие деньги; прорубные – налог за пользование водой в проруби зимой, не говоря уже про корм воеводам и устройство их дворов). Так вот, черную посадскую общину волновало прежде всего справедливое распределение тягла. Посадских жителей заботило, как сделать так, чтобы платили тягла и те, кто находится в «белых» слободах. Как сделать так, чтобы не было закладчиков? Закладчики (закладники) – это те же самые посадские жители, но проживавшие не в черных, а в белых слободах. Что являли собой белые слободы? Белые слободы, это те слободы, которые принадлежали знатным лицам (боярам или представителям высшего духовенства) и были освобождены от уплаты государственных налогов. В белой слободе можно было оказаться, если взять ссуду у знатного лица. И дело дошло до того, что в белой слободе можно было оказаться с фиктивным займом, чтобы под крылом у знатного лица заниматься промыслом. В 1647 году посадские люди Нижнего Новгорода информировали царя, что в Патриаршей слободе (принадлежавшей патриарху) Нижнего Новгорода сошлись «для своего промысла и легости» до 600 людей. Т.е. эти 600 человек, которые проживали в белой патриаршьей слободе могли заниматься торговлей, ремеслом, но при этом не платить налог государству. И черная посадская община обращала на это внимание. В итоге в 1649 году в Соборном уложении было установлено, что на посадах ликвидируются все белые слободы. Все белые слободы включаются в состав черной посадской общины, которая должна нести тягло. Т.е. я на примере посадского населения хотел показать, как сам статус посадского населения и его обязанности влияли на их интересы и требования. Т.е. мы видим, что интересы посадской группы прежде всего вытекали или были связаны государственными обязанностями, подчинялись этим обязанностям. То же самое можно сказать и о русских купцах. Не стоит думать, что купцы были свободны в предпринимательской деятельности. На них также налагались непростые государственные обязанности. На купца могли быть возложены кабацкие сборы, т.е. купец своим имуществом отвечал за внесение в государеву казну соответствующей суммы. Один купец жаловался, что взял на откуп (заставили) кабаки, а что делать, если солдаты (а в 17 веке создавались солдатские полки) у меня на глазах вино продают, а если я с ними спорю, то обещали расправой. Но купец должен был выполнить

эту обязанность, ибо недовнеся сумму, он компенсировал ее своим имуществом. В результате таких разорительных государственных обязанностей многие купцы были не в состоянии выполнять эти обязанности, т.е. нести государственную службу, проходило пополнение купеческой корпорации за счет купцов из других городов. А они знали, что грозит им при включении и они стремились скрыть свои доходы. Т.е. мы видим, что госудаственные обязанности во многом опредоеляли жизнь и существование купцов. Это является еще одним свидетельством в пользу характеристики государства в 17 веке как служилого государства.

 

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:763

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.