Разделы

Авто
Бизнес
Болезни
Дом
Защита
Здоровье
Интернет
Компьютеры
Медицина
Науки
Обучение
Общество
Питание
Политика
Производство
Промышленность
Спорт
Техника
Экономика

Крик как признак отчаяния (Второе нарушение правил).

Принятие решения.

Почувствовав что-то неприятное для себя, К. стал быстро оправдываться и искать причину молчания и темноты в его судьбе. Извинительным тоном пытался нарушить молчание священника “Ты рассердился на меня? Видно ты сам не знаешь какому правосудию служишь.”

К. считает, что он вправе получить от капеллана тюрьмы четких инструкций как себя вести и что говорить. Что это за капеллан, священник терапевт, который не “знает как надо” Он не получил ответа и тогда он продолжил разговор: ”Конечно, я знаю только то, что меня касается”

Принятия решения завершающий и наиболее болезненный этап психотерапии. Клиент изо всех сил стремится уйти от решения. Вся проблема очень часто и состоит в том, что человек не хочет, избегает принятия решения. Придя на психотерапевтическую сессию, он пытается делегировать принятие решения терапевту. Здесь, в романе Ф.Кафки, в этой роли выступает капеланн тюрьмы. Все поведение Йозефа, весь текст можно свести к одной мысли, повторяемой в разных вариантах: не отпускай меня, пойми меня, скажи, как мне действовать. Даже расставание он пытается остановить словами: Тебе больше ничего от меня не нужно. На что священник естественно отвечает “Нет”.

“В терапии пациент изо всех сил стремиться заставить или убедить терапевта принять решение за него, и одна из главных задач терапевта – сопротивляться манипулированию со стороны пациента, направленному на то, чтобы он взял на себя заботу о пациенте”[Ялом ,367].

Вот как уходит капеллан от попытки манипулирования в романе. Возглас Й.

Тебе больше ничего от меня не нужно?

Нет.

Но ты был добр ко мне, а теперь отпускаешь меня, будто тебе до меня дела нет.

Но ведь тебе нужно уйти?

Да, конечно.

Я служу суду (человечеству), Почему же мне должно быть что-то нужно от тебя? Суду ничего от тебя не нужно.Суд принимает тебя, когда ты приходишь, и отпускает, когда ты уходишь*.

Можно ли предположить, что в нормальном психотерапевтическом процессе терапевт станет кричать на клиента. Я не беру во внимание крайне редкие исключения (Алексейчик).

И вдруг священник закричал сверху:

— Неужели ты за два шага уже ничего не видишь?

Окрик прозвучал гневно. Это был крик против воли, против правил психотерапевтического процесса. В крике звучит голос не профессионала, а голос человека, голос человеческого отчаяния. Отчаяние собственного бессилия, в котором неспособность помочь, в котором боль по потере души человеческой. Крик как последняя, отчаянная попытка достучаться до сознания погибающего человека

Имеет ли право психотерапевт, священник кричать, выходить из себя, т.е. выражать свои чувства, которые его волнуют в момент психотерапевтической сессии, бурно реагировать на поведение клиента?

Этот вопрос можно поставить и по-другому имеет ли право психотерапевт входить в Я-ты отношения по М. Буберу, в отношения любви в смысле понимании А. Маслоу и Э. Фромм.

Мы застали нашего героя за терапевтической беседой в то время, когда проблема задержании К., задержки в его развитии, приняла угрожающие размеры. Время, отпущенное на спасение, заканчивается, потенциальное, спящее “ты” клиента не разбужено, дальше наступает смерть физическая. Т. выбрал путь раскрытия внутренних сил и тенденций, путь помощи в актуализации собственных сил клиента. Но клиент-то ожидал от священника четкую позицию и правильные взгляды на происходящее драматическое, непонятное событие в его жизни. Он хотел, чтобы ему “навязали” (М.Бубер) правильную позицию и правильные взгляды.

Что происходило в душе священника мы можем только догадываться но одно несомненно: перед собой он явственно увидел погибающую душу и уже “ничто на свете не сумеет пробудить ее” (А. Экзюпери).

И вдруг — крик (для К. это было вдруг, но этот крик выходил из всей логики неудавшегося терапевтического сеанса). Данный крик был уже не крик, способный разбудить спящего, а крик одной души по поводу гибели другой души.

Еще одна ремарка. К. так и не освободился от неудобной позы, в которую его сознательно поставил священник. Заискивающая поза должна была подтолкнуть страдающего к какому-нибудь самостоятельному действию. Хотя было изменению пространственного расположения, но наш герой не мог нарушить то, что шло сверху в прямом и тем более в переносном смысле этого слова. Он так и оставался в позиции заискивающего

Дата публикации:2014-01-23

Просмотров:533

Вернуться в оглавление:

Комментария пока нет...


Имя* (по-русски):
Почта* (e-mail):Не публикуется
Ответить (до 1000 символов):







 

2012-2018 lekcion.ru. За поставленную ссылку спасибо.